Золотое бремя России

Февраль 27, 2019

Оставить комментарий

Золотое бремя России

Россия вот уже много лет подряд стремится наращивать долю золота в своих резервах. Причём не только за счёт пополнения золотого запаса вновь добытым металлом. Нередко Россия и покупает золото, а также принимает его в счёт старых долгов или при расплате по каким-либо проектам, за которые проще всего рассчитаться именно так.

Нельзя не отдать должного российскому Центробанку: как только у него возникает возможность воспользоваться формулой «мы заплатим золотом», он это делает непременно.

Результаты известны:

В XXI веке доля золота в резервных средствах ЦБ РФ выросла с 13,26 до 18,61 процента, хотя в 2000-е годы снижалась даже до 2,5-3 процентов, в основном из-за очень серьёзного роста доли долларов, полученных за экспортные нефть и газ. В тоннах это выражается в таких цифрах:

384,43 тонны по состоянию на 1 января 2001 года, и 2111,9 тонны или 67,9 миллиона унций аффинированного (почти 100-процентного в слитках) золота в начале 2019-го.

Но особенно впечатляет рост стоимости золотого запаса России в долларовом выражении. Если в 2001 году он оценивался всего в 3,708 млрд., то в 2019-м – уже в 86,09 млрд., что надо связать прежде всего с достаточно стабильным ростом золотых котировок.

Российская Федерация при этом довольно давно успела застолбить за собой высокое 5-е место по объёму официально заявленных запасов золота в резервах, опережая Китай, Индию и Японию, и уступая только США, Германии, Италии и Франции.

Вопрос о том, почему многие государства, и Россия в том числе, продолжают активно скупать реальное золото, отдавая ему предпочтение даже перед долларом и евро, и сегодня остаётся без прямого ответа. Спрос на физический металл остаётся стабильно высоким, невзирая на то, что само по себе золото давно уже не представляет собой той ценности, как в былые времена.

Котировки жёлтого металла растут не так быстро, как это порой случается с нефтью или ценными бумагами, но зато по ним гарантированно можно не опасаться сколько-нибудь сильного падения.

Уже задолго до того, как цивилизованный мир отказался от золотого стандарта в денежном обращении, сами по себе бумажные купюры и монеты стали всего лишь суррогатом доверия. Впрочем, такие деньги, как наполеоновские франки, рейхсмарки, а сейчас доллары, по сути, представляют собой также и инструмент насилия. Почти как государство у Маркса. Насилия экономического, политического, а если понадобится – военного. Золото тоже можно было бы считать только лишь суррогатом доверия, если бы не множество «но»… в его пользу.

Первое и самое главное из них: реальное золото многие годы остаётся дефицитом. И это при стабильно высоком спросе. Объёмов его добычи и производства неизменно не хватает как для удовлетворения потребностей в самом физическом металле, так и для того, чтобы обеспечить им производные финансовые инструменты.

В принципе, по-прежнему мало кто может объяснить, почему живое золото скупают, можно сказать, «тёпленьким». Почему весьма привлекательные брусочки жёлтого металла, только вышедшие из плавильной печи, неизменно быстро находят своего покупателя.

Ни для кого не секрет, что в швейцарских банках, точнее, в большинстве из них, частным лицам лучше специально записаться для того, чтобы пополнить свою банковскую ячейку купленными слитками.

Причём если государственным банкам это можно было бы простить (золото всё-таки даже не американские ценные бумаги, оно и сгореть вряд ли может), то зачем же оно рядовым гражданам? К примеру, в той же Индии, которая вообще-то имеет в резервах всего 558,1 тонны, почти вчетверо меньше, чем у России.

Зато простые индусы скупают золото в таких объёмах, что у них на руках, по самым скромным оценкам, оказалось «жёлтого металла» больше, чем в резервах США, Германии, Швейцарии и Международного валютного фонда, вместе взятых. 11 процентов мирового запаса – вот как оценивают золотые закрома индийских домохозяек эксперты Всемирного золотого совета.

Имея в резерве меньше 600 тонн, Индия по разным каналам и в разных формах, в том числе и слитками, ежегодно покупает более 850 тонн жёлтого металла. Индусов можно понять: в стране у них добывается всего-то три с небольшим, максимум три с половиной тонны золота в год.

Но вот и китайцы, добывая сотни тонн, намного больше, чем в России, тоже не скупятся на приобретение золота. В Поднебесной ежегодные объёмы покупок уже превысили тысячу тонн, и тут тоже основная доля приходится отнюдь не на государство.

Впрочем, нельзя не учитывать, что китайские банки не имеют никаких ограничений на пополнение собственных золотых запасов, что даже поощряется некоторыми преференциями от государства.

И ведь золото – это не доллар, во многих странах, в том числе и в России, его по приемлемой цене продать очень сложно, а ювелирные изделия иначе как в качестве лома через ломбард, сбыть почти невозможно. Тем не менее, простые люди продолжают верить в золото. Это, по всей видимости, и есть основание того самого суррогата доверия, о котором доллар, при всем к нему уважении и пиетете, кажется, может только мечтать.

При этом всё же не стоит переоценивать собственно золото, как и сам факт его активной скупки такими странами, как Китай, Индия или Россия, в качестве свидетельства того, что кто-то планирует создать некую золотую альтернативу доллару.

Ведущие финансовые аналитики практически единодушны в своём скептическом отношении к предположениям, будто покупка РФ золота может подорвать позиции какой-то мировой валюты.

По их оценкам, всё дело в том, что доллар как мировая валюта уже очень давно не зависит от мировой конъюнктуры цен на золото. Поэтому даже если Россия гипотетически скупит всё золото мира, даже это не сможет подорвать позиции американской валюты.

Лучше расценивать покупки золота, в которых так активна в последнее время Россия, как некую инвестиционную составляющую, а также как попытку создать ещё одну подушку безопасности. Тем более что всё это не выходит за рамки разумной политики «диверсификации резервов».

Тот же Всемирный золотой совет во внеочередном докладе отметил, что, «диверсифицируя резервы, Россия стремится уйти от рисков, связанных с падением цен на нефть и санкциями Запада».

Из тех самых «но» в пользу золота, в данном случае конкретно российского, отметим, что в его реальности ни у кого никогда не возникает сомнений.

Ведь случается, что, когда в мире стремительно нарастает дефицит реального золота и его запасы снижаются в разы, оказывается, что физическим металлом обеспечены не более 0,2 процента торгуемых фьючерсов. При этом только один из сотен заключенных контрактов может быть погашен немедленной поставкой базового актива.

Когда Индия и Китая выкупают золото в огромных количествах, на рынке в Лондоне невозможно найти физическое золото, чтобы отгрузить его в эти страны. Биржа постоянно получает запросы из России на поставку золота в Индию и Китай, поскольку реального металла ни у кого нет. А есть только пустые обещания.

Золото привлекает всех своей стабильностью, когда мировую финансовую систему перманентно лихорадит. Это ещё одно из тех «но», что говорят в его пользу. Очень показательно, что к скупке золота активно подключились структуры Джорджа Сороса.

Это ли не подтверждение постулатов о «суррогате доверия»? Хотя нормальный человек в таком случае точно бы задумался.

Но ведь ещё до Сороса в золото, точнее, в акции фондов, инвестирующих в «желтый металл», на полтора миллиарда долларов успел вложиться один из титанов Уолл-Стрит, легендарный инвестор Джон Полсон. Один из фондов, который он поистине осчастливил, SPDR Gold Shares, с тех пор вот уже три года регулярно привлекает в «золотые активы» миллиарды долларов.

И это невзирая на взлёты и падения котировок золота. И хотя все эти активы совсем не золото, а бумажки, даже не подкрепленные им, активные операции с ценными бумагами сразу толкают к росту котировки именно реального золота.

Золотые резервы России растут, хотя особых экономических оснований для интенсивной скупки золота у России нет, а экспорт снижается. Отказ от доллара везде, где только можно, — ещё один фактор в пользу такой политики.

К тому же, зарубежные аналитики не сомневаются, что золото для Путина — страховка. Пусть оно не приносит особых процентов, хотя и с этим можно спорить, и автор это сделает в завершение обзора, но золото не только признаётся по всему миру, но и неплохо защищает от колебаний на валютных рынках. Таким образом, золото предоставляет России нечто вроде защиты от кризисов.

Если же посмотреть на ситуацию с другой стороны, то активную внешнюю политику Россия может вести, лишь опираясь на соответствующие резервы, которые практически не подвержены конъюнктуре и не могут пострадать от санкций.

Ещё одно из тех «но», которые касаются и России, и Китая, и в какой-то степени Индии – это перспектива золотого обеспечения собственных валют, а возможно и единой валюты БРИКС. Туда, помимо этих трёх стран, как известно, входят Бразилия и ЮАР, для которых задача дистанцироваться от доллара стоит не так остро, но всё равно стоит.

Хотя бы ради того, чтобы не превращаться в полуколониальные державы. Китай же в своём стремлении сделать юань мировой резервной валютой, вполне может подкрепить его золотом. И если это будет «очень много золота», юань априори станет весьма достойной альтернативой доллару и евро.

Тем более что в Юго-Восточной Азии его позиции и так уже сильны настолько, что по показателям объёмов обмена операции «доллар на юань» в ряде стран уже превзошли сделки «юань на доллар».

Есть и ещё один не слишком известный фактор, который вот-вот начнёт работать в пользу дальнейшего роста спроса на жёлтый металл и, как следствие, его котировок. Дело в том, что перспективы у золотодобывающей отрасли сейчас, мягко говоря, не самые радужные.

Эксперты корпорации Barrick Gold, крупнейшей в отрасли, отмечают продолжающееся уже несколько лет падение качества и уровня производства, отсутствие новых месторождений и постоянно растущие сроки, которые необходимы для разработки проектов.

Специалисты не сомневаются, что уже в ближайшие годы будет отмечаться падение мирового производства золота. Причём самое огорчительное, что наибольший спад может быть отмечен в Китае, на который в отрасли ещё недавно возлагали особые надежды.

С точки зрения мировой золотой конъюнктуры Россия остаётся в самом лучшем, можно сказать, привилегированном положении. Отечественные золотодобытчики пару лет назад понесли определённые убытки, точнее имели упущенную прибыль из-за локального снижения цен, но им во многом помогало то, что ещё не до конца была отыграна девальвация рубля, случившаяся осенью 2014 года.

Однако уже в 2017 году ситуация выправилась.

По оценке Союза золотопромышленников России, в 2018 году производство золота в стране составило 328 тонну — почти на 10 тонн или на 3,02 процента больше, чем в предыдущем году. Тогда прирост был намного больше – 7,2 процента или более 21,5 тонны.

Однако в 2019 году организация прогнозирует для России рост производства всего на 1 процент или даже нулевую динамику. Причина падения темпов – исчерпание месторождений с хорошими условиями добычи, доставки и последующей переработки.

При этом считается, что снижение добычи в мировом масштабе также неизбежно. У мировых лидеров – Китая, Австралии и ЮАР практически те же проблемы, что и у России. Но ведь именно это и создает условия для среднесрочной и долгосрочной перспективы роста цен на золото.

А поскольку России действительно серьёзный спад уровней добычи в ближайшее время никак не грозит, ей этот «бычий» тренд на биржах будет однозначно к выгоде.

Британский еженедельник The Economist не так давно отмечал, что «двигателем золотых цен является страх». Первый из металлов, по всем признакам, продолжит расти в цене на опасениях, связанных с развязанными Трампом торговыми войнами, с санкциями в отношении России – одного из главных золотодобытчиков, с тем, что притормозила экономика Китая, с Брекситом, и с напряженностью на Ближнем Востоке.

Похоже, эксперты не зря спешат с пересмотром своих оценок по золоту в сторону роста.

Тем временем, золотой запас России продолжает расти в цене за счёт роста золотых котировок. И это уже приносит России не самую высокую, но стабильную прибыль, которая, впрочем, отражается практически только в победных отчётах Центробанка.

Надо повторить, что по состоянию на 1 января 2019 года в резервах ЦБР находились слитки общей стоимостью 86,9 млрд. долларов.

На Нью-Йоркской бирже COMEX цена тройской унции золота за первые полтора месяца текущего года поднялась на 2,9 процента – с 1459,14 до 1501,8 доллара.

Таким образом, к 22 февраля цена российских вложений увеличилась на 2,52 млрд. долларов.

Получается, что с начала текущего года ЦБР зарабатывал только на росте золотых котировок примерно 76,4 млн. долларов каждый рабочий день или около 160 тысяч «зелёных» в рабочую минуту!