Недетские игры. В Молодежном театре Алтая поставили педагогическую поэму с куклами для взрослых

В новой постановке Молодежного театра Алтая «Крахмальная, 92» артисты на протяжении двух с половиной часов дурачатся, танцуют, играют, поют, закидывают зрителей «снежками» и поливают их водой из «фонтана детских слез». И все ради того, чтобы пробудить забытые чувства, заставить вспомнить свое детство — и, кажется, исключительно ради этих трогательных мгновений и был сделан сам спектакль.

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль "Крахмальная, 92" по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

Осколки воспоминаний

Спектакль поставлен по книге польского педагога Януша Корчака «Когда я снова стану маленьким». Крахмальная, 92 — это адрес сиротского дома для еврейских детей в Варшаве, который в 1911 году основал Корчак.

На сцене мы видим стены разрушенного дома с выбитыми окнами. Верхние этажи обрываются внезапно, будто дом материализовался из чьего-то воспоминания. Справа под полиэтиленом стоит парта с фигурами детей. По углам — строительные леса, стремянка.

Вахтерша моет пол под пристальным взглядом охранника. На сцене появляются рабочие. Один из них — актер Андрей Воробьев, который выступает и в роли рассказчика, и Януша Корчака — начинает свои размышления о том, как хорошо было быть ребенком.

«Ребёнку во сто раз лучше. Взрослые — несчастные. Неправда, будто они делают, что хотят. Нам ещё меньше разрешено, чем детям», — говорит он.

Его желание снова стать ребенком исполнятся. Нет, артисты не начинают играть детей, они их … примеряют. Причем буквально — достают кукол детей из-под полиэтилена и прикручивают самыми разными способами к своим телам.

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль «Крахмальная, 92» по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

Назвать кукол симпатичными или хотя бы хорошенькими язык не поворачивается. Нет, они действительно страшные, с серыми лицами без глаз. Напоминают окоченевшие или обгоревшие трупы. Смотря на них, охватывает липкий ужас — примерно такой же, какой испытывали дети в 90-е годы, когда видели в телевизоре заставку с древнегреческой маской телекомпании «Вид».

Но вид кукол не может удивить человека, который знает, что в 1942 году жизнь еврейских сирот, проживавших на улице Крахмальной, и самого Корчака закончилась в газовой камере. Впрочем, об этом кратко расскажут и в самом спектакле.

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль «Крахмальная, 92» по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

А заодно упомянут судьбу Максима Гольдберга — первого директора Барнаульского меланжевого комбината, в чьем здании сейчас располагается сам Молодежный театр Алтая. Таким запутанным путем польский режиссер Бениамин Коц (его мы знаем по постановке «Мой папа — Питер Пэн») и драматург Ринат Ташимов соединяют прошлое и настоящее, Польшу и Россию, войну и мир.

Но нет, зрителя не собираются пугать ужасами репрессий или Великой Отечественной — история тут совсем про другое.

Щенячий восторг

Спектакль поделен антрактом на две части — «детскую» и «взрослую».

Первая часть полностью посвящена детству. Описать сюжет не представляется возможным — весь драматургический материал соткан из набора разных историй, случайных встреч, эмоций, воспоминаний, рассуждений, ощущений.

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль «Крахмальная, 92» по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

Зрителя качают по волнам детской логики и фантазии в сложносочиненном пространстве, предлагают вспомнить, как самые обычные предметы обретали иную форму и смысл.

Первый снег. Сцена превращается в снежный городок — ее полностью укрывают множеством белоснежных пододеяльников с дыркой посередине, из которой выглядывает байковое одеяло. Подушка — это снежный ком. Из нее высыпаются пушистые снежки — ими закидывают зрителей.

А если соединить одеяло с подушкой, пришив на уголок пуговицу — то получится белый медведь. Попробуйте удержаться и не потрогать его за нос.

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль «Крахмальная, 92» по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

Семейный ужин. Рафинад на столе похож на кубики льда. Из кубиков льда можно сделать иглу. И вот сцену уже заполоняют смешные эскимосы, которые трутся носами, приветствуя друг друга.

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль «Крахмальная, 92» по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

Утюг — это трамвай. Стремянка — елка. Собака — замок-«молния». В каждом ребенке живет взрослые, а в каждом взрослом — ребенок. Мир проще, чем кажется.

Нотации взрослым

В мире театра есть четкое убеждение, что искусство не должно нести воспитательную функцию — зачем художнику учить зрителя «чистить зубы» и «зашнуровывать ботинки», когда для этого есть специальные общественные учреждения?

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль «Крахмальная, 92» по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

Но спектакль «Крахмальная, 92» напрочь сбивает эту установку. Воспитательная функция здесь заложена даже в самом жанре постановки — «урок (мне) взрослому».

Только нравоучать здесь будут не детей, а их родителей. Например, открытым текстом говоря о том, что называть детей «теленком, разбойником, щенком, пузырем» — это грубо.

Вопрос на засыпку — почему только про ребенка говорят, что он не медлит, а копается? Почему пытаются заткнуть его любым способом, когда он кричит, вместо того, чтобы выяснить причину крика? Почему в любой неприятной ситуации — например, разбитое окно — детей проще поставить в угол, чем выслушать?

В Молодежном театре Алтая поставили спектакль «Крахмальная, 92» по книге Януша Корчака

Анна Зайкова

И, в конце концов, почему считается, что ребенок по определение меньше понимает, видит, слышит, чувствует? А может быть, он и легче взрослого высидит трехчасовой спектакль? Отличная возможность проверить эту теорию на практике.

Когда премьера

Премьера спектакля «Крахмальная, 92» состоится 12,13 и 14 ноября. Цена билета — 350 рублей.

  • Надежда Чехович

В следующих новостях расскажем:

  • Ищем букву «Ш». Режиссер из Польши ставит в Барнауле спектакль про трудности детства

  • Визуальный экстаз. Какие спектакли в барнаульских театрах самые красивые

  • Алтайская драма вошла в тройку лидеров среди региональных театров страны