Михаил Трусов, выживший в «Зимней вишне», рассказал, что происходило в кинозале

Со дня страшной трагедии в «Зимней вишне», потрясшей всю Россию, прошел год. Тогда в огне и дыму погибло много людей, больше половины — дети. В тот злополучный день в «Зимней вишне» оказались двое детей из барнаульской семьи Сидоровых: 16-летний сын и 10-летняя дочка. Так случилось, что родители их разошлись и отец уехал в Кемерово. Однако между супругами сохранились нормальные отношения и дети на каникулы ездили к отцу. Так случилось и в этот раз. Домой дети больше не вернулись. Они погибли вместе с папой.


Скриншот из видео

А начинался тот роковой день вполне радостно. Семейство Сидоровых отправилось в «Зимнюю вишню» отдохнуть и посмотреть новый мультфильм «Шерлок гномс». 25 марта из этого кинозала после пожара вышел только один человек Михаил Трусов. Спустя год он рассказал, что происходило в зале в тот день.

Михаил рассказал «Комсомолке», что крики женщин и слова «пожар» он услышал, когда направился со своими двумя дочками к выходу, когда пошли титры. Взглянув на двери запасного выхода, он заметил густой дым, поднимающийся вверх из дверных щелей.

— Дым поступал в зал достаточно интенсивно. И среди людей началась паника, — вспоминает он и продолжает рассказывать все, что запомнил.

К запасному выходу быстро подбежали двое мужчин и попытались открыть дверь. Но это оказалось не так-то просто: ручки были смотаны стальным тросом, на котором висел замок. Такими замками пристегивают велосипеды на улице, чтобы не угнали. Мужчины сломали ручку и открыли дверь, однако им пришлось ее тут же захлопнуть, потому что с той стороны уже все заволокло дымом. Потом они стали искать другой выход, но так и не нашли. Помнит он и Дениса Сидорова — мужчину в белой кофте.

— Я позже узнал, что это был Сидоров. Он крикнул, чтобы все садились на пол, намочили свою одежду и дышали через нее. Своему сыну прокричал, чтобы тот помочился на одежду и дышал через нее, — продолжает рассказывать Михаил. — Люди звонили в службу спасения и умоляли помочь им. Звонил туда и Денис. И тоже кричал, чтобы нас поскорее спасли, что мы все скоро погибнем.

— Девушка, что там с «Зимней вишней»?

— Поехали все уже, ожидайте.

— Когда поехали *****, четвертый этаж, мы уже двадцать минут тут умираем *****, здесь дети маленькие…

Через некоторое время в зале погас свет. Дышать становилось все труднее и труднее. Обе дочери Михаила сказали, что у них жжет в горле, а потом потеряли сознание.

Дальше Михаил рассказывает, что у него стало мутнеть в голове, крики людей поутихли, а плача маленьких детей к тому времени он уже не слышал. В зале была практически тишина.

— Я увидел, что на двери запасного выхода практически висит Сидоров. Он сидел на полу и тянул руками на себя правую дверь, чтобы дым не заходил. Рядом с ним сидел его сын. Они оба были еще в сознании. Затем я поднялся, взял дочь и подтащил ее к двери запасного выхода. Дочь была уже без сознания – рассказывает Михаил. – Потом я подошел к нему и сказал, что пока мы еще в сознании, нужно что-то делать, нужно попытаться выйти из зала, попробовать вынести детей. Денис ответил, что мы будем ждать помощи здесь, в зале, что никуда мы не пойдем.

Разговор между Михаилом и Денисом был на повышенных тонах. Михаил объясняет это тем, что оба находились на взводе. Когда Михаилу стало ясно, что договориться с Сидоровым не получится, он разжал руку, держащую дверь и открыл. По состоянию Дениса Михаил сделал вывод, что у него уже помутилось сознание, потому что реакция мужчины была замедленной.

— Сидоров, когда я разжимал его руку, уже не сопротивлялся мне, не пытался мне помешать.

Когда Михаил вышел из зала, успел сделать только пару шагов, а потом потерял сознание. Очнулся только в больнице. Дениса Сидорова похоронили на Новомихайловском кладбище. Двух его детей — в Бельмесево.