Кошкам в детстве головы не отрезал: интервью с маньяком Криштопой

Владимир Криштопа отбывает наказание в исправительной колонии особого режима №9

Владимир Криштопа

В марте 1996 года суд Ростовский области приговорил Владимира Криштопу к смертной казни через расстрел. Однако вскоре по указу Бориса Ельцина в России был наложен мораторий на казнь, и смертники получили наказание в виде 25 лет лишения свободы. В 2017 году Криштопа был переведен из тюрьмы «Черный беркут» в город Рубцовск в исправительную колонию особого режима №9. На свободу убийца двух женщин должен выйти уже в июне 2020 года. Корреспондент Amic.ru Вячеслав Кондаков съездил к Владимиру Криштопе в гости и поговорил о годах, проведенных в неволе, убийствах, любви к музыке и о том, как он жил в одной камере с известным маньяком Владимиром Муханкиным (8 жертв).

Досье: 17 июня 1995 года Владимир Криштопа в состоянии алкогольного опьянения напал на женщину на лестничной площадке в Ростове-на-Дону. Сначала изнасиловал, а потом жестоко избил, в результате чего она умерла. Прошел месяц, Криштопа 21 июля вновь совершает убийство во время алкогольного опьянения. Он изнасиловал женщину и задушил ее. Затем снял с трупа аудиоплеер с наушниками и забрал его себе. Больше Криштопе не удалось совершить новых преступлений. 3 августа во время покушения его задержали. При обыске был обнаружен аудиоплеер, что стало главным доказательством его причастности к преступлениям.

– За что оказался за решеткой?

– Меня приговорили к смертной казни за изнасилование и убийство двух женщин. Честно скажу, мне не хочется об этом говорить. Убийства я совершал в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения. Помню только некоторые фрагменты из тех событий – вспышки. Некоторые события потом восстанавливал вместе со следователем. Рассказал ему, где выпивал, складывал всю картину в одну мозаику. Каждый раз, когда говорю о случившемся, мне очень тяжело. На тот момент жил обыкновенной жизнью, учился в медицинском университете на стоматолога. Нельзя было мне просто пить тогда… Поэтому и поймали при попытке третьего изнасилования. Очнулся уже в изоляторе.

– А до этого вы разве не употребляли алкоголь? Что тогда побудило убить человека?

– Выпивал и часто терял память. Дрался, делал много чего нехорошего. Нужно было тогда остановиться, я знал, что алкоголь ни к чему хорошему не приведет. Поэтому особо не ропщу на судью. Приговор был абсолютно справедлив, не зависимо от обстоятельств.

– Допустим, совершил первое убийство и не помнил об этом. Но что заставило напасть на женщину во второй раз?

– Я когда очнулся, пришел в себя, то не помнил, что убил кого-то. Если честно, мне очень не хочется вспоминать те дни. Каждый раз, когда я об этом говорю, сильно переживаю. Я – христианин и покаялся перед Богом. Мне очень тяжело думать о том, какой грех я совершил.

– А когда стал верить в Бога?

– Когда поставили к позорному столбу. 25 лет уже на нем сам себя распинаю. У нас в колонии есть православная община. Христос только там, где два и больше верующих. До этого я увлекался учением Карлоса Кастанеды, интересовался мексиканскими индейцами. Потом с божьей помощи отказался от всего этого.

– Каким было ваше детство?

– Я сам из Донецка. Детство у меня было счастливое, как у многих детей. Отец был спортивным чиновником, мама – ученый. Конечно, немного хулиганил, но кошкам головы не отрезал. Даже из рогатки не стрелял по воробьям.

– А знаешь, что про тебя даже есть статья на «Википедии»?

– Конечно, но я сам не читал, мне рассказывали про нее. Думаю, что когда освобожусь, то заставлю удалить эту страницу. Там есть недостоверная информация, которую я даже не хочу вслух произносить. (Речь, видимо, идет о цитате Муханкина в программе «Криминальная Россия: «Там, по 117-й в камере сидел Криштопа. Он здесь, смертник, тоже сидел, кстати, вот, кстати, здесь вот 45-я камера, может, он и сейчас там сидит. Ну, негодяй конченный, а вот это, Амурхан Хадрисович, а вот это маньяк натуральный. Потому что, если бы человек не был бы маньяком, он бы не грыз носы там, не высасывал бы там из грудей, из влагалищ ничего, не убивал бы ни детей, ни маленьких там, не насиловал бы их там, ни взрослых, ни бабок тем более».)

– Ты год провел в «Черном дельфине» (самая известная тюрьма в России для маньяков и террористов). Какие воспоминания об этом месте? С вами в одной камере находился Владимир Муханкин и другие известные маньяки-убийцы.

– С Муханкиным пришлось общаться. Он – классический интриган и сочиняет не только стихи. Он и про меня много чего сочинил. Рассказал про меня несусветную ерунду, которая не соответствует действительности. Многие мне после той знаменитой фразы Владимира Муханкина задают вопрос: «Так ли все на самом деле?» (Цитата Муханкина в программе «Криминальная Россия»: «Я был один из немногих, кто постоянно работал в тюрьме. Черных дельфинов возле штаба тюрьмы – я делал. Общался в тюрьме активно с Валерием Скопцовым (на его счету 9 убийств). Казался мне обыкновенным образованным человеком с сорванной психикой».

– А ваша психика изменилась там?

– 25 лет сидеть. Какая может быть вообще психика после этого? Она просто в клочья разорвана. Даст Бог, приложу все усилия на свободе влиться в общество. Тем более что сидеть осталось недолго. Меня в Донецке ждет моя семья, мой брат.

– Следите за событиями, что происходят в Донецкой области?

– Первое время следил. Сейчас мне тяжело смотреть за тем, что там творится. Порою не верю, что это все происходит по-настоящему. Я ведь сел в тюрьму, когда еще существовал СССР. У меня даже паспорт этой уже несуществующей страны. Украина и Россия всегда были едины, а сейчас между народами этих стран вражда. Просто противно следить за тем, что там происходит.

Находясь в заключении, ты с сокамерником основал музыкальную группу The Euthanazer. Стихи и музыку пишешь сам. Как возникла музыка в твоей жизни?

– В 5 лет в детском саду услышали, как я пою. Воспитательница проверила мой слух и «сдала маме с потрохами». Мама и отвела меня учиться в музыкальную школу, где получил образование. Сочинять песни начал еще в университете. Однако слова сочинять еще не мог и ограничивался только музыкой. В «Черном беркуте» со мной сидело несколько ребят, которые писали отличные песни. Решили объединиться и записали более 100 песен. Их можно послушать в интернете в свободном доступе в соцсети «ВКонтакте». Нам фанаты не давали прохода, когда мы записали первый альбом. Они и вселили в нас уверенность, что нужно продолжать сочинять. Потом нам помогли оцифровать все композиции и выложить в сеть. Мы записывали первые альбомы на аудиокассеты, а вместо синтезатора использовали «Сони плейстейшн». Наше творчество я бы назвал арт-рок. Мы рассказываем стихи под музыку, рассказываем истории людей. Сегодня, увы, коллектива не существует: кто-то уже освободился, перевели в другую колонию. Разошлись дороги с ребятами. Причиной тому – человеческие слабости.

– Чьи?

– В том числе и мои.

– А назовите их.

– Батюшке только расскажу.

– Хорошо. А вы на кого равняетесь в творчестве?

– Я вырос на музыке Uriah Heep и Deep Purple. Из советских групп – «Машина Времени» и «Воскресенье». Я сочиняю песни на разные темы: от патриотизма и далекого космоса до мужской дружбы, самолетов и дурдома.

– Вы 25 лет не были на свободе. Откуда тогда черпаете вдохновение, чтобы сочинять стихи?

– Я недавно смотрел интересную передачу по телевизору. Выяснилось, что смена обстановки у человека стимулирует творческий процесс. Уж моя смена обстановки – всем сменам смена. За решеткой я научился многим вещам. Время позволяет это. Так, ребята попросили слепить меня череп человека. Я сделал это и открыл в себе талант.

– Если бы писали песни и не попали за решетку, стали бы знаменитым музыкантом?

– При том образе жизни в студенческие годы – меня уже просто не было бы в живых. Я благодарен Богу за то, что оказался здесь. В начале 90-х в стране был полный бардак. Одно накладывалось на другое. Алкоголь просто опустил меня на самое дно. В Ростов я поехал к знакомым и уже через несколько недель меня задержали. Я был безответственным молодым человеком. Я начал понимать смысл жизни только в тюрьме.

– Какие планы на свободе?

– Вернуться домой. У моих родственников после Майдана отобрали все, а то, что осталось – даром никому не нужно. Наполеоновских планов не строю. Надеюсь, что смогу влиться в общество и не повторить ошибок молодости. Хочу просто отдать должное своей маме, она ждем меня дома. Постараюсь помогать ей. Чем ближе конец срока – тем быстрее время летит. Раньше думал, что время будет тянуться мучительно. Жизнь пролетает быстро. Мы тут живем, как в фильме «День сурка».

– Если бы вас не поймали, вы продолжали бы убивать женщин?

– Не исключаю, что такое могло произойти. Пить просто не надо было.

– Простите, но многие выпивают и это не заканчивается убийством. Вы унесли на тот свет две жизни и искалечили третью. И сводите все это к тому, что просто не надо было пить?

– Я раскаиваюсь, но мне только об этом с вами говорить?

– А вы себя считаете маньяком?

– Я не люблю это слово. Сегодня я другой человек, чем 25 лет назад. Понимаете? Вообще у нас с ним нет ничего общего. У него другое представление о жизни.

– А что тогда интересовало того парня 25 лет назад?

– Я занимался горными лыжами, подводным плаваньем. Но что-то пошло не так…

– Так это влияние плохой компании или тайные желания, которые вы выплеснули на тех несчастных девушках?

– Наверное, второе. Возможно, где-то у меня были в подсознании тайные желания, которые под влиянием алкоголя и обострились. Профессор, который проводил во время следствия медицинскую экспертизу, написал в заключении, что алкоголь обнажил подсознательные психические расстройства.

– Насилие над женщинами – некое воплощение ваших сексуальных желаний. У вас были проблемы в взаимоотношениях с женщинами?

– Никогда. Самое интересное, что у меня была связь с женщиной за несколько часов до убийства. В те времена девчонки вешались сами мне на шею. Я думаю, что все мои проблемы с психикой связаны с детской травмой черепа. У меня просто другого объяснения нет.

  • Ужасы нашего города: как и когда в Алтайском крае орудовали маньяки-убийцы
    Самые известные серийные убийцы в истории нашего региона

    13870 21

– Когда арестовали, о чем думали?

– Когда стали выясняться факты убийства – нахлынуло чувство стыда. Я осознал, что совершил нечто ужасное.

– В интернете есть видеозапись вашего допроса, где вы просите помочь вам вылечиться. От чего вас нужно было лечить?

– На тот момент я думал, что был больным. Прошло уже много лет, я не употребляю алкоголь, у меня изменилось отношение к жизни и окружающим. Раньше я сам себя вообще не уважал. Я совершенно другой человек.

– Фактически, отвечая на наш вопрос, вы утверждаете, что за 25 лет вылечились.

– Пути Господни неисповедимы, но могу точно сказать: пить больше я не буду никогда. Как минимум это меня убережет от всех последствий на свободе. Даже и если мне когда-нибудь захочется выпить, я скорее в гильотину голову засуну.

– В прошлый раз вы ее туда не засунули.

– Потому что был другим человеком. Когда меня задержали, не было ни минуты желания продолжать убивать. Не было и желания покончить с собой.

– А какое адекватное наказание за ваши преступления: смертная казнь, пожизненное наказание или 25 лет тюрьмы?

  • От звонка до звонка: кто из знаменитых людей сидел в Алтайском крае
    Топ самых знаменитых сидельцев региона по версии Amic.ru

    35213 27

– Я четыре года ожидал смертной казни. За это время многое переоценил. Ждал, что за мной придут. Обитатели тюрьмы жили по определенному режиму, и когда в графике происходили изменения – это означало, что кого-то поведут на расстрел. Именно ожидая смерти, я изменился. Вы не задавались вопросом: почему смертную казнь мне заменили на 25 лет тюрьмы?

– Я здесь не для того, чтобы обвинять вас. Мне просто интересны ваши мотивы. Главное, вы сами решили, какого наказания заслуживали?

– Кто хочет умирать?

– А что чувствовали, когда сообщили о помиловании?

– Вообще ничего. Принесли какую-то бумагу, расписался в ней. Потом перевели в другую камеру. Я только несколько лет назад по-настоящему осознал, что если бы чуть раньше – меня расстреляли. А так мне осталось чуть больше года до конца срока.

– За годы, проведенные в неволе, когда-нибудь интересовались о девушках, которых убивали, о судьбе их родственников?

– Не встречался с родственниками, но… на суде я не просил прощения. Но не потому, что не хотел этого сделать. Не поэтому… Мы было стыдно. На месте родственников жертв – я бы себя никогда не простил. И сейчас понимаю, что Господь меня на небесах простит, но люди никогда не сделают этого. Я очень сожалею о случившемся… Я очень сожалею и не прощу себя никогда.