Дети-инвалиды в Алтайском крае регулярно остаются без дорогостоящих льготных лекарств

Более тысячи болезней относится к редким (орфанным). В Алтайском крае живет около 200 человек, страдающих такими заболеваниями, большая часть из которых — дети. Государство должно обеспечивать их дорогостоящими лекарствами. На деле родители проходят все муки бюрократического ада и вынуждены выбивать препараты через суд.

Мать и ребенок

СС0

Уполномоченный

Дети с орфанными заболеваниями не могут ждать, пока чиновники от минздрава закупят препарат и доставят его в аптеки, помощь нужна не «в срок до 30 дней», а немедленно.

Ольга Казанцева, уполномоченный по правам ребенка в Алтайском крае, на встрече в краевой Общественной палате рассказала, что за последний год к ней поступило 101 обращение по вопросам охраны здоровья. Это вдвое больше, чем в предыдущий год. И большая часть связана как раз с льготным обеспечением лекарствами детей с орфанными заболеваниями.

В частности, было обращение об отказе минздрава обеспечить ребенка-инвалида препаратом «Элтромбопаг». Аналогичное — по вопросу приобретения «Темодала» для проведения очередного курса химиотерапии. Другие обращения касались препарата «Ромиплостим» («Энплейт»). Лишь вмешательство уполномоченного по правам ребенка позволило решить вопросы приобретения лекарств.

Отец и ребенок.

СС0

На социальное лекарственное обеспечение по закону выделяется 863,75 рубля в месяц на человека. Стоимость препаратов в десятки, а то и в сотни раз превышает этот лимит.

С августа 2019 года, когда в перечень разрешенных была внесена «Спинраза» (лекарство против мышечной атрофии), регулярно поступают жалобы на то, что минздрав ее не закупает. Дело доходит до судебных разбирательств. Цена одной упаковки этого препарата — 8 млн рублей.

Закупочный вопрос

Председатель общественной организации инвалидов с кистозным фиброзом Нина Маматова говорит, что ежегодно проблема с лекарствами возникает в январе, когда половину месяца фактически никто не работает.

В минздраве говорят, что это связано с самой процедурой закупок. Заместитель начальника отдела лекарственного обеспечения и фармацевтической деятельности Светлана Попова рассказывает: финансирование на будущий год из федерального казначейства идет как раз в начале года. До этого момента минздраву не на что покупать лекарства и он не может начать торги.

В этом году финансирование на 2021 год открыли уже в июле, поэтому есть надежда, что ситуация исправится.

Лекарства.

Открытые источники в Интернете (СС0)

В минздраве работает информационная система льготного лекарственного обеспечения, которая показывает, какой препарат и в каком количестве есть в аптеках, а также контролирует расход. Раз в месяц сотрудники проводят ревизию, и если выясняется, что определенного лекарства не хватит на ближайшие четыре месяца, то начинается процедура закупки.

Сейчас закупают препараты для лечения муковисцидоза на 2021 год. Лекарства заказывают специально для каждого ребенка. Светлана Попова заявила, что все будут обеспечены ферментотерапией, однако остается проблема с другими лекарствами, например с антибиотиком колистиметатом натрия.

Врачебная комиссия назначает лекарственный препарат, затем минздрав считает объем, запрашивает предложения у оптовиков. Это занимает около двух месяцев.

Если препарат есть на рынке, то его купят сразу. Но чаще лекарства импортные, и производители и дистрибьюторы не отзываются на предложения минздрава. Если препарата нет на территории России, то придется ждать или заказывать аналоги.

Лекарства.

СС0

Равные перечни

Многие лекарства, которые назначены врачебной комиссией алтайским детям с орфанными заболеваниям, не входят в утвержденный правительством страны список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП).

Обеспечение лекарствами зависит и от того, в какой именно льготный перечень они входят. Для краевых льготников существовал список из 758 наименований, для федеральных — из 336. С июля 2020 года внесены изменения, и сегодня перечни для всех уравнены.

Если препарат не входит в перечень, медицинская организация должна обосновать его назначение и покупку. Придется объяснить, почему другие лекарства не эффективны (например, у ребенка непереносимость), или назвать другую причину замены.

Между тем, например, на обсуждении применения «Спинразы» в России летом этого года производитель заявил, что при включении препарата в перечень жизненно важных стоимость упаковки упадет до 5 млн рублей. А если речь идет про большие закупки, будет еще и скидка в 25%. Таким образом, цена на лекарство упадет с 8 до 3,5 млн рублей, что существенно облегчит минздраву закупку.

Медицина. Больница.

CC0

Разделить таблетку

Претензии есть не только к поставкам, но и к упаковке необходимых лекарств. Например, ребенку требуется 250 миллиграммов препарата утром, 125 вечером, но лекарство расфасовано по 500 миллиграммов, и точно его не разделишь.

«В стране и в Алтайском крае практически прекратилось производство лекарственных препаратов в аптечной сети, потому что это противоречит 61-му Федеральному закону „Об обращении лекарственных средств“, — говорит Светлана Попова. — Муниципальные предприятия закрылись, остались краевые центры в Рубцовске и Бийске. Сейчас они переданы предприятию „Аптеки Алтая“. Планируется, что откроется производство в аптеке на ул. Малахова, 111 в Барнауле».

После высокотехнологичных операций на сердце, например, препараты назначаются в экстремально малых дозах — десятые доли миллиграмма. Таблетку нельзя так разделить «на коленке». По словам Поповой, аптеки идут навстречу таким пациентам и занимаются расфасовкой препарата в нарушение закона.

Больница.

Дмитрий Лямзин

Местный врач

Среди жалоб родителей детей-инвалидов — странная логика приема пациентов и выдачи заключений. После обследования в федеральных центрах пациенту все равно необходимо показаться местным специалистам, поскольку минздрав принимает во внимание только их выписки.

Родители считают, что квалификация врачей в центральных клиниках куда выше, и не понимают, зачем заключения нужно дополнительно сверять с краевыми врачами.

Светлана Попова говорит, что это тоже связано с заказом лекарств для детей. Если местный врач не располагает свежими выписками, то не может составить регистр для последующего заказа препаратов.

Кроме того, врачи федеральных центров, по сути, консультируют не ребенка и его родителей, а лечащего врача. Именно для него важны экспертные заключения, чтобы, собрав все мнения узких специалистов, он мог выстроить тактику лечения пациента.

Медицина. Больница.

unsplash.com

Новый пациент

Проблемы с лекарствами возникают не только у детей, которые давно болеют, но и у новых пациентов с орфанными заболеваниями.

Если ребенка выписывают из больницы с диагнозом и назначениями, лекарство ему нужно прямо сейчас, ждать он не может. Если медикаменты закупаются массово и не на один месяц, то их, как правило, сразу можно будет найти в аптеке.

Медицинская организация, в свою очередь, должна поставить минздрав в известность, что появился новый пациент, чтобы при следующей закупке он учитывался.

Если же это дорогостоящий, индивидуальный и редкий препарат, его может не оказаться. Это касается, например, того же «Элтромбопага». На счету каждая упаковка, и новому пациенту неоткуда будет взять лекарство, пока минздрав не проведет следующую закупку. Придется ждать все те же два месяца.

  • Надежда Тиунова

В следующих новостях расскажем:

  • Эксперты объяснили, почему в России подскочили цены на лекарства

  • Почем здоровье? В Барнауле наблюдается взрывной рост цен на медикаменты

  • Сибирские чиновники отказали в закупке лекарства ребенку из-за «устранения последствий коронавируса»

  • Сюжет: Дефицит лекарств

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей

Подписаться

Я соглашаюсь с пользовательским соглашением

Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.