Строительство стены на границе с мексикой

Обновлено: 25.05.2024

Американская элита ведет упорную борьбу, в которой стена на границе с Мексикой лишь фрагмент на поверхности, а в глубине остается вопрос о том, сможет ли Трамп настоять на своем и продавить постройку, представ к 2020 году сильным лидером, способным добиваться своих целей

Очередная приостановка деятельности федерального правительства США вызвана в этот раз не просто политическими разногласиями между демократами и республиканцами — вполне обычная практика для Америки, а в первую очередь конкретным проектом администрации Дональда Трампа — строительством приграничной стены с Мексикой.

Этот план стал чем-то вроде Стратегической оборонной инициативы (СОИ) для администрации Рональда Рейгана — широко разрекламированный проект, но с неясными перспективами воплощения. СОИ, как известно, так и не была реализована, хотя шуму она наделала немало, став важным элементом дипломатического и политического наступления Рейгана на СССР — да и на своих оппонентов внутри страны. Похоже, что стена становится тем же самым орудием пиара и для Трампа, с ее помощью он может ясно разделять своих противников и сторонников и использовать барьер как средство привлечения симпатий, что особенно важно в процессе уже начинающейся кампании по его переизбранию. Простая идея постройки гигантского забора длиной 3145 км не требует особых разъяснений для рядового избирателя. Главное — убедить его в том, что опасность существует и что стена — наиболее эффективный ответ на нее.

Исторически американцы не привыкли к охраняемым границам, в них до последнего времени не было нужды. С севера с США граничит абсолютно безопасная Канада, с юга — Мексика, страна слабая. Единственное вторжение через границу в Америке было в 1916 году — со стороны как раз Мексики. Налет совершил легендарный революционер Панчо Вилья, и в ответ была послана экспедиция генерала Джона Першинга.

С тех пор никаких военных угроз южный сосед Соединенным Штатам не представлял. Что касается нелегальной миграции, то вплоть до конца XX века она не рассматривалась как серьезный вызов. США строились как страна мигрантов со всего света. Каким образом люди попадали в Америку — представлялось не очень важным. К тому же территории штатов, прилегающих к южной границе, до 1848 года были частью Мексики, отнятой у нее после войны. Там оставалось немало мексиканцев, повсюду виднелись следы их культуры, а мигранты с юга рассматривались как источник дешевой рабочей силы на фермах и стройках.

И лишь недавно — из-за роста наркотрафика и организованной преступности, а также отказа от политики массового приглашения иммигрантов — к нелегальным гостям с юга стали относиться недоброжелательно. Так что граница с заборами и замками совсем не в американском духе. Сама идея осажденной крепости, окруженной рвом или валом, чужда гражданам США.

Но современность внесла свои коррективы: простое решение стало популярным для определенных слоев населения. Попытки постройки стены на границе с Мексикой начали реализовываться с 90-х годов прошлого века, а в 2006 году — на волне антитеррористической истерии, при Дж. Буше-младшем, был принят закон о постройке части стены длиной приблизительно 930 километров. О полном закрытии границы речи не шло по многим причинам — и по гуманитарным, и по экологическим, но в первую очередь экономическим — на постройку стены требовалось финансирование в несколько миллиардов долларов.

Дональд Трамп во время своей избирательной кампании, построенной во многом на антимигрантской риторике, возродил идею о стене с Мексикой. Но в Америке любые планы требуют одобрения Конгресса, а в палате представителей с этого года большинство у демократов. Они не согласны выделять $5,7 млрд на строительство барьера, которые запрашивает Белый дом. При этом надо понимать, что речь идет о постройке только 375 километров стены. Таким образом, один километр обходится в среднем в $15 млн. А вся стена может стоить в итоге $47 млрд. В стоимость входят не только бетон или стальные конструкции (в рамках последних компромиссных предложений Трамп готов делать стену из них), но и сложная система разного рода датчиков и камер слежения.

Дороговизна — только один из поводов для возражений демократов. Сама эффективность пограничного барьера подвергается сомнению. В истории человечества с ними связываются негативные ассоциации. Вспомним Великую китайскую стену — шедевр архитектуры, но не спасавшую Поднебесную от многочисленных нашествий. Берлинская стена, спасшая ГДР от обезлюживания, стала катастрофическим репутационным провалом социализма, убедительным аргументом в пользу НАТО и сотрудничества с Америкой. На ее фоне Рейган мог делать неотразимые обращения в сторону Горбачева: «Снесите стену!» Последняя знаменитая стена — это построенная недавно Израилем по периметру своих границ с Палестиной. Став эффективным орудием по предотвращению попадания террористов на его территорию, она тем не менее вызвала шквал мощной критики гуманитарного и политического характера. Так что негативная коннотация слова «стена», явственно проступающая в одноименной композиции Pink Floyd, вполне характерна для современного западного менталитета.

Вспоминается и российский опыт — засечные черты, в XVI-XVII веках служившие заслоном от набегов татар. Их военная эффективность оказалась сомнительна, а стоимость поддержания была достаточно высока. Впрочем, еще даже до Киевской Руси в районе Киева восточные славяне сооружали оборонительные валы длиной в сотни километров, что свидетельствует о том, что на самом деле такие грандиозные работы можно было выполнять без централизованного государства и бюджета, силами местных общин.

Впрочем, это не случай США. Там идет упорная борьба, в которой лишь на поверхности находится барьер с Мексикой, а в глубине лежит вопрос о том, сможет ли Трамп настоять на своем и продавить постройку стены, представ в 2020 году сильным лидером, способным добиваться своих целей? Или же он потерпит поражение в Конгрессе, не сумев настоять на своем и придя к началу избирательной кампании ослабленным. В этом случае его шансы на переизбрание существенно снижаются.


Протяжённость границы между США и Мексикой — 3145 км. Сегодня длина заградительных сооружений, которые начали возводить ещё при Б. Клинтоне для борьбы с наркотрафиком, — 1078 км. Трамп планирует по­строить ещё около 1600 км. Где взять на это 10-12 млрд долл. — вопрос. Одна из идей — ввести 20%-ный налог на импорт из Мексики. Президент Мексики Э. Пенья Ньето заявил, что его страна не даст на стену ни песо, и отменил визит в США. Но финансовая проблема — ещё не всё. Тревогу бьют и экологи: строительство на участ­ке границы, который проходит по реке Рио-Гранде, грозит ей обмелением. К тому же если большинство земель в Аризоне и Нью-Мексико принадлежит федеральному правительству, то земли Техаса — в частной собственности. Юристы уже предвкушают вал исков.

«Великая американская стена». Как выглядит граница Мексики и США

Высота стены, количество заборов и наличие систем наблюдения варьируются в зависимости от участка границы.

Наиболее сильно укрепленный участок находится на въезде в приграничный город Сан-Диего в штате Калифорния. Со стороны Мексики в этом месте находится город Тихуана в штате Нижняя Калифорния.

На данном участке границы установлены двойные и тройные барьеры высотой от 3 до 4,5 метров. Верхняя часть забора согнута вовнутрь и опутана колючей проволокой, чтобы сильнее затруднить преодоление преграды.

Между заборов пролегает полоса «ничьей земли» (No man’s land), которую погранслужба США патрулирует при помощи ярких прожекторов, бронированных грузовиков и видеокамер.

Наличие такой полосы связано с тем, что были зафиксированы случаи, когда нарушители преодолевали одиночный забор на автомобиле при помощи гидравлической рампы.

Американо-мексиканская стена возле пешеходного перехода через границу в городе Тихуана.

Длинная сплошная полоса в центре фото — стена, разделяющая американский Эль-Пасо и мексиканский Сьюдад-Хуарес.

На берегах Тихого океана и Мексиканского залива, которые являются крайними точками сухопутной границы, стена может простираться на значительное расстояние в воде.

Плохая конструкция забора на берегу Калифорнии позволяет нелегалам без труда проникнуть на территорию США.

На некоторых участках заграждение может представлять собой проволочный забор для скота, забор из вертикально поставленных рельс, забор из стальных труб c залитым внутрь бетоном или даже завал из расплющенных под прессом машин.

Стена на границе мексиканского города Сьюдад-Хуарес.

Cтена, разделяющая города-близнецы Ногалес в Аризоне, США, и Ногалес в штате Сонора, Мексика.

Граница между Мексикой и США в городах Ларедо, штат Техас и Нуэво-Ларедо, штат Тамаулипас.

Строительство стены привело к увеличению количества попыток пересечь границу через пустыню Сонора и переход в горах Бабокивари. До ближайшей дороги людям необходимо преодолеть расстояние около 80 километров в тяжёлых условиях, из-за чего многие нелегальные иммигранты погибают.

«Великая американская стена». Как выглядит граница Мексики и США

Высота стены, количество заборов и наличие систем наблюдения варьируются в зависимости от участка границы.

Наиболее сильно укрепленный участок находится на въезде в приграничный город Сан-Диего в штате Калифорния. Со стороны Мексики в этом месте находится город Тихуана в штате Нижняя Калифорния.

На данном участке границы установлены двойные и тройные барьеры высотой от 3 до 4,5 метров. Верхняя часть забора согнута вовнутрь и опутана колючей проволокой, чтобы сильнее затруднить преодоление преграды.

Между заборов пролегает полоса «ничьей земли» (No man’s land), которую погранслужба США патрулирует при помощи ярких прожекторов, бронированных грузовиков и видеокамер.

Наличие такой полосы связано с тем, что были зафиксированы случаи, когда нарушители преодолевали одиночный забор на автомобиле при помощи гидравлической рампы.

Американо-мексиканская стена возле пешеходного перехода через границу в городе Тихуана.

Длинная сплошная полоса в центре фото — стена, разделяющая американский Эль-Пасо и мексиканский Сьюдад-Хуарес.

На берегах Тихого океана и Мексиканского залива, которые являются крайними точками сухопутной границы, стена может простираться на значительное расстояние в воде.

Плохая конструкция забора на берегу Калифорнии позволяет нелегалам без труда проникнуть на территорию США.

На некоторых участках заграждение может представлять собой проволочный забор для скота, забор из вертикально поставленных рельс, забор из стальных труб c залитым внутрь бетоном или даже завал из расплющенных под прессом машин.

Стена на границе мексиканского города Сьюдад-Хуарес.

Cтена, разделяющая города-близнецы Ногалес в Аризоне, США, и Ногалес в штате Сонора, Мексика.

Граница между Мексикой и США в городах Ларедо, штат Техас и Нуэво-Ларедо, штат Тамаулипас.

Строительство стены привело к увеличению количества попыток пересечь границу через пустыню Сонора и переход в горах Бабокивари. До ближайшей дороги людям необходимо преодолеть расстояние около 80 километров в тяжёлых условиях, из-за чего многие нелегальные иммигранты погибают.


Указы Трампа вызвали протест не только прокуроров 16 штатов, но и властей ряда стран. А. Меркель заявила, что борьба с терроризмом не основание, чтобы подозревать всех мусульман. Хотя министр финансов ФРГ В. Шойбле на днях заявил, что ошибочной считает именно немецкую — «открытую» — миграционную политику. Премьер Канады Дж. Трюдо пообещал принять всех беженцев, которым дали от ворот поворот США. Правда, вечером того же дня в Квебеке произошла перестрелка в мечети — 6 погибших. Парламент Ирака одобрил ответный запрет на въезд в страну граждан США. А вот в далёкой Австралии миграционные указы Трампа поддержали.


11 февраля президент США Джо Байден поставил точку в самом громком проекте своего предшественника. Он заявил, что так называемая «Стена Трампа» на границе с Мексикой не будет достроена, поскольку в ней нет необходимости. Миллионы долларов, уже потраченные на разработку проекта и строительство, оказались выброшены на ветер. С незаконной миграцией Байден планирует бороться по-другому: легализовывать всех нелегалов в США.

«Я построю великую стену. »

«Я построю великую стену — а никто не строит стены лучше меня, поверьте, — она будет очень недорогой. Я построю большую стену на южной границе. И я заставлю Мексику заплатить за нее. Попомните мои слова», — с такими речами обращался в 2016 году тогда еще кандидат в президенты США Дональд Трамп к своим сторонникам на предвыборных митингах. Он всячески убеждал, что стена поможет защитить Америку от волн нелегалов и наркоторговцев, которые буквально заваливают США наркотиками. Американские либералы с ужасом обсуждали эту «варварскую» задумку, а многие СМИ развернули кампанию критики.


Начать строительство Трамп распорядился сразу, как только стал президентом: в январе 2017 года. Надо отметить, что сооружение должны были возводить не на пустом месте. Первое ограждение начали строить еще в 1993 году, при президенте Билле Клинтоне. Заграждения поставили в районе приграничного города Эль-Пасо в Техасе, в штате Аризона и на всем протяжении границы Калифорнии с Мексикой. Новые пограничные заборы начали возводить при Джордже Буше-младшем. Они закрыли ещё более 900 км границы.

Неприкрытыми остались участки, труднодоступные из-за географических условий. Например, стена не возводилась в пустыне Сонора. Это привело к тому, что нелегалы для пересечения границы пытались пройти именно там. Однако пройти 80 км по пустыне могли далеко не все. В результате с 1994 по 2009 год Мексиканская национальная комиссия по правам человека зафиксировала почти 6 тыс. смертельных случаев при попытке перейти границу. Люди умирали от жажды, тепловых ударов, истощения. По оценкам экспертов, реальное количество погибших могло быть в несколько раз больше.


Споры из-за денег

Между тем Палата представителей США, которая отвечает за бюджет, выделять деньги Трампу вовсе не собиралась. Палату контролировала Демократическая партия, и у нее было много причин не допустить строительства стены.

«Во-первых, демократы являются сторонниками легализации нелегалов. Поскольку именно демократы выступают за предоставление пособий беднейшим слоям населения, это приводит к тому, что такие легализованные, получившие гражданство мигранты становятся их избирателями и увеличивают электоральную базу, — рассказывает директор Института США и Канады Валерий Гарбузов. — Во-вторых, стена стала визитной карточкой Трампа. Торпедирование проекта стало делом чести для демократов после их поражения на выборах 2016 года».

Демократ Нэнси Пелоси, спикер Палаты представителей, заявила, что стена не получит финансирования ни при каких условиях. «Президент может убеждать нас сколько угодно, но мы не одобрим меру, которая обойдётся в миллиарды долларов и не будет эффективной», — подчеркнула она.

Аргументы демократов сводились к следующему: стена всё равно не остановит нелегалов, её строительство экономически нецелесообразно, как и вся антимиграционная политика Трампа. На это президент возражал, что в Израиле ограждения на границе вполне способствовали остановке нелегалов. «Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху всегда говорил мне, что стена срабатывает, и просил поверить ему на слово. У них тоже была ситуация, при которой люди потоком пересекали границу. Он сказал, что их стена остановила 99,9% этих людей», — рассказывал Трамп.

Кроме того, на неприкрытых участках границы то и дело вспыхивали схватки между американскими пограничниками и боевиками наркокартелей. В ноябре 2017 года одна из перестрелок закончилась гибелью одного правоохранителя и тяжелым ранением другого. Каждый из этих случаев использовался республиканцами как аргумент в пользу строительства.

Здание Конгресса США.

Лишь 14 февраля Конгресс наконец утвердил бюджет, но денег на стену так и не выделил. Трампу удалось лишь получить $1 млрд по линии Пентагона. Однако этих средств на постройку стены категорически не хватало.

Как сейчас выглядит стена?

Первоначально Трамп хотел построить бетонную стену. Из-за недостатка денег от этого решено было отказаться. Затем первые восемь вариантов стального заграждения не утвердила Служба пограничного и таможенного контроля США из-за несоответствия стандартам.

Наконец в 2019 году многострадальную стену начали строить. К 2021 году ее протяженность составила приблизительно 730 км. Качество ее вызвало вопросы у экспертов. На некоторых участках люди без проблем могут пролезть в щели в заграждении, а использованный материал в суровых погодных условиях способен быстро прийти в негодность.


Тем не менее результат строительства был заметен. С мексиканской стороны опустели сразу несколько городов, находившихся рядом с неприкрытыми участками границы. Ощутили проблемы и с американской стороны. Так, хозяева многих приграничных заведений и магазинов в Ногалисе, штат Аризона, недовольны тем, что у них иссяк поток мексиканских клиентов. «Во времена до стены в магазинах было не протолкнуться. Люди могли пересекать границу, закупались и возвращались к себе назад. Никаких проблем не было, и торговля процветала. Теперь всему этому пришёл конец», — жаловалась журналистам владелица одного из магазинов.

Впрочем, по словам местной полиции, нелегалы всё равно проникают в штат, обходя незавершенные участки стены. Продолжается и наркотрафик. «Наркотики доставляют по туннелям. Ночью для этого используют сверхлёгкие самолёты. Я не видел, чтобы эта стена как-то мешала наркотрафику», — рассказывал шериф округа Санта-Круз Дэвид Хэтэуэй.

Сторонники Трампа в ответ на такую критику обычно замечают, что стена не достроена, а значит, и говорить о ее эффективности невозможно. Кроме того, возведение заграждений должно было стать лишь первым шагом на пути создания системы безопасности на границе.

Однако теперь эти планы отложены в долгий ящик. Новый президент Джо Байден уже заявил, что достраивать стену не будет, и отменил введенный его предшественником режим ЧС на границе. В планах Байдена облегчить мигрантам въезд в США и дать миллионам уже проживающих в Штатах нелегалов гражданство.

«Я построю отличную стену, и, поверьте мне, никто не строит стены лучше меня. Я строю их очень недорого, а за эту заставлю заплатить Мексику», — хвастался Дональд Трамп, объявляя в 2015 году о начале своей предвыборной президентской кампании. Она оказалась успешной, в чем немаловажную роль сыграло как раз обещание Трампа возвести на южной границе США дешевый, но очень высокий и чрезвычайно надежный металлический забор. Скорое будущее в очередной раз показало, что вести праздные разговоры легче, чем совершать реальные действия, но фактор пресловутой стены, похоже, надолго стал одной из констант большой американской политики. Разбираемся, откуда взялась эта фиксация.

Давний проект

Разумно сразу обозначить, что Дональд Трамп и его окружение не являются авторами идеи стены на мексиканско-американской границе. Для них она стала лишь удобным и очень популярным лозунгом, который придумали политтехнологи президентской кампании Трампа для эксплуатации антииммигрантских, а порой и откровенно ксенофобских настроений среди собственного электората. Укрепления, зачастую как раз очень напоминавшие стену, строились на этом важнейшем для США рубеже с первой половины 1990-х при всех президентах страны вне зависимости от их партийной принадлежности и степени либеральности или консервативности личных убеждений.

Другой вопрос, что, несмотря на десятки лет собственной истории, как единый и непрерывный объект «Великая американская стена» так и не была создана. Во-первых, играла роль протяженность границы с Мексикой, превышавшая 3000 километров. Во-вторых, на многих ее участках были естественные преграды, игравшие роль необходимого барьера. В первую очередь речь идет о реке Рио-Гранде, по которой проходит около половины всей протяженности границы, от города Эль-Пасо и до Мексиканского залива.


Соответственно, дополнительная инфраструктура требовалась в основном на оставшемся, западном участке, между городами Эль-Пасо и расположенным на побережье Тихого океана Сан-Диего. В районе последнего города в течение 1993 года и были построены первые 22,5 километра металлического забора, который можно расценивать как первую очередь той самой стены. Этот участок отделил Сан-Диего от расположенного прямо напротив, по ту сторону нового барьера, мексиканского города-спутника Тихуана. Впрочем, иногда рубеж смотрелся довольно комично. Так, например, выглядела его часть, примыкающая к океану (в настоящее время стена заходит в воду куда глубже).



Однако и такой забор способствовал существенному уменьшению количества нелегальных проникновений из Тихуаны в США. На этом фоне в 1993—1994 годах администрация президента Клинтона, принадлежавшего, кстати, к Демократической партии, провела сразу три операции, в результате которых похожие стены появились в районе Эль-Пасо (напротив этого американского города находится мексиканский спутник Сьюдад-Хуарес) и в районе аризонского Тусона (приграничный аналог в Мексике — Ногалес). Также удлинялась стена в Калифорнии, и к концу срока Клинтона (январь 2001 года) более-менее серьезный рубеж существовал на протяжении всей калифорнийской границы.

Следующий, уже республиканский президент Буш эту работу активно продолжил (длина забора превысила 900 километров), а завершена она была при Бараке Обаме, считавшемся уже либеральной иконой. В 2011 году Обама объявил, что стена в основном завершена, а ее протяженность составила 1044 км, из которых больше половины (560 км) представляли собой антипешеходные заграждения, то есть, по сути, высокий металлический забор, исключавший возможности его форсирования нелегалами. Оставшиеся укрепления были направлены в первую очередь против автомобилей.


Build the Wall!

Подобный краткий экскурс в историю американского стеностроительства важен, чтобы понять: к моменту избрания Дональда Трампа президентом США мексиканско-американская граница вовсе не была незащищенной, условным «проходным двором» для жителей южного соседа и стран Центральной Америки. Другой вопрос, что стена, строившаяся тремя президентами до Трампа, и та, которую рекламировал он, были нужны для разных целей. Когда президент Клинтон начинал проект с Сан-Диего, основной его задачей была остановка или хотя бы уменьшение наркотрафика через границу. Как раз в эти годы, после падения (или значительного ослабления) колумбийских картелей, их место занимают очень молодые и дерзкие мексиканские организации, развернувшие кипучую деятельность уже непосредственно у границы с США. Все это привело к тому, что Штаты буквально захлестнуло наркотическое цунами, а создание новых пограничных рубежей изначально было лишь средством борьбы с ним.

У Трампа же была другая интенция. Борьба с наркотрафиком в ней ушла на второй план. Точнее, любой нелегал в той картине мира автоматически записывался в наркоторговца, убийцу-сикарио из картеля Синалоа или участника сальвадорской банды Mara Salvatrucha. Но, помимо этого, важной составляющей дискурса стали и обвинения в масштабной нелегальной трудовой миграции. «Они крадут ваши рабочие места, потому что готовы трудиться за копейки (центы)», — подобные тезисы не могли не получить популярность среди электората Дональда Трампа.


Еще одним свойством избирателей будущего 45-го президента США было полное недоверие к высокотехнологичным решениям. Американские IT-гиганты «новыми правыми» обвинялись (порой даже справедливо) во всех смертных грехах и выглядели в глазах жителей американской глубинки абсолютным злом. В конце второй декады XXI века обеспечить необходимую степень безопасности границы, особенно ее малодеятельных участков, проходящих через пустыни или горы, можно с помощью последних достижений науки и техники, к примеру систем видеонаблюдения, беспилотных аппаратов и так далее. Вполне вероятно, что такие решения обошлись бы американским налогоплательщикам даже дешевле, но все же в общественном сознании определенной группы американцев куда надежнее выглядел забор или стена, видимая физическая преграда, простая и понятная.

Build the Wall («Построим стену») стал вторым по популярности лозунгом предвыборной кампании Трампа после ее официального слогана Make America Great Again («Сделаем Америку снова великой»).


Когда Барак Обама, будучи президентом, объявлял об окончании строительства очередного участка пограничного рубежа, он добавил: «Мы сделали все, что от нас требовали республиканцы. Мы сделали даже больше. Но, скорее всего, они потребуют еще и еще. Они захотят более высокий забор. Возможно, они захотят ров. Возможно, они потребуют запустить в этот ров аллигаторов. Они никогда не будут довольны. И я это понимаю. Это политика».

Так и вышло. Существовавшая стена, к тому же во многом построенная президентами-демократами, Трампа и его сторонников не устраивали. Нужна была новая, если и без аллигаторов, то хотя бы просто повыше. Для кандидата в президента, который стал миллиардером как девелопер, это был идеальный промосюжет. «Я — строитель, я лучше всех знаю, как быстрее и дешевле что-то построить, доверьтесь мне, и поток мигрантов, занимающих ваши рабочие места, убивающих наркотиками ваших сыновей и дочерей, закончится», — таков был условный месседж, на который откликнулись сердца избирателей.


Результат

Но обещания обещаниями, а реальный политический процесс, как это водится, оказался куда сложнее. Исполнительный указ о начале строительства заветной стены Трамп подписал в январе 2017 года, всего через несколько дней после своей инаугурации. Это было одно из первых его решений на президентском посту. Однако быстро выяснилось, что документ такого рода остается просто красивой бумажкой с подписью. Ведь для стройки требовались деньги, и большие (Министерство внутренней безопасности США оценило проект в $18—20 млрд), а федеральными деньгами в США распоряжался Конгресс.

У Трампа были наполеоновские планы — 1600-километровая бетонная стена, то есть весь западный сухопутный участок, построенный по единому стандарту, высотой от 9 до 15 метров, надежный стопроцентный барьер против нежеланных южан. Причем заставить платить за него президент США громогласно и на всю страну обещал саму Мексику.


В конце концов в администрации нашли подходящее решение. На границе был объявлен режим чрезвычайного положения, в рамках которого президент имел право без согласования с парламентом перераспределять бюджеты министерств на его ликвидацию. Почти $3 млрд с военных проектов Министерства обороны и некоторое количество средств из бюджета Министерства юстиции, предназначенные для борьбы с наркотрафиком, были направлены на ликвидацию «чрезвычайной ситуации» на границе, то есть на строительство стены.

В американском городе Сан-Диего (штат Калифорния), расположенном на границе с Мексикой, развернулось строительство прототипов стены, обещанной президентом США Дональдом Трампом во время избирательной кампании.

Таможенно-пограничная служба США объявила, что в общей сложности планируется возвести восемь прототипов — четыре из бетона, еще четыре из других материалов. Все прототипы будут высотой от пяти с половиной до девяти метров. Построены они будут так, чтобы предотвратить незаконное проникновение мигрантов со стороны Мексики. Предполагается, что на основе прототипов будут разработаны будущие проекты пограничной стены. Возведение прототипов начали 26 сентября, работы продлятся 30 дней.

Строительство стены отражает многогранную стратегию обеспечения безопасности границ, считает исполняющий обязанности руководителя Таможенно-пограничной службы Рональд Витиелло. «Разработка прототипов позволяет нам продолжать внедрять все инструменты, необходимые для защиты границы», — отметил он.

Стена в предвыборных обещаниях

Строительство стены на границе с Мексикой с целью прекратить приток нелегальных иммигрантов в США и поставить заслон на пути наркомафии стало одним из самых резонансных обещаний Трампа в ходе предвыборной кампании. Тогда он оценивал проект в сумму до $12 млрд и во время дебатов и публичных выступлений утверждал, что за ее постройку заплатит Мексика.

Мексиканский президент Энрике Пенья Ньето неоднократно заявлял, что его страна платить за проект, предложенный Трампом и оскорбляющий жителей Мексики, не собирается. Поэтому после избрания Трамп признал, что реализовывать проект по крайней мере на первоначальном этапе придется на деньги налогоплательщиков США.

Проблемы на границе

Сухопутная американо-мексиканская граница простирается на 3000 километров вдоль Техаса, Аризоны, Нью-Мексико и Калифорнии. Её формирование, произошедшее в результате аннексии Техаса (1845), Американо-мексиканской войны (1846-1848) и так называемой «Покупки Гадсдена» (1853), создало ряд политических и социально-экономических проблем. Наиболее существенной из них является разделение государственной границей ранее единых городов и превращение их в двунациональные международные мегаполисы (Сан-Диего-Тихуана, Эль Пасо-Сьюдад Хуарес, Лоредо-Нуэво-Лоредо и др.), которые стали оплотом организованной преступности, перевалочной базой для наркоторговли и сосредоточением большого количества нелегальных иммигрантов.

Радикальное решение проблемы южной границы не является изобретением Дональда Трампа, а систематически предпринимается властями США с конца 1970-х годов. В 1990-м между двумя странами был построен первый отрезок разделительного забора в южной Калифорнии. С этого началось создание пограничного барьера, который на сегодняшний день тянется вдоль границы двух государств на 900 км, однако не представляет собой единой структуры и неравномерно разбит на ряд участков.

Экономические трудности

В ходе предвыборной кампании строительство стены на границе с Мексикой стало одним из самых резонансных обещаний будущего президента. Тогда он оценивал проект в сумму до $12 млрд. При этом эксперты еще тогда заявляли о серьезной нагрузке на бюджет и нереалистичности планов Трампа.

В отличие от предыдущих администраций, построивших шестиметровый пограничный забор из железной сетки, Трамп утверждал, что намерен возвести стену из железобетона от 10 до 15 метров в высоту и более чем 1600 км в длину. Эксперты отмечали, что для этого понадобится 9 млн тонн бетона, или почти в три раза больше, чем было затрачено на возведение Дамбы Гувера. Строительство самой стены будет лишь промежуточным этапом проекта, который должен предваряться покупкой земли, инженерными работами, подготовкой ландшафта, а заканчиваться оснащением барьера и приграничной зоны современной системой безопасности (блокпосты, вышки, камеры, сенсоры, датчики движения и так далее).

Ориентировочная стоимость первоначального проекта оценивалась по разным данным от $25 млрд до $40 млрд, что в 5-8 раз превышает годовой бюджет Службы таможенной и пограничной охраны США. Согласно расчетам экспертов, уход за стеной и ее содержание будут ежегодно требовать около $750 млн.

В феврале 2017 года выяснилась реальная стоимость стены на границе Мексики и США. Даже с учетом снижения высоты «великого мексиканского забора» сумма может оказаться вдвое выше, чем предварительные оценки, сделанные в ходе предвыборной кампании. В докладе Министерства внутренней безопасности отмечается, что возведение заграждений обойдется в $21,6 млрд. При этом независимые компании указывают на цену до $25 млрд — в частности, из-за необходимости выкупать у местных жителей земли у границы.

Проект Министерства внутренней безопасности предусматривает возведение стены на протяжении около 2000 километров. С учетом уже существующих заграждений это означает усиление границы с Мексикой почти на всем ее протяжении. В докладе указывается, что это будет целая система стен и заборов. Предполагается, что работы будут завершены в конце 2020 года.

Конгресс США вернулся с каникул и приступил к работе над бюджетом на 2018 год. Эта работа осложняется попытками республиканцев реализовывать повестку президента Дональда Трампа, а также разногласиями самого американского лидера со своими однопартийцами. В частности, камнем преткновения стало строительство стены. Трамп пригрозил, что он готов пойти даже на приостановку работы правительства, если Конгресс не выделит $1,6 млрд на возведение стены на границе с Мексикой.

Читайте также: