Ен 517 2006 изделия заводского изготовления для устройства крыш предохранительные кровельные крюки

Обновлено: 17.07.2024

Утверждены формы 5 проверочных листов, применяемых при проведении плановых проверок соблюдения требований радиационной безопасности при обращении с радиационными источниками

Приказом устанавливаются формы проверочных листов (списки контрольных вопросов) для осуществления федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора за соблюдением обязательных требований в области обеспечения радиационной безопасности при:

- обращении с радиоизотопными приборами;

- обращении с источниками, генерирующими рентгеновское излучение при ускоряющем напряжении до 150 кВ;

- обращении с источниками неиспользуемого рентгеновского излучения.

В каждом из проверочных листов указываются: наименование проверяемого лица; место проведения плановой проверки; реквизиты приказа или распоряжения о проведении проверки; учетный номер проверки в едином реестре проверок; сведения о должностных лицах ФМБА России, проводящих проверку; вопрос, отражающий содержание проверяемого обязательного требования; реквизиты нормативных правовых актов с указанием их структурных единиц, которыми установлены обязательные требования; ответ на вопрос.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 14 марта 2019 г. по делу N А40-229308/2017
Резолютивная часть постановления объявлена 06 марта 2019 года.
Полный текст постановления изготовлен 14 марта 2019 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Котельникова Д.В., Матюшенковой Ю.Л.
при участии в заседании:
от заявителя - ООО "Всероссийский институт легких сплавов" - не явился, надлежаще извещен;
от ответчика - Государственного учреждения - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации - Каданцев А.А., доверенность от 06.12.18,
рассмотрев 06 марта 2019 года в судебном заседании кассационную жалобу Государственного учреждения - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации
на решение Арбитражного суда города Москвы от 29.06.2018 года
принятое судьей Шевелевой Л.А.,
на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2018 года
принятое судьями Мухиным С.М., Вигдорчиком Д.Г., Яковлевой Л.Г.,
по заявлению ООО "Всероссийский институт легких сплавов"
к Государственному учреждению - Московское региональное отделение Фонда социального страхования РФ
о признании незаконным решения

Открытое акционерное общество "Всероссийский институт легких сплавов" (далее также - заявитель, общество, страхователь, ОАО "ВИЛС") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с требованиями к Государственному учреждению - Московскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (далее также - ответчик, фонд) о признании незаконным решения от 14.08.2017 N 11-16/08/3893 Решением Арбитражного суда города Москвы от 29.06.2018, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2018, заявленные требования удовлетворены.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Государственное учреждение - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 29.06.2018 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 03.09.2018 и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.
Ответчик в лице своего представителя в судебном заседании суда кассационной инстанции настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.
В судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции надлежаще извещенный заявитель не явился, в связи с чем суд рассматривает дело в его отсутствие в порядке части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции ввиду следующего.
Как следует из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, Фондом (филиал N 1), по итогам проверки представленных заявителем материалов расследования несчастного случая на производстве, произошедшего 19.06.2017 на территории ОАО "ВИЛС" (произошедшего с участием работника общества - М.В. Зениной), было вынесено решение "Об экспертизе по проверке наступления страхового случая" от 14.08.2017 N 11-16/08/3893, в соответствии с которым заявителю было отказано в признании несчастного случая на производстве страховым; решение было получено заявителем 01.09.2017.
Не согласившись с указанным решением фонда заявитель обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Удовлетворяя требования общества, суд первой инстанции, руководствуясь Федеральным законом от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования", Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", статьей 227 Трудового кодекса Российской Федерации, исходил из того, что несчастный случай, произошедший с работником заявителя, является страховым.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.
Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судами дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежит ввиду следующего.
В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", несчастный случай на производстве - событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращаясь с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.
Согласно статье 229.2 Трудового кодекса Российской Федерации несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с застрахованным или лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
В соответствии с положениями статьи 227 Трудового кодекса Российской Федерации и статьи 3 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных данным Законом случаях на территории страхователя и которое повлекло временную утрату им профессиональной трудоспособности.
В соответствии со статьей 227 Трудового кодекса Российской Федерации расследованию в установленном порядке подлежат несчастные случаи, произошедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.
Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства: относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (часть вторая статьи 227 ТК РФ); указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (часть третья статьи 227 ТК РФ); соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в части третьей статьи 227 ТК РФ; произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (статья 5 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ); имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в части шестой статьи 229.2 ТК РФ), и иные обстоятельства.
В силу разъяснений пункта 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" право застрахованных на обеспечение по обязательному социальному страхованию возникает со дня наступления страхового случая, каковым в силу статьи 3 Закона о страховании от несчастных случаев признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, влекущий возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.
При этом суду следует учитывать, что квалифицирующими признаками страхового случая являются: факт повреждения здоровья, подтвержденный в установленном порядке; принадлежность пострадавшего к кругу застрахованных; наличие причинной связи между фактом повреждения здоровья и несчастным случаем на производстве или воздействием вредного производственного фактора.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, во исполнение требований, установленных статьями 229, 229.2 Трудового кодекса Российской Федерации в обществе была создана комиссия и по результатам расследования несчастного случая составлен акт, в соответствии с которым вышеназванный случай признан несчастным случаем на производстве.
При этом комиссией, проводившей расследование, установлен факт повреждения здоровья застрахованного лица и полученные работником телесные повреждения квалифицированы именно как несчастный случай на производстве.
При этом как правильно указано судами обеих инстанций, несмотря на то обстоятельство, что несчастный случай с работником общества произошел во время установленного перерыва на обед, тем не менее, этот случай произошел на территории работодателя.
Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что обществом не доказан факт несчастного случая на производстве ввиду того, что перерыв для отдыха и питания не включается в рабочее время, подлежат отклонению, поскольку в соответствии со статьей 91 Трудового кодекса Российской Федерации рабочим временем является время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять свои трудовые обязанности. Не является рабочим временем, но в силу своего функционального назначения приравнивается к нему, в том числе, перерыв для приема пищи (пункт 8 статьи 108 Трудового кодекса Российской Федерации). Более того, пункт 3 статьи 227 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающий основания и порядок отнесения события (несчастного случая) к производственным или не производственным, прямо указывает на производственный характер события, если оно произошло на территории работодателя, но во время установленного правилами внутреннего трудового распорядка перерыва, в том числе, с учетом ст. ст. 91 и 108 Трудового кодекса Российской Федерации, перерыва на обед. Таким образом, несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с работником, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
С учетом изложенного, вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, суды первой и апелляционной инстанции, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к правомерному выводу об отсутствии у фонда оснований для отказа обществу в признании данного несчастного случая страховым, и, как следствие, обоснованно удовлетворили заявленные обществом требования, признав оспариваемое решение недействительным.
Доказательств, опровергающих доводы и документы, полученные работодателем, фондом в материалы дела не представлено.
Доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятого по делу судебного акта, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанции при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено.
Руководствуясь ст. ст. 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решение Арбитражного суда города Москвы от 29 июня 2018 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 сентября 2018 года по делу N А40-229308/2017, - оставить без изменения, а кассационную жалобу Государственного учреждения - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации - без удовлетворения.
Председательствующий судья
А.А.ДЕРБЕНЕВ

Утвержден перечень видов регионального государственного контроля (надзора) при организации которых риск-ориентированный подход применяется в обязательном порядке

В указанный перечень включено 7 видов регионального государственного надзора: экологический, строительный, надзор в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, за обеспечением сохранности автомобильных дорог регионального и муниципального значения, надзор в области регулируемых государством цен (тарифов) и ветеринарный надзор.

Москва, 9 апреля. Приказ 553н, министерства труда и соцзащиты РФ, утверждающий правила по охране труда по эксплуатации, техническому обслуживанию и ремонту промышленного транспорта , вступил в силу во вторник.

Приказ был опубликован на официальном интернет-портале правовой информации 9 октября прошлого года и вступил в силу спустя шесть месяцев с момента публикации.

Новые правила устанавливают требования охраны труда и осуществления работ по эксплуатации, техобслуживанию, техническому осмотру и ремонту напольного промышленного транспорта (различные виды погрузчиков, авто- и электрокары, грузовые тележки и вагонетки) и промышленного транспорта непрерывного действия (конвейеры, транспортеры, трубопроводный и пневматический транспорт).

Документ предписывает обязательное исполнение данных правил юридическими лицами и индивидуальными предпринимателям, осуществляющими эксплуатацию, техобслуживание и ремонт промышленного транспорта.

«Работодатель обязан обеспечить: безопасную эксплуатацию транспорта и технологического оборудования, их содержание в исправном состоянии, обучение работников по охране труда и проверку знаний требований охраны труда, контроль за соблюдением работниками требований инструкций», — отмечается в документе.

Напомним, в конце февраля в Петербурге прошел Форум труда, главная тема которого звучала как «Человеческий капитал и экономика роста». Участники форума — ведущие ученые и эксперты-практики, а также чиновники и работодатели, — обсудили темы охраны и производительности труда, HR-технологии, человеческий капитал, вопросы образования и социальные вызовы.

Ранее в РФ назвали самые высокооплачиваемые профессии в России. Список возглавили инженер по охране труда, сварщик дуговой сварки, инженер-мехатроник в автомобилестроении, банковский специалист и бурильщик шпуров

Вопрос по СП 17.13330.2011 "Кровли". В пункте 4.8. приведено следующее требование: «При проектировании кровель необходимо также предусматривать другие специальные элементы безопасности, к которым относятся крюки для навешивания лестниц, элементы для крепления страховочных тросов, ступени, подножки, стационарные лестницы и ходовые трапы, эвакуационные платформы и др., а также элементы молниезащиты зданий».

Какие нормы и стандарты регламентируют состав требуемых элементов и их расположение?

1. В настоящее время в отечественной практике используются следующие стандарты, касающиеся элементов безопасной эксплуатации кровель:

Размещение элементов безопасности на кровле здания выполняется проектной организацией в соответствии с вышеуказанными нормативными документами и инструкцией по их монтажу и обслуживанию, поставляемую производителем.

В главе 10 ;первой редакции проекта ГОСТ Р «Элементы систем безопасности для скатных крыш. Общие технические условия», разработанной на основе ЕН 516:2006, ЕН 517:2006 и ЕН 12951:2004, содержится следующее:

«Производитель элементов систем безопасности должен поставлять инструкцию по монтажу и обслуживанию изделий. Инструкция должна содержать информацию, необходимую для безопасного монтажа и технического обслуживания изделия. ».

2. Нормативным документом, регламентирующим состав и расположение на кровле зданий элементов молниезащиты является СО 153-34.21.122-2003 «Инструкция по устройству молниезащиты зданий, сооружений и промышленных коммуникаций». Документ указан как ссылочный в большинстве сводов правил, в том числе и в СП 17.13330.2017 «СНиП СНиП II-26-76 Кровли» («Библиография»), и включён в Приказ Ростехнадзора от 17.10.2016г. № 421 «Об утверждении перечней правовых актов, содержащих обязательные требования, соблюдение которых оценивается при проведении мероприятий по контролю в рамках осуществления видов государственного контроля (надзора), отнесенных к компетенции Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору».

Рекомендуем также обратить внимание на следующую информацию, касающуюся заданного вами вопроса:

АльпИндустрия-ПРО

АльпИндустрия-ПРО

АльпИндустрия-ПРО запись закреплена

Утвержден ГОСТ на элементы систем безопасности скатных крыш.

26 апреля 2019 г подписан приказ об утверждении национального стандарта ГОСТ Р 58405-2019 «Элементы систем безопасности для скатных крыш. Общие технические условия».

Документ вступит в силу 1 сентября 2019 года. Это первый стандарт из серии нормативных документов, которые призваны способствовать распространению в нашей стране практики установки систем для обеспечения безопасной эксплуатации крыш.

ГОСТ Р 58405-2019 основан на трех европейских стандартах:
- ЕН 516:2006 «Изделия заводского изготовления для устройства крыш – Приспособления для передвижения по крыше – Мостики, ступени и подножки» (EN 516:2006 «Prefabricated accessories for roofing – Installations for roof access – Walkways, treads and steps», NEQ);
- ЕН 517:2006 «Изделия заводского изготовления для устройства крыш – Предохранительные кровельные крюки» (EN 517:2006 «Prefabricated accessories for roofing – Roof safety hooks», NEQ);
- ЕН 12951:2004 «Изделия заводского изготовления для устройства крыш – Стационарные кровельные лестницы – Технические условия и методы испытаний» (EN 12951:2004 «Prefabricated accessories for roofing – Permanently fixed roof ladders – Product specification and test methods», NEQ).

Ключевым отличием от европейских стандартов является отсутствие деления мостиков, ступеней и лестниц на две категории. В европейских документах предусмотрены два класса для данных элементов — без возможности крепления средств индивидуальной защиты (СИЗ) и с возможностью крепления СИЗ. Хотя текст стандарта еще не опубликован, из достоверных источников следует, что в Российском стандарте такое деление отсутствует. Таким образом, все элементы (мостики, ступеньки, лестницы) могут быть использованы только для передвижения. Они не могут использоваться в качестве анкерных точек в системах обеспечения безопасности при работах на высоте. Следовательно, если существует риск падения с высоты, например при работе на скатных кровлях, либо на расстоянии менее 2-х метров от края кровли, необходимо дополнительно установить анкерные точки, соответствующие требованиям Технического регламента Таможенного союза № 019/2011 «О безопасности средств индивидуальной защиты» и организовать систему обеспечения безопасности.

ГОСТ Р 58405-2019 распространяется на элементы систем безопасности, такие как:
- приспособления для передвижения по крыше, обеспечивающие возможность передвижения по ней в целях проверки, ухода и ремонта элементов крыши, находящихся на ее поверхности (мостики, ступени, подножки);
- крюки безопасности, размещающиеся на поверхности крыш и служащие для закрепления на ней приставных лестниц и средств индивидуальной защиты (СИЗ);
- кровельные лестницы, которые могут использоваться для технического обслуживания, ухода и ремонта элементов крыши, находящихся на ее поверхности.

Стандарт устанавливает требования к основным размерам, средства крепления, к несущей способности, а также описывает методы испытаний элементов систем безопасности для крыш.

ГОСТ Р 58405-2019 «Элементы систем безопасности для скатных крыш.

Общие технические условия» распространяется на элементы систем безопасности, такие как:

— приспособления для передвижения по крыше, обеспечивающие возможность передвижения по ней в целях проверки, ухода и ремонта элементов крыши, находящихся на ее поверхности (мостики, ступени, подножки);

— крюки безопасности, размещающиеся на поверхности крыш и служащие для закрепления на ней приставных лестниц и средств индивидуальной защиты (СИЗ);

— кровельные лестницы, которые могут использоваться для технического обслуживания, ухода и ремонта элементов крыши, находящихся на ее поверхности.

Стандарт устанавливает требования к основным размерам, средства крепления, к несущей способности, а также описывает методы испытаний элементов систем безопасности для крыш.

Документ основан на трех европейских стандартах:

— ЕН 516:2006 «Изделия заводского изготовления для устройства крыш – Приспособления для передвижения по крыше – Мостики, ступени и подножки» (EN 516:2006 «Prefabricated accessories for roofing – Installations for roof access – Walkways, treads and steps», NEQ);

— ЕН 517:2006 «Изделия заводского изготовления для устройства крыш – Предохранительные кровельные крюки» (EN 517:2006 «Prefabricated accessories for roofing – Roof safety hooks», NEQ);

— ЕН 12951:2004 «Изделия заводского изготовления для устройства крыш – Стационарные кровельные лестницы – Технические условия и методы испытаний» (EN 12951:2004 «Prefabricated accessories for roofing – Permanently fixed roof ladders – Product specification and test methods», NEQ).

Ключевым отличием от европейских стандартов является отсутствие деления мостиков, ступеней и лестниц на две категории. В европейских документах предусмотрены два класса для данных элементов — без возможности крепления средств индивидуальной защиты (СИЗ) и с возможностью крепления СИЗ.

К изделиям, к которым допускается крепление СИЗ, европейскими стандартами предъявляется дополнительное требование – пройти испытание на статическую нагрузку с воздействием в 10 кН. Согласно требованиям Технического регламента Таможенного союза № 019/2011 «О безопасности средств индивидуальной защиты» компоненты и соединительные элементы страховочных и удерживающих систем должны выдерживать статическую нагрузку не менее 15 кН, проходить обязательную сертификацию. В ГОСТ Р 58405-2019 указаны требования только к средствам передвижения по крыше, к которым не предусмотрено крепление СИЗ.

Утвержден госстандарт на элементы систем безопасности скатных крыш

Приказом от 26 апреля 2019 г. N 169-ст был утвержден национальный стандарт ГОСТ Р 58405-2019 "Элементы систем безопасности для скатных крыш. Общие технические условия", об этом сообщает интернет-издание "Кровли".

1 сентября 2019 г. документ вступит в силу. Это первый стандарт из серии нормативных документов, которые призваны способствовать распространению в нашей стране практики установки систем для обеспечения безопасной эксплуатации крыш.

ГОСТ Р 58405-2019 "Элементы систем безопасности для скатных крыш. Общие технические условия" распространяется на элементы систем безопасности, такие как:

- приспособления для передвижения по крыше, обеспечивающие возможность передвижения по ней в целях проверки, ухода и ремонта элементов крыши, находящихся на ее поверхности (мостики, ступени, подножки);

- крюки безопасности, размещающиеся на поверхности крыш и служащие для закрепления на ней приставных лестниц и средств индивидуальной защиты (СИЗ);

- кровельные лестницы, которые могут использоваться для технического обслуживания, ухода и ремонта элементов крыши, находящихся на ее поверхности.

Стандарт устанавливает требования к основным размерам, средства крепления, к несущей способности, а также описывает методы испытаний элементов систем безопасности для крыш.

Документ основан на трех европейских стандартах:

- ЕН 516:2006 "Изделия заводского изготовления для устройства крыш - Приспособления для передвижения по крыше - Мостики, ступени и подножки" (EN 516:2006 "Prefabricated accessories for roofing - Installations for roof access - Walkways, treads and steps", NEQ);

- ЕН 517:2006 "Изделия заводского изготовления для устройства крыш - Предохранительные кровельные крюки" (EN 517:2006 "Prefabricated accessories for roofing - Roof safety hooks", NEQ);

- ЕН 12951:2004 "Изделия заводского изготовления для устройства крыш - Стационарные кровельные лестницы - Технические условия и методы испытаний" (EN 12951:2004 "Prefabricated accessories for roofing - Permanently fixed roof ladders - Product specification and test methods", NEQ).

Ключевым отличием от европейских стандартов является отсутствие деления мостиков, ступеней и лестниц на две категории. В европейских документах предусмотрены два класса для данных элементов - без возможности крепления средств индивидуальной защиты (СИЗ) и с возможностью крепления СИЗ. К изделиям, к которым допускается крепление СИЗ, европейскими стандартами предъявляется дополнительное требование - пройти испытание на статическую нагрузку с воздействием в 10 кН. Согласно требованиям Технического регламента Таможенного союза N 019/2011 "О безопасности средств индивидуальной защиты" компоненты и соединительные элементы страховочных и удерживающих систем должны выдерживать статическую нагрузку не менее 15 кН, проходить обязательную сертификацию. В ГОСТ Р 58405-2019 указаны требования только к средствам передвижения по крыше, к которым не предусмотрено крепление СИЗ.

Читайте также: