Дом кривых стен содзи симада содержание

Обновлено: 02.07.2022

Мы всегда рады честным, конструктивным рецензиям. Лабиринт приветствует дружелюбную дискуссию ценителей и не приветствует перепалки и оскорбления.

Я мало читала детективов на своём веку, может быть оттого не прониклась данной историей. К сожалению, Дом кривых стен не произвел на меня какого-либо впечатления, но также не могу отрицать того, что по ходу прочтения хотелось быстрее разгадать загадку и узнать чем же всё закончится. Я смирно ждала вечернего времени перед сном, чтобы погрузиться в историю, которая постоянно меня путала и я хотела разобраться в том, кто де убийца, тем самым доказав себе и автору, что вот - а я то тоже не промах! Но, как вы понимаете, промахнулась) Думаю, что любителям жанра и загадок это произведение придется по душе.

Качество печати меня полностью удовлетворило, шрифт очень читабельный, страницы так и летят по ходу прочтения. Иллюстрации также отлично пропечатаны. Здесь нареканий нет!

Большей бредятины и чуши в жизни не читал. Жаль потраченного времени.

Любите ли вы японскую культуру так, как люблю ее я? Со всеми странностями и особенностями.
Кому понравится роман? Любителям японской культуры, ценителям аниме (исключая великого Миядзаки), поклонникам детективов - все вместе в одном флаконе, либо отдельно.
Японская культура сквозит здесь в характерах персонажей, в отношениях между ними, в архитектуре, в менталитете, в описаниях. Некоторые поступки и слова героев можно объяснить только так: "Ну. Японцы". От этого они не становятся хуже, но даже наоборот - лучше понимаешь восточный менталитет. К концу романа уже ловишь себя на мыслях, что очень хорошо всех понимаешь и даже сам думаешь как-то по-японски. Немало здесь различных исторических и культурных отсылок. Лично я обожаю, когда романы помогают расширить кругозор. Особенно, когда даются действительно интересные факты. Будто смотришь "Мир наизнанку" или "Непутевые заметки". Познавательно и атмосферно.
Ценители аниме смогут разглядеть в персонажах знакомые образы. В целом, у романа настроение похоже на "Бродячих псов", "Госику" и "Психопаспорт". Первое сравнение особенно забавно, ведь в аниме есть персонаж Эдогава Рампо, прототипом которого стал японский автор детективов, в честь которого была названа литературная премия, лауреатом которой стал Симада. Но вот детектив-астролог Митараи из романа больше похож на Дазая (да, на того, что залетел в тренды Tik Tok'а). Он с придурью, одаренный, веселый, проницательный, хитрый, обаятельный. Даже преступник признал ум этого персонажа. Битва разумов, честная борьба.
Детектив обещает быть необычным. Нам гарантируют честный вызов. Но. Я этого не заметила. Роман хорош и интересен, но развязка. Догадаться, кто преступник, элементарно. Но способ убийства и мотив - быть может, нужно все же быть японцем, чтобы обо всем догадаться? Способ очень уж нереальный. Помимо хитрости убийцы, нужна была благосклонность всех существующих богов, чтобы все прошло так гладко. Это прекрасный, но обычный детектив. Просто роман, без квестов и игр.
Красивый язык, интересный сюжет, яркие персонажи. Роман очень хорош и заслуживает внимания любителей Японии и детективов.

Содзи Симада - Дом кривых стен

Данный детектив является представителем хонаку, т.е. детектив-головоломка, где читателю предлагается интеллектуальная игра, в которой он должен раскрыть преступление раньше, чем это сделает главный герой. Автор, Содзи Симаида, данной книги, является главным создателем данного направления. Эта очередная его книга о Киеси Митараи. Он - убежденный эгоист зацикленный на себе - астролог, гадатель и предсказатель судьбы. Японский Шерлок Холмс, который в смекалистости почти не уступает британскому. Вот только в этой книги, он появляется в последней четверти. До его приезда делом занимались полицейские. Пожалуй, это часть цикла не самая удачная для любителей поломать голову над преступлением. Как и полицейские, ты бесперспективно перебираешь все что было представлено автором в книге,…

Wain Lora (lora1wain) Wain Lora написала рецензию

9 марта 2022 г. 01:19

2.5 Из разряда Скуби-Ду

Надо признаться, я не такой уж фанат дедективов. Возможно не мой жанр, постараюсь быть объективной.
Неплохая затравка для истории с убийствами, при этом.
- Осадок от тупоголовых следователей (мы хз кто, как и почему; не, вы - такоооой важный чел, вы не могли этого сделать; у них нет алиби, но это точно не они) отдельного внимания заслуживают их версии;
- Осадок от породии на Шерлока, хоть автор иронизирует в книге по этому поводу. При этом, этот самый "Шерлок" появляется в самом конце и с порога: "я всё разрулил". Хотя ничего, по сути, не сделал. Разыграл непонятно какой спектакль только.
- Осадок от смены повествователя. (Сначала рассказывает автор, а потом, под конц, даже не вначале главы, появлявляется рассказчик).
- Осадок от "финта ушами", если это так можно назвать. Если с первым…

Десница тысячелетия и моллюск!

31 марта 2022 г. 15:05

Я прослушала эту книгу по одной причине - она досталась мне бесплатно по какой-то акции на Литресе. А так я не собиралась читать подобные детективы. И по началу было даже интересно. Прям интрига была. Разных персонажей показали со всех сторон, иногда неприглядных. Симпатию, кстати, никто не вызывал. Даже полицейские и главный герой. Того вообще хотелось огреть чем-нибудь тяжелым по голове. Да и появился он ближе к концу с криками и завышенным чувством собственной важности. А развязка преступления оказалась в стиле "использование магии вне Хогвартса". И была одна мысль - "Серьёзно?!". Проще было киллера нанять или цианидом травануть, ей богу.

3 апреля 2022 г. 18:32

Кратко о чем: на острове Хоккайдо прямо на берегу моря построен Дом дрейфующего льда (так назвал его хозяин). Особняк представляет из себя очень странное зрелище: это лабиринт наклонных полов и непонятно куда ведущих лестниц, полный страшных масок и кукол. Здесь же произошло убийство одного из гостей, собравшихся отпраздновать Рождество с хозяином дома. Но это убийство "невозможно": оно было совершено в закрытой комнате, из которой невозможно выбраться. Кто же мог совершить убийство? В чем мотив? Ответы на эти вопросы и многие другие можно найти в книге)

Краткость - сестра таланта

11 февраля 2022 г. 15:23

4 Преступления с налётом благородства

Гостям Кодзабуро Хамамото предстоят очень необычные рождественские выходные. Мало того, что у богатого промышленника очень странный дом (неровные стены и полы под наклоном), так ещё и происходит убийство шофера одного из гостей в запертой комнате. Так что перед читателем сочетание двух классических детективов - герметичного (преступниками могут быть только обитатели дома) и убийства в запертой комнате. Приезд сотрудников полиции не помогает, совершено ещё одно убийство и опять с виду в комнату жертвы невозможно было попасть. Первые две трети книги шли у меня как-то ровно, не было особого азарта. Потом появился японский Шерлок Холмс - Киёси Митараи и чтение пошло поживее. Не могу сказать, что я в диком восторге от книги, но что-то в ней есть, какой-то налёт восточной мудрости может быть.


Совсем недавно издательство «Эксмо» познакомило нас с культовым японским мастером детективов Содзи Симадой, выпустив его книгу «Токийский зодиак». И вот меньше чем через год выходит его новый перевод – роман «Дом кривых стен». В «Токийском зодиаке» Симада мастерски закрутил интригу, заставив полицейских десятками лет разгадывать причудливое убийство нескольких человек. Преступник, как это характерно для массовой японской культуры, оказался человеком с воображением и превратил свое преступление в настоящий пир кровавой фантазии. А разгадал загадку вовсе не какой-нибудь гений-полицейский, а обычный астролог-любитель, странный чудак с чертами асоциальной личности. Зовут его Киёси Митараи, и «Доме кривых стен» он тоже является супергероем, выходящим на сцену, когда полиция бессильна. Преступники у Симады – это люди, жаждущие поиграть с сыщиками, им мало просто убить. Прочитав «Дом кривых стен», читатель сможет в этом еще раз убедиться.

На этот раз действие происходит не в Токио, а на острове Хоккайдо, причем на самой северной его оконечности. Здесь, в глуши, выстроил дом один богач по имени Кодзабуро Хамамото. Дом этот весьма странный, все полы у него наклонены под небольшим углом к плоскости земли. Он просторный, в нем больше дюжины комнат, очевидно, задумывался он как место приема многочисленных гостей. Правда, сам хозяин в доме не живет. Он обитает в возведенной рядом башне, которая тоже наклонена, напоминая Пизанскую. На этом странности не кончаются. Этажи дома и разные комнаты связаны лестницами, но это не привычные лестницы. Из точки А в точку Б попасть напрямик сложно, потому что лестницы эти связывают только определенные этажи, и часто, направляясь из одной комнаты в другую, приходится пересекать половину дома. Хозяин постройки Кодзабуро Хамамото человек состоятельный. Он коллекционирует старых европейских кукол и традиционные японские маски тэнгу. В доме у него есть библиотека, а в башне можно послушать музыку на современной стереосистеме.

Под рождество 1983 года Хамамото приглашает в дом гостей. Это президент компании «Кикуока беаринг» Эйкити Кикуока с секретаршей и одновременно любовницей, а также назначенный Кикуокой директор той же компании Митио Канаи с женой. Среди гостей также присутствуют два молодых человека и племянник хозяина. Хозяйкой вечера является дочь Хамамото по имени Эйко, помогают по дому домоправитель с женой и повар, и последний гость – водитель президента Кикуоки. С Кикуокой Хамамато вовсе не друзья, однако их связывают деловые отношения, вот Хамамото и решил пригласить бизнес-партнера к себе домой. За окном бушует вьюга, из окон дома можно видеть дрейфующие в море льдины. Компания весело проводит время, если не считать мелких женских колкостей, возникающих между дочерью хозяина Эйко, любовницей президента Кикуоки и женой директора Канаи. И вдруг происходит убийство – мертвым находят водителя Кикуоки. В ночь, предшествовавшую убийству, любовница Кикуоки видела в окне странное лицо, а еще слышала крик. Объяснить убийство, на первый взгляд, невозможно. В комнату, где спал водитель, попасть можно только снаружи, но следов на снегу нет. Затем второе убийство – теперь убит наниматель водителя, сам президент «Кикуока беаринг» Кикуока. Здесь еще сложнее, комната заперта, признаков, что ее открывали, нет. С остальной частью дома комнату связывает лишь вентиляционное отверстие в стене, но оно слишком мало, чтобы преступник мог в него пролезть. Полиция больше сотни страниц ломает голову, перебирает варианты, даже разбирает стены в комнате, надеясь найти ответ. Но все безрезультатно. Найти преступника может только гениальный дилетант Киёси Митараи, который совсем недавно раскрыл убийства по Зодиаку (смотри роман Симады «Токийский Зодиак»).

Симада изящно загадывает свои загадки. Его задача построить такую детективную ситуацию, при которой решения, как кажется, вообще не существует. Догадаться кто и, главное, как убил в «Доме кривых стен», наверное, невозможно. Все мысли, которые могут возникнуть у читателя, будут лежать на поверхности, к тому же их неоднократно выскажут сами полицейские. В самом деле, Симада очень много пишет о попытках полицейских разгадать преступление, но каждая их гипотеза тут же быстро и эффектно разрушается. Что еще только закручивает интригу. Ведь убийства были? Значит, где-то есть преступник. Но ни у кого из присутствующих в доме нет мотива убивать президента Кикуоку и тем более безвинного водителя. Правда, Симада разбрасывает намеки на врагов Кикуоки, но сразу понятно, что это ложный след. Таких же ложных следов было очень много в «Токийском Зодиаке». Симада утверждает, что читатель может догадаться и сам, кто преступник и как он совершал преступления. Но будем откровенны: глядя на разгадку, понимаешь, что догадаться практически нереально. Впрочем, главная проблема даже не в этом. Она в том, что преступника трудно угадать, не зная его мотивов, а вот уж чего-чего, а мотивов угадать нельзя ни при каком условии, потому что их преступник сообщит только когда его уже поймают. Вывести эти мотивы, не зная рассказа преступника, невозможно, информации для этого просто не дается. Так же было и в «Токийском Зодиаке», здесь писатель просто продолжает использовать старый метод. Что касается самой разгадки, то здесь тоже все кажется не совсем гладким. Здесь играют роль слишком много нюансов и случайностей, просчитать которые заранее очень сложно. Поэтому многое представляется притянутым и невольно задумаешься, можно ли вообще так убивать людей, как это предлагает очередной злой гений Симады?

Содзи Симада пишет строго жанровую литературу. Детективная интрига для него самоцель, ради нее он жертвует характерами и прочими атрибутами серьезной литературы. Но всегда приятно увидеть в жанровой литературе какое-нибудь размышление или наблюдение, которые отражают жизнь во всей ее полноте, а не только в подчинении жанровым законам. Такое у Симады есть. Лишенный прописанных характеров, этот роман тем не менее показывает, каким ужасным стало японское общество времен экономического чуда. Оно превратилось в общество лицемеров и подхалимов, которые лебезят перед начальством, а за спиной желают его поскорее похоронить. Эти сцены сначала лицемерия, а потом насылания проклятий – это живая литература о реальной жизни, а не схематичная проза, которой оказывается большая часть книги. Далее, весьма интересны рассуждения автора о европейских куклах, которые коллекционирует Хамамото. Словно погружаясь в бессознательное японцев, которые через тридцать лет выберут кукол в качестве спутников жизни вместо реальных людей, Симада пишет о том, что куклы выражают зло и «самую суть греховности». Создать куклу – это, конечно, искусство, но это искусство оказывается не добрым, а злым. Эта приятно нестандартная мысль получает развитие во всем романе, проникая в его сюжет. Агрессия рукотворного – вот о чем в том числе «Дом кривых стен». Без компьютеров, киборгов и искусственных воспоминаний, эта тема мягко соприкасается с темой постмодернистского мировоззрения на уровне предощущения. Полного погружения здесь, конечно, нет - из-за строгих жанровых рамок.

Мы уже ознакомились с видением детектива Содзи Симадой в «Токийском Зодиаке». Преступление должно быть кровавым, можно даже с элементами извращения, загадка должна казаться неразрешимой, а полицейские – бессильными младенцами на фоне гениального преступника. «Дом кривых стен» продолжает эту линию, метод совершенно идентичен. И все же Симаду нельзя назвать второсортным бульварным автором. Он умеет создавать качественную жанровую литературу, в которой могут быть натяжки и лакуны, но в которой так же есть ощущение чего-то большего, некоей реальной и очень большой жизни. Когда в «Доме кривых стен» дается разгадка и приоткрывается дверь во внутренний мир преступника, поражаешься, как же сильны могут быть человеческие эмоции, любовь и ненависть! Симада умеет ярко описать эту маленькую вселенную человеческой личности, которая однажды принимает решение убивать. Поэтому если к деталям убийства хочется придраться и сказать «не верю!», то к мотивации вопросов нет, от нее веет универсальной достоверностью шекспировского театра, который так похож на жизнь. Поэтому Симада, несомненно, мастер не только загадки, но и мастер рассказать эмоциональную историю, в которой все настолько серьезно, что в игре ее деталей мерцают реальные жизнь и смерть.

«Дом кривых стен», второй хонкаку-детектив японца Симады, перевели на русский — а наш специалист Петр Моисеев тут как тут и готов разобрать его «по косточкам»

Симада-Дом-Обложка

Симада-Дом-Обложка

Текст: Петр Моисеев

Обложка взята с сайта издательства

Стоит ли доверять писателю, первый роман которого, громко разрекламированный, оказался провалом?

Я решил дать-таки Содзи Симаде второй шанс.

Петр Моисеев о Содзи Симаду

«Дом кривых стен» (1982), написанный годом позже «Токийского зодиака», в литературном отношении выглядит гораздо приличнее: тут нет ни записок безумного художника, ни описаний расчленений, ни выспренних рассуждений на астрологические темы; нет и особых длиннот и скучнот. Создается впечатление, что, опубликовав свой первый опус, господин Симада с головой ушел в чтение Агаты Кристи или, на худой конец, Эллери Квина.

Начинается книга вполне хрестоматийно: в загородный дом богатого человека съезжается компания гостей отпраздновать… Рождество. А поскольку дом стоит «на самой северной точке Японии», то его еще и снегом завалило — все в лучших традициях жанра. К счастью, одним антуражем дело не ограничилось. В первую же ночь одна из приглашенных увидела за окном своей комнаты (на третьем этаже) мужское лицо — при том, что снаружи ни карниза, ни балкона. Через некоторое время выяснилось, что лицо принадлежало кукле с милым именем Голем, но как и зачем она бродит по ночам на уровне третьего этажа, остается непонятным. Дальше — лучше:

три убийства в запертых комнатах с тремя разными разгадками

(правда, у последнего убийства разгадка простенькая и, наверное, придет в голову многим читателям раньше, чем нужно). В первом случае в запертую комнату еще и вход с улицы, а на снегу — что? - правильно: никаких следов. Мотивы убийств тоже не просматриваются: первая жертва — незаметный шофер, вторая — бизнесмен, в смерти которого никто из присутствующих не был заинтересован, третья — студент-медик.

Первые две трети книги по арене мечутся полицейские, которые, как и положено, пребывают в растерянности, а читатель тем временем ждет выхода великого сыщика. С опаской ждет — этот сыщик, Киёси Митараи, во-первых, астролог и предсказатель, что строгому рационалисту вроде как и не к лицу; во-вторых, в «Токийском зодиаке» производил странное впечатление — все-таки сыщика нужно не только придумать, но еще и талантливо описать, с чем у Симады в первом романе были очень серьезные сложности. Но второй выход Митараи на арену в целом смотрится достаточно прилично: он не стал ярче и убедительнее, но зато и не слишком докучает читателю, не пропагандирует суеверий, а его гиперэксцентричность оказывается, как и положено, исполненной глубокого смысла — когда окружающим кажется, что сыщик несет чепуху, на деле он уже готовит ловушку убийце.

Что же происходит, когда тот в нее попадает и Митараи на пару с преступником объясняют, как все было? Мотивы просчитать невозможно; и, пожалуй, они могли бы быть капельку поубедительнее… но, так или иначе, находятся где-то в пределах допустимого (кстати, мотив для второго убийства заимствован из известного американского романа и еще более известной его экранизации). Довольно комично объясняется одна мелкая загадка (первый убитый был привязан за руку к ножке кровати);

на вопрос «зачем?» убийца отвечает: «Я… толком не знаю».

Но все-таки главное здесь — это запертые комнаты. Насколько убедительно они объяснены? Разгадка первого убийства (объясненного, впрочем, чуть раньше — еще в середине романа), равно как и отсутствия следов на снегу, достаточно проста и изящна. Разгадка второго… а вот здесь все гораздо хуже. Кто таков есть преступник в детективе? Это есть человек, который способен взять данные ему обстоятельства и использовать их наивыгоднейшим для себя образом. Но он не творит эти обстоятельства. У преступника должны быть примерно те же возможности, что у обычного человека. Если же его возможности безграничны (например, если он может сотворить целый мир, или построить город, или вырастить лес только для того, чтобы убить человека), тогда вся задача писателя сводится к тому, чтобы придумать, как преступник этими безграничными возможностями воспользовался. Так и в этом романе: да, для того, чтобы совершить убийство, преступник мог сделать то, что сделал. А будь он сказочным волшебником, он бы и не то еще смог. И — увы — разница между убийцей в «Доме кривых стен» и простым волшебником — невелика.

Одним словом, серия «Хонкаку-детектив» слегка подбуксовывает. Но, учитывая, что

Автор «Токийского зодиака» и «Дома кривых стен» — книг, предлагающих раскрыть преступления быстрее, чем это сделает главный герой — впервые приехал в Россию

Содзи Симада в России

Содзи Симада в России

Текст: Андрей Мягков

Фото предоставлены издательством "Эксмо"

По сложившейся традиции "Эксмо" под занавес лета открыло новый книжный сезон и, глядя журналистам прямо в глаза, рассказало, что же мы все будем читать осенью и зимой. О ближайших новинках, которые можно будет отыскать на ММКВЯ уже через неделю, мы подробно рассказывали вот здесь. О чуть более отдаленных - в октябре, например, выходит новый роман Иэна Макьюэна "Машины как я" в переводе Дмитрия Шепелева, и - почти одновременно с мировой премьерой - «Воображаемый друг» Стивена Чбоски ("Хорошо быть тихоней») в переводе Елены Петровой - обо всем этом мы обязательно поведаем ближе к холодам. А сейчас немного о Содзи Симаде, которого "Эксмо" привезло в Россию вместе с его романом "Дом кривых стен».


У себя на родине Симада - непререкаемый детективный авторитет, обладатель главной литературной премии страны (конечно, детективной) и дипломированный "Бог Загадки". Но популярность популярностью, а писателю также вменяют обновление (в особо агрессивных формулировках даже создание) самого жанра хонкаку - так японцы еще с 30-х годов называли свои детективы, сосредоточенные на загадке и "честной игре" с читателем, но именно Симада в 80-х освежил жанр, окончательно избавив его от психологии и общественно-политической рефлексии и утвердив примат загадки над художественностью. Впрочем, пускай автор расскажет сам.

Автор

Японский писатель сперва заверил, что с начитанностью в Стране восходящего солнца все обстоит примерно так же, как в России, - тамошним читателям прекрасно известны и Агата Кристи, и Конан Дойл, и Рэймонд Чандлер - и даже Акунин. "Акунина можно встретить в книжном магазине?" - удивился ведущий. "Да, можно встретить. Недавно мне рассказал о нем господин Познер. Я прочитал одну его книгу», - ответил Симада, после чего углубился в историю японской литературы.

Содзи Симада: В Японии то, что мы относим к современной литературе, долгое время вращалось вокруг двух тем - бедность и война. Но все меняется, и сейчас у людей возник запрос на загадки, так что до 80 процентов литературы в современной Японии - детективы. <. >Свою историю детектив начинает с научной революции - Ван Дайн сформулировал правила жанра. Если кратко: нужно странное помещение, в котором живут странные персонажи и обязательно происходит убийство. Затем появляется детектив, получает данные о подозреваемых - а в конце неожиданная [но строго логичная] развязка. "Дом кривых стен" как раз написан в соответствии с правилами Ван Дайна. "Хонкаку" можно перевести как «детектив в замкнутой комнате», хотя точного соответствия [в западных языках] нет. Жанр придумал Сабуро Кого, хотя детектив как таковой в Японию привез Эдогава Рампо. Но японцы тогда интересовались прежде всего мистикой - и Рампо [по примеру Эдгара По] стал создавать на ее основе страшные истории. Кроме того, большой популярностью пользовалась скабрезная литература. Было важно найти жанр, который не скатился бы до этого, но при этом оставался интересным читателю. Тогда Сабуро Кого и придумал хонкаку - сначала идея провалилась, но когда книги стали издавать в дешевых обложках, жанр стал популярен.

"Что для вас писательство - работа, хобби или что-то другое?» - не унимался ведущий.

Содзи Симада: Не знаю. Я считаю, что это скорее мое увлечение. Я много какой работой занимался и всегда делал хобби своей работой.

Вы ведь еще музыкант. Планируете ли вы в музыке добиться таких же успехов, как в писательстве?

Содзи Симада: Всегда очень любил музыку.

Когда мне еще не было тридцати, у меня даже была рок-группа. Но все, что я себе сейчас позволяю - пойти в караоке и петь там "Битлз».

Я хорошо знаю нижние партии, и если есть кто-то, кто исполняет верхние, получается красиво.

Вы, как и герой "Токийского зодиака», увлекаетесь астрологией. Почему?

Содзи Симада: Если кратко: я верю в астрологию. Если мы возьмем обычный гороскоп - то он практически бесполезен. Солнце оказывает большое влияние на человека, но не только солнце. Если же составить звездную карту, то можно получить довольно достоверную информацию о своей судьбе. Если говорить лично о моем гороскопе - то у меня достаточно легко должно было получаться все, что связано с изданием книг и выходом человека на международную арену.

Весной в Японию приезжали Познер и Ургант. Какие у вас впечатления от общения с ними?

- Познер - потрясающий человек, очень умный. Мне кажется, перед встречей со мной он прочитал все мои книги и все обо мне разузнал. Я слышал, что он очень известный, и как правило, люди, обладающие подобным бэкграундом, бывают высокомерными - в Познере же этого совершенно нет, и под конец нашей беседы я чувствовал, будто общаюсь со своим дальним родственником. Он очень моложавый, несмотря на свой возраст, и я попросил его поделиться секретом: может быть, есть какие-то ограничения?

Познер ответил, что ни в чем себя не ограничивает и просто продал душу дьяволу.

Приятно, когда именно японцы спрашивают у нас о секрете долголетия. Значит, что-то в мире меняется. А Иван?

Содзи Симада: Иван показался мне очень серьезным человеком. Познер все время шутил, а Иван ни разу не улыбнулся.

Публика единодушно рассмеялась, и беседа потекла в совсем уж непринужденном русле: Симада похвастался освоенными "спасибо" и "до свидания», рассказал, что с возрастом его стало меньше волновать чужое мнение и критику на свои книги он давно уже не читает, и даже спел пару строчек из "Битлз". А когда речь зашла об английских публикациях, писатель на пару с переводчицей то ли пошутил, то ли оговорился - и переименовал издательство "Пушкин" в "Путин".

"Кто вам ближе - Маккартни или Леннон?" - спросил журналист "Эха Москвы", когда все добродушно отсмеялись.

Содзи Симада: Очень сложно. С точки зрения мелодии - Маккартни. Но я думаю, что группы изначально не было бы без Леннона.

Читайте также: