Зачинщик драки на Старом базаре в Барнауле рассказал свою версию событий

Зачинщик драки на Старом базаре в Барнауле рассказал свою версию событий

12 мая на очередном заседании по делу о драке на Старом базаре в Барнауле допросили одного из главных свидетелей. Показания дал так называемый «инвалид» Дмитрий Лопатин, из-за которого погибший Павел Рохлов и ввязался в драку.
По словам Дмитрия, он приехал в бар «Брют» на Мало-Тобольской после 22 часов 26 июля. Там он приобрел бутылку вина. Мужчина утверждает, что выпил половину или чуть больше и быстро опьянел, так как до этого давно не употреблял алкоголь.

Конфликт с компанией Старцева был не первым для Дмитрия в тот вечер. Сначала он вступил в словесную перепалку с другой компанией из-за того, что сделал замечание какому-то парню по поводу его «грязных волос». Затем он приставал к сестре жены погибшего Светланы Рохловой – приглашал девушку на танец.

«Я предложил ей потанцевать. Она отказала, после чего я отошел в сторону», – утверждал на суде Дмитрий.

Однако из показаний Светланы Рохловой следует, что мужчина все же потанцевал с ее сестрой, и именно после этого они сделали вывод, что он инвалид, так как он якобы сам сообщил о неполноценно работающей руке.

После танца, которого Дмитрий, очевидно, не помнит, он захотел познакомиться с Лилией Ворогушиной, которая сопровождала обвиняемого Михаила Старцева в тот вечер. По словам Дмитрия, он «оказывал ей знаки внимания».

«Старцев осадил меня, дал понять, чтобы я отстал. Я точно не помню, что конкретно он мне сказал, но помню, что счел это грубым. После этого я подошел к своей машине, на которой приехал, и достал из багажника трость около 5 см в диаметре с каучуковым наконечником», – рассказал свидетель.

Обернувшись вместе с тростью в руках, Дмитрий увидел, как Михаил Старцев приближается к нему. «Чтобы обезопасить себя», он начал размахивать орудием. Несколько раз, по его словам, он ударил обвиняемого.

«По девушкам я точно тростью не попал. Они пытались выбить ее у меня из рук, кричали, чтобы я «бросил биту». А я просто не хотел, чтобы ко мне подходили. В какой-то момент Старцев повалил меня и началась потасовка, трость куда-то выпала, и на данный момент я не в курсе, где она – наверное, у следствия», – заявил Дмитрий.

Здесь показания Лопатина расходятся с показаниями нескольких свидетелей, включая бармена бара – он утверждал, что Дмитрий все же ударил тростью кого-то из девушек.

Насколько помнит свидетель, во время потасовки со Старцевым к ним подбежали «двое мужчин в белых футболках или рубашках», и кто-то из них оттащил обвиняемого. Дмитрий смог подняться и отойти в сторону, «чтобы отдышаться». В это же время к компании подбежали Рохлова и ее сестра и стали «что-то кричать» – что конкретно, Лопатин не помнит.

«У них завязался конфликт с девушками из компании Старцева. Я в это время стоял в стороне, но видел, как Рохлов ударил или толкнул Ворогушину, а затем последовал удар Старцева. После этого Рохлов упал и больше не подавал признаков жизни. Я подошел к Старцеву и спросил, зачем он это сделал, но он не ответил», – сообщил свидетель.

По смутным воспоминаниям Лопатина, он зачем-то решил продолжить конфликт. Примерно в 50 метрах от лежащего на асфальте Рохлова он снова затеял драку со Старцевым.

«Я целенаправленно пошел к нему и хотел нанести удар, но девушка, что была рядом с ним, повалила меня на землю, и завязалась новая потасовка. В это же время Светлана Рохлова стала снимать происходящее на телефон, кричала и оскорбляла Старцева», – заявил Дмитрий.

Затем Светлана Рохлова села за руль и, по словам Лопатина, «стала беспорядочно кружить по парковке, пытаясь на кого-то наехать, пока не застряла на бордюре, после чего ее смогли вытащить сотрудники полиции».

В ходе заседания сотрудница прокуратуры огласила показания Дмитрия Лопатина, которые он давал в ходе следствия, «в связи с существенными противоречиями», в том числе по поводу его инвалидности.

В самых первых показаниях в 7-м часу утра 27 июля 2020 года свидетель заявил, что трость ему нужна была, «чтобы передвигаться, так как он является инвалидом после ДТП». Затем его допрашивали в октябре 2020 года. В этих показаниях он признался, что инвалидность на момент драки с него была снята, но не из-за выздоровления, а из-за «изменений в законодательстве».

«Я понимал, что мои действия были не совсем законны, и хотел себя обезопасить от возможных последствий. Испугался, поэтому и наговорил, что инвалид. Плюс я еще фактически был пьян на момент первого допроса», – объяснил разницу в показаниях свидетель.

Кроме этого, Дмитрий заявил на суде, что никому в вечер трагедии не сообщал про свою инвалидность, и вообще чувствует себя практически полностью здоровым.

На просьбу стороны защиты оценить свое поведение в тот вечер свидетель сказал, что был «навязчивым», но не имел при этом «цели подраться».

«Я не считал, что мне что-то угрожает, Старцева не боялся, о помощи никого не просил и вообще чувствовал себя с ним на равных», – твердо заявил Дмитрий.

Напомним, экс-боксера Михаила Старцева обвиняют в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть человека. Ему грозит лишение свободы на срок до 15 лет. Старцев пробыл в СИЗО до 23 октября. Сейчас он находится под домашним арестом.