Воспитание по кайфу: вместо ремня и строгости — совместный ютуб-канал

Барнаулец Юрий Колесников воспитывает сына в одиночку и прибегает к «четким» методам настоящего бати

Юрий Колесников знает, как найти общий язык с сыном / Фото: Екатерина Кузнецова

Чтобы достучаться до сына, барнаулец создал с ним совместный ютуб-канал «Отцы и дети». В своих выпусках они соревнуются, спорят и узнают что-то новое. Юрий Колесников сумел вытащить сына из плохой компании и стать ему лучшим другом. Корреспондент Amiс узнал необычные подробности жизни двух друзей, блогеров и по совместительству отца и сына-пятиклассника.

Корреспондент: Почему вы остались с сыном вдвоем?

 Юрий Колесников: Мы с женой развелись больше десяти лет назад. И сын остался в той семье, с мамой и отчимом. До прошлого года я был папой «выходного дня», забирал Ваню на неделю, бывало на месяц. Мы отлично общались, пока не произошла череда событий…

В 2018 году Ваня учился в третьем классе и резко стал уходить «под откос». Мог уйти гулять, никому не сказав, не отвечать на телефонные звонки, начал общаться с плохой компанией. Встретились с сыном, и в разговоре проскочило, что в той семье его воспитывают ремнем. Тогда я понял – авторитет в том доме был потерян.

Корр: Ты против воспитания ремнем?

Ю.К.: Сына за разные мелочи лупили, и меня это не устраивало. Я считаю, что такое «воспитание» накладывается на психику. Бывшая супруга мне говорит: «У нас свои методы воспитания. Ты либо не лезь, либо воспитывай сам, раз такой авторитет».

Разговор закончился тем, что я спросил сына: пойдет ли он ко мне жить, и предупредил, что перебежек не будет. Сын согласился. Началась наша совместная мужская жизнь.

Корр: С чего началось перевоспитание?

Ю.К.: Мы очень много разговаривали. Я понимал, что надо вытащить его из компании хулиганов, но «не общайся с ними» не подействует, надо было мягко это показать. Как-то раз мы собрались с мужиками в баню, я взял с собой Ваньку. Мои друзья рассказывали про детство, школу, порядочность и трудолюбие. Разговоры о плохом и хорошем были нужны.

На тот момент у сына было понятие «элита школы»: «Ты в чем ходишь, в «Найке», или ты нищий?» Я начал покупать ему самую дешевую одежду и обувь. «Все, что снаружи – не имеет значения, вопрос в том, что внутри», – объяснял я Ване.

Корр: Воспитание ограничивалось разговорами?

Ю.К.: Я решил отправить его в музыкальную школу. Заставить туда ходить пацана не так просто. Мы вместе открыли видео в интернете, где парень в метро играет на фортепиано и просто взрывает публику. Сына это заинтересовало. «Если начал заниматься – до конца дело доводи», – объяснял я. Еще сын начал заниматься английским языком, поехал в детский лагерь. Так про плохую компанию Ваня забыл.

Корр: Как вы пришли к созданию семейного ютуб-канала?

Ю.К.: Ребенок хотел стать блогером уже давно. Пробовал что-то снимать, но не получалось. Ваня не понимал, что нужно создать концепцию, оформить канал, придумать темы, написать сценарий. Сына хватило на восемь коротких видео, снятых во время прогулки или дома. «Не моя тема, пап», – заявил сын. Тогда я предложил ему совместный канал.

Корр: Для чего задумывался канал «Отцы и дети», повеселиться?

Ю.К.: Это и общение между собой в рамках выпуска, где мы поднимаем спорные темы, которые потом обсуждаем, и способ понять, что сыну интересно. Мы совместно придумываем контент. Сына иногда заносит на «хайпы», которые интересны только ему, поэтому последнее слово остается за мной.

По сути, это уникальный канал, не имеющий аналогов в мире. Основная задумка – выпускать что-то с пользой и удовольствием.

Корр: Какие темы вы освещаете на канале?

Ю.К.: В выпусках мы «зарубались» с сыном, кто физически более развит, по очереди выполняли разные упражнения. Было много веселого: когда настал момент отжиматься, то сын просто лег на пол и начал смеяться надо мной. Еще на полях YouTube Ваня гонял меня по вопросам Всероссийских проверочных работ за пятый класс по разным предметам. Я понял, что знания нужны основательные – правильные ответы в голову приходили не всегда.

Было несколько выпусков о молодежном сленге против «базара» девяностых. Сын спрашивал у меня, что означают геймерские школьные словечки, и я пытался предположить. Потом мы менялись ролями, и Ваня угадывал выражения моей молодости. Мораль этих выпусков – надо уметь находить общий язык в любом возрасте и не критиковать друг друга.

Сейчас мы создаем новую рубрику: Ваня каждую неделю будет знакомиться с профессиями – столяр, маляр, официант, повар и так далее. Мы договариваемся и приезжаем, например, в столярку. Общаемся с работниками, сын пробует сделать что-то самостоятельно. В конце резюмируются впечатления.

Корр: Что нужно начинающему блогеру?

Ю.К.: Если это дети, то без поддержки родителей не обойтись. Главное, понять, зачем ты создаешь канал, что хочешь донести. В первую очередь надо видеть четкую цель.

Корр: Ты хочешь от канала подписчиков или видеть на улице, как отцы с детьми гуляют, в футбол играют?

Ю.К.: Я за семейные ценности, взаимоотношение и воспитание. На канале «Отцы и дети» мы общаемся, проводим вместе с сыном время и говорим о полезных вещах. У меня есть личный канал – «ЮВ TV», в рамках которого я беседую с различными экспертами: учеными, преподавателями, практикующими специалистами. Там поднимаются серьезные вопросы, связанные с отношениями между мужчинами и женщинами, воспитанием и беременностью. Затрагивается проблема детской наркозависимости.

Корр: Твое отношение к пранкерам на ютубе? Нравится, что делают блогеры в центральной части России?

Ю.К.: Это хайп, все что запрещено – интересно молодежи. Обычно родители дают ребенку планшет и не контролируют его «путешествия» по интернету. Мой сын и песни матерные слушает. Но у нас всегда есть разговор по этому поводу. Я не говорю «нет». Ему нужно показать и рассказать, заставить думать об увиденном под правильным ракурсом. Тогда ребенок сам начнет размышлять.

Корр: Человека на улице пинают, и ролик набирает 10 млн просмотров…

Ю.К.: Я этого не исправлю, критика не ведет к действию. Но я могу донести до ребенка, почему это показывают и как к этому относиться.

Корр: Есть критика в адрес молодежи: подвернутые штаны, пирсинг, непонятные прически?

Ю.К.: Я, конечно, говорю сыну: «Ты что, как баба, одеваешься в лосины». Но не настаиваю на чем-то. Почему мы забываем штаны-клеш или семиклинки на голове? У родителей есть тенденция забывать молодость, а они тоже были не идеальны. Сейчас молодежь собирается в торговых центрах, а раньше были «падики». Только дислокация сменилась. Критики к поколению нет, есть вопросы к воспитанию.

Корр: Основные ошибки в воспитании детей, которые ты видишь?

Ю.К.: Как воспитывать девочек – я не знаю, а про мальчиков могу сказать, что мальчиками занимаются девочки, и делают из них девочек. С пацанов сдувают пылинки, тотальный контроль – не дают им принимать решения. Поэтому перекос сильный идет: парни ответственность на себя не берут, зато бабы «гром» и там, и тут успевают. Нельзя забывать, что рядом с сильным мужчиной должна быть женственная девушка.

Корр: У вас с сыном есть золотые правила, которые нельзя нарушать?

Ю.К.: Да, первое правило: разговаривать обо всем. Некоторые темы для обсуждений мы вынесли на канал «Отцы и дети». Каждый день сын поднимает вопросы про профессии, деньги, девушек, человеческие качества. Иногда мы жестко спорим, но выслушиваем друг друга.

Второе правило: сказал – сделал. Мужчина должен держать свое слово. «Запомни раз и навсегда, близкие люди друг другу не врут. Наврал – это путь в никуда. Да, ты получишь за свой косяк, но не ври». Говорить правду – это третье правило. С враньем была жесткая тема: сын не ходил месяц на английский. В итоге я достал ремень, но рука у меня не поднялась. Четверть сын проходил без телефона и получал домашние задания на каждый день. Больше Ваня никогда меня не обманывал.

Подчеркну, что отдельно, как принцип, я выделяю мужскую самостоятельность.

Корр: О какой самостоятельности идет речь в 12 лет?

Ю.К.: Будущий мужчина должен уметь делать выбор самостоятельно. Я сказал ребенку убраться и ушел на работу. Захожу домой, а конь не валялся. Сын говорит: «Честно, пап, я смотрел сериал». Я говорю: твой главный сериал – это твоя жизнь, которая проходит мимо. Основное дело ты не сделал, сегодня вопрос надо закрыть. В итоге идет уборка до трех ночи, но у нас есть правило – генеральную уборку мы обязательно делаем вместе.

Следующее правило: я никогда не заглядываю в дневник, доверяю сыну. Он учится на четыре и пять. Многие мамочки бегают за детьми, а про момент самостоятельности забывают. Еще я Ваню уже год не бужу в школу. Он сам просыпается и будит меня – этого его обязанность. Надо что-то отдавать детям под ответственность. Ребенок ошибку сделал, а родители орут. Ошибка гроша не стоит.

Однажды моей маме надо было купить картошку. Мама обратилась ко мне с этой просьбой. А я ответил, что Иван сможет это сделать. Ему тогда было 11 лет. «Вот тебе деньги. Твоя задача – посмотреть, чтобы картошка была хорошая, договориться, чтобы привезли до погреба и выгрузили в погреб», – сказал я сыну. Убить его не убьют, если обманут и отберут – это опыт. Гнилая картошка – тоже опыт. Это не трагедия, но дает возможность стать самостоятельным.

Важно не забывать, что стая копирует вожака. Когда ты будешь говорить, но не делать, у ребенка будет разрыв шаблона. Сын как-то увидел, что я хожу зимой в кроссовках, и сам ходить начал. И получился потом тяжелый разговор. Я говорю, что забочусь о его здоровье, а он мне: «А я о твоем».

Корр: Приходилось появляться на школьных собраниях?

Ю.К.: Не без этого. Я понял, что большинство мамочек слышат только своих детей: «Мой одуванчик самый лучший». Как я ни приду на родительское собрание, они всегда хотят кого-то выгнать из учителей: «Давайте жалобы писать».

Однажды Ваня плохо вел себя на русском языке. Меня вызвали в школу, и я почувствовал, что учитель не может слово сказать: «Вы знаете… ваш ребенок…» И боится критиковать его. Я объяснил, что она может жестко ставить ребенка на место. А сыну объяснил, что жаловаться на учителя не надо, в школе он главный.

Корр: Друзей сына знаешь?

Ю.К.: Не всех, но знаю. Мы ездили с детьми участвовать в квесте, сын позвал своих друзей и меня за компанию. Было весело.

Корр: Чтобы уделять столько времени ребенку, надо сидеть дома?

Ю.К.: Я допоздна работаю, как и другие. Не успевает тот, кто ничего не делает. С того момента когда я жил без ребенка, у меня ничего не поменялось. Я могу пойти в ночной клуб, но спрашиваю: «Сын, я вечером пойду с друзьями посижу?» Он отвечает: «Пап, хорошо».

Корр: Карманные деньги даешь сыну? Что если попросит миллион на первое дело?

Ю.К.: Для бизнеса деньги не нужны – это утопия. Устраиваешься на работу, копишь, зарабатываешь. Потраченный миллион его ничему не научит. Не будет навыков, шагов, знаний. Есть выражение «предпринимательская зрелость», которая должна наступить.

Ежедневно я даю Ивану сто рублей. Он захотел новый самокат, я говорю: у тебя есть возможность заработать. Я его устраивал помощником по продвижению «Инстаграм». Он начал заниматься этим, но вскоре «слился». Я говорю, что грузчиком пойдешь, сын кивает головой.

Я звоню друзьям: давай моего на разгрузку кег… Объяснил ему, что разгружал вагоны сутками без остановки. Ноша оказалась тяжелой для Ивана. Потом он начал искать работу уже самостоятельно, и остановился на дворнике. Сообщил мне, что платят 14 000 рублей. Я договорюсь с ЖЭУ и устрою его неофициально помощником. Желания детей не должны пресекаться родителями.

Корр: Как вам живется в доме без женщины?

Ю.К.: Да вы знаете, как-то даже не задумываюсь над этим вопросом. В целом я за полные семьи. Женщина – это нежность, доброта и уют.

Ютуб-канал «Отцы и дети»
Ютуб-канал Юрия Колесникова «ЮВ TV»
Инстаграм Юрия Колесникова