Венесуэла: Москва играет очень тонко

Венесуэла: Москва играет очень тонко

Москва играет на обострение в венесуэльской партии. При этом задачей Кремля не является спасение Николаса Мадуро. Ставки куда выше и глобальнее.

Додавим

Еще недавно казалось, что режим Николаса Мадуро обречен. Да, американцам не удалось его свергнуть путем переворота, однако у Вашингтона остается достаточно ресурсов для того, чтобы додавить неугодного президента.

Стратегия США проста, и зиждется на двух столпах. Прежде всего, это эксплуатация экономических ошибок венесуэльских властей (которые, возможно, обостряют определенные действия американских саботажников).

Так, не важно почему возник блэкаут (отсутствие электроэнергии из-за аварии электростанции) в стране – из-за недофинансирования инфраструктуры или же действий хакеров и/или снайперов, — но он уже нанес серьезный удар по экономике страны.

Не работают порты,простаивают мощности для переработки тяжелой нефти в экспортные, более «легкие» варианты.

Основной удар нанесен, однако, по пищевой промышленности – уже потеряны до 2 тысяч тонн мяса и 5 миллионов литров молока. В целом же, по некоторым данным, каждый день блекаута стоит венесуэльской экономике до 200 миллионов долларов.

Американцы же со своей стороны «утрамбовывают» ситуацию международным давлением (на их стороне почти вся Южная Америка и Европа), а также своим односторонними санкциями.

С конца апреля должен вступить в силу запрет на покупку американскими компаниями венесуэльской нефти, значительная часть которой а) поставляется в США и б) может быть переработана только на специальных заводах, которые есть в Соединенных Штатах.

В Вашингтоне надеются, что под гнетом экономических проблем режим Мадуро просто схлопнется. Экономика страны слаба и зависима от импорта, а финансовой помощи извне не предвидится – китайцы (которых Вашингтон и хочет изгнать из Венесуэлы в ходе всей этой истории) фактически ретировались сами.

Путин в помощь

Однако не ретировалась Москва. Да, Россия не собирается спонсировать режим Мадуро, но делает вид, что готова его защищать. В Каракас прибыло два военно-транспортных самолета вооруженных сил РФ. По сообщениям западных СМИ, там находятся до сотни российских военных, а также 35 тонн груза для обеспечения их работы.

Москва и не отрицает факт прибытия, объясняя это реализацией соглашения о военно-техническом сотрудничестве от 2001 года. Сотрудничестве с признанным ею президентом страны, а не с нелегитимной Национальной Ассамблеей – парламентом, который в рамках п.11 ст. 187 конституции Венесуэлы должен одобрить выполнение иностранными военными задач внутри страны.

Да и вообще, Кремль призывает не драматизировать ситуацию. «Да, мы послали военные самолеты в эту страну. Но какая в этом сенсация? Американцы ровно таким же образом посылают самолеты по всему миру», — отметил российский сенатор Константин Косачев.

В Вашингтоне, однако, драматизируют. Американцы уже обвинили Москву в «безрассудной эскалации» ситуации. Их поддержала Организация Американских Государств, назвавшая российских военных «инструментом репрессивного запугивания», и раскритиковавшая Москву за сотрудничество с «узурпирующим власть режимом».

При этом Запад делает вид, что может и не ограничиться возмущением. Так, Трамп призвал Россию «убраться из Венесуэлы», и заявил, для этого «все методы допустимы».

Узри и оцени

Зачем Россия пошла на эскалацию? Уж точно не для спасения режима Николаса Мадуро – игра не стоит свеч. Цели глобальнее. Программа-минимум – поднятие авторитета в странах третьего мира. Программа-максимум – принуждение США к пересмотру российско-американских отношений.

Москва играет очень тонко. Да, в случае начала каких-то реальных боевых действий российская группировка в Венесуэле окажется не спасителем, а заложницей ситуации. Россия – не Советский Союз, и у нее нет таких возможностей для проецирования силы в Южной Америке, какие были у СССР в 60-е и 70-е годы.

Однако в Кремле уверены в победе в этой партии, поскольку понимают, что никаких реальных боевых действий не будет. Трамп не станет ни сам отправлять войска, ни санкционировать вторжения колумбийцев и/или бразильцев.

Во-первых, потому, что венесуэльская армия – крепкий орешек, и генералы (которые являются частью чавистского режима и кормятся за счет предоставленных им этим режимом сегментов экономики) капитулировать не собираются. И Трампу там светит не Гренада, а Афганистан.

Во-вторых, вторжение может сплотить простых венесуэльцев вокруг пусть и коррумированного, но своего президента. Что полностью обнулит уже появляющиеся результаты его стратегии по додавливанию чавистского режима.

Таким образом, демонстративно защищая Венесуэлу от призрачной угрозы вторжения, Россия пытается набрать политические очки в странах третьего мира. И показать, что (в отличие от Китая) она своих партнеров в беде не бросает.

Даже партнеров, находящихся почти в 10 тысячах километров от Москвы. Более того, демонстрируя готовность вмешаться в дела Венесуэлы, Кремль может показать Вашингтону ограниченность его ресурсов, а также возможность иных стран играть на чужих «задних дворах».

Возможно, такое отрезвление поможет Соединенным Штатам более взвешенно относиться к своим действиям на российском заднем дворе – например, на той же Украине. Как в свое время появление советских ракет на Кубе принудило Вашингтон пересмотреть его решение о размещении ядерного оружия в Турции.

Вот только российская тонка игра не учитывает толстого фактора Трампа. Нынешний американский президент не действует в рамках стандартной поведенческой логики – он действует ассиметрично, держа в уме лишь достижения результата.

А результатом венесуэльской авантюры для США должно быть не столько свержение Мадуро, сколько публичная демонстрация всем странам Латинской Америке того, что слон снова хозяйничает в своих джунглях. И для этого нужно будет показать, что медведю место лишь в его тайге.