Урон репутации сотрудников полиции: опровержение на статью Amic.ru

От ГУ МВД РФ по Алтайскому краю в адрес нашей редакции поступило опровержение

Из ГУ МВД по Алтайскому краю в адрес редакции регионального информационного портала Amic.ru поступило электронное письмо с просьбой опубликовать опровержение следующего содержания:

«В соответствии со статьей 43 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» просим вас опубликовать опровержение не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство сотрудников органов внутренних дел сведений, размещенных в материале «Шубу из собаки сшила?» Как жительницу Барнаула с пристрастием допрашивали в ОВД» на ленте информационного агентства «Амител» 8-го февраля 2019 года в 11:12. В указанном материале приводится следующий комментарий адвоката Алексея Кандрина: 

«11.12.2018 в вечернее время, около восьми часов, мне поступил звонок. Звонил мужчина. Он сказал, что его жена ушла в полицию, чтобы забрать свои вещи, и пропала. По его словам, у нее не отвечает телефон, а последнее, что он услышал, были крики в телефонной трубке, когда супруга ему звонила. Он сказал, что находится возле отдела полиции по адресу Юрина, 228. Когда я подъехал туда, он рассказал об обстоятельствах произошедшего. Когда я зашел в отдел полиции, увидел Елену. Она сидела в кабинете и давала объяснения следователю Следственного комитета. Я ужаснулся. У Елены была разбита губа, на глазу гематома. Рядом с ней лежал ее пуховик, капюшон которого был разорван. Она была в очень подавленном состоянии, на глазах слезы. Я попытался ее успокоить, насколько это было возможно. Елена дала пояснения следователю об обстоятельствах случившегося, также нами было написано заявление о совершении в отношении нее преступления сотрудником полиции. Следователь Следственного комитета выписала нам направление на прохождение медицинской экспертизы и сказала, что вызовет нас для дачи показаний. Выйдя из отдела полиции, я, Елена и ее супруг отправились в травмпункт, где ей и были поставлены вышеописанные диагнозы. По прошествии трех недель никаких звонков, вызовов от следователя Следственного комитета не поступало. Также, насколько мне известно, никаких решений о возбуждении уголовного дела также не принималось. На сегодняшний день Елена находится на стационарном лечении в больнице в связи с полученными ею в ходе вышеописанного инцидента травм. Сроки ее восстановления неизвестны в связи с тем, что у нее, помимо прочего, были обнаружены дополнительные повреждения, не выявленные ранее. Полагаю, что такое поведение неприемлемо в человеческом обществе ни для кого-либо, особенно если речь идет о сотруднике полиции. Такому человеку нельзя работать в правоохранительных органах, более того, этот человек имеет табельное оружие и полномочия власти. Полагаю, что своими поступками сотрудник полиции, избивший Елену, позорит органы МВД. Такие сотрудники, вместо того, чтобы защищать интересы граждан, наоборот используют свои полномочия, чтобы совершать преступления. Надеюсь, что Следственный комитет примет правильное процессуальное решение и разберется в сложившейся ситуации».

Сотрудники следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Алтайскому краю рассмотрели материалы проверки по сообщению о неправомерных действиях сотрудников полиции в отношении жительницы Барнаула и ее супруга, речь о которых идет в указанном материале, и вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников полиции пункта полиции «Докучаево» отдела полиции по Ленинскому району Управления МВД России по городу Барнаулу в связи с отсутствием в их действиях составов преступлений. Таким образом, факты, о которых публично заявил адвокат Алексей Кандрин, не соответствуют действительности, формируют ложное представление о деятельности органов внутренних дел края, наносят урон репутации сотрудников полиции.

В отношении же жительницы Барнаула Елены К. (так она названа в материале) сотрудниками следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Алтайскому краю было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 Уголовного кодекса Российской Федерации – применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у одного из сотрудников полиции были обнаружены закрытый перелом носа, ушиб мягких тканей спинки носа и кровоподтек в области правого глаза).

Начальник отдела информации и общественных связей С.А. Ляпунова» 

Буквально в этот же день в редакцию поступило письмо от адвоката героини публикации Алексея Кандрина следующего содержания:

«С тех пор как было сообщение в СМИ, произошел ряд событий. Положение Елены Коротенко усугубилось. 26 февраля Елена получила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, где было сказано, что в действиях сотрудника полиции Шмакова отсутствует состав преступлений предусмотренных ч. 1 ст.285 п. А ч. 3 ст. 286 УК РФ, т. е. по мнению следователя, оперативник, который со слов Елены нанес ей физические увечья, действовал правомерно в соответствии с ФЗ №3 от 07.02.2011 «О полиции». Впоследствии, 13.03.2019 г., постановление об отказе в возбуждении уголовного дела следователя Следственного комитета было отменено прокуратурой как незаконное.

В настоящее время тем же следователем Следственного комитета, по тем же обстоятельствам возбуждено уголовное дело по части 2 ст. 318 УК РФ по факту применения насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти.

Свои выводы следствие сделало, опираясь на объяснения Елены, Шмакова и его коллег, которые, в свою очередь, также участвовали в расследовании дела о краже собаки и находились в отделении полиции, и документы, подтверждающие наличие полученных травм. Напомню, что у Елены были подтверждены сотрясение мозга, смещение шейных позвонков, перелом ребер, ушибы лица.

Этих оснований хватило для возбуждения дела по ст. 318 УК РФ (Нападение на сотрудника полиции»), а по заявлению Елены оказалось, что ее показаний недостаточно, поскольку никто не видел, как Шмаков причинял вред Елене.

При возбуждении дела следствие должно учитывать мотив совершения преступления, объективную сторону и субъективную сторону. Мотива у Елены причинить вред Шмакову не было, а Шмаков, со слов Елены, требовал дать признательные показания, оказывал психологическое и физическое воздействие, чтобы получить желаемый результат. Почему она оказалась у оперативника Шмакова в кабинете? Могла ли женщина правша сломать нос взрослому мужчине (матерому оперативнику), нанеся удар левой рукой? Если все-таки травмы Шмакову были нанесены Еленой, то что подвигло ее сделать это, состояние аффекта или что-то иное? Каким образом и когда была нанесена травма сотруднику Шмакову, и вообще Еленой ли были нанесены эти травмы?

Также полагаю, что следствие при расследовании должно учитывать характеристику личности как Шмакова, так и Елены.

При этом стоит обратить внимание на прошлое оперативника Шмакова. В 2013 г. приговором Индустриального районного суда г. Барнаула Шмаков Д.В. признан виновным и осужден по ст. 286 ч. 3 п. «а, б» УК РФ (по аналогичной статье УК РФ, в возбуждении дела по которой было отказано) к 4 годам лишения свободы. Шмакова обвиняли в том, что он совместно с коллегой нанес множественные удары руками и ногами по голове, туловищу, конечностям и половому органу потерпевшего Л. Получив в очередной раз отказ Л. от дачи признательных показаний, коллега Шмакова залил в носоглотку потерпевшему неустановленную следствием едкую химическую жидкость, причинив последнему химический ожог кожи лица, а Шмаков в это время удерживал ноги потерпевшего. Они прижигали тлеющую сигарету о ступню левой ноги потерпевшего, причинив ему термический ожог.

Вышеуказанные факты – не художественный вымысел из очередного голливудского триллера, как может показаться на первый взгляд, а цитата из приговора.

Впоследствии в апелляционной инстанции приговор был отменен. Шмакова и его коллегу оправдали, поскольку приняв во внимание личность потерпевшего (впоследствии был осужден к длительному сроку лишения свободы) да и в камере, где он содержался, нашлись свидетели защиты, которые своими показаниями подтвердили невиновность Шмакова и его коллеги. Также судом был выявлен ряд ошибок при проведении расследования, в результате которых Шмаков и его коллега смогли добиться положительного решения суда. Текст вышеуказанного оправдательного приговора можно найти в сети Интернет, в том числе и на сайте Алтайского краевого суда.

Читая оправдательный приговор, невольно напрашиваются параллели с делом Елены. От человека требуют дачи признательных показаний, а когда он отказывается их давать, к нему применяется насилие.

Полагаю, что либо сотруднику полиции Шмакову сильно не везет по службе и он регулярно попадает в похожие друг на друга ситуации, где его беспочвенно обвиняют в превышении своих должностных полномочий и применении насилия, нападают на него, либо же Шмаков, почувствовав свою безнаказанность, позволяет себе делать вещи, которые не только с точки зрения закона неприемлемы, но и с точки зрения моральных, человеческих норм поведения.

Надеюсь, что Следственный комитет разберется и даст правовую оценку всем действиям сотрудника полиции Шмакова, Елены, и поставит точку в разрешении вышеуказанных противоречий.

Касаемо расследования, непосредственно дела по кражи собаки. На сегодняшний день Елена не вызывалась в полицию для проведения каких-либо следственных действий. Она не является ни свидетелем, ни подозреваемой по делу.

Несмотря на повышенное внимание общественности к вышеуказанным событиям, сообщениям в СМИ, на сегодняшний день не проведена проверка в порядке статьи 144 УПК РФ на предмет жестокого обращения с животным.

Вопреки тому, что проверкой заявления Коротенко о том, что расследованием и проверкой вышеуказанных событий занимался Следственный комитет, 01 марта 2019 г. Елена была приглашена в отдел собственной безопасности МВД для проведения опроса не на предмет незаконных действий сотрудников МВД, а на предмет публикации статьи с ее комментариями в СМИ. Полагаю, что возможна ситуация, когда правоохранительные органы попытаются какими-либо способами помешать освещению произошедших событий.

Подытожив вышесказанное, можно сделать вывод о том, что единственная надежда на справедливое и объективное расследование – это общественное внимание».

Материалы по теме

  • «Шубу из собаки сшила?» Как жительницу Барнаула с пристрастием допрашивали в ОВД
    В редакцию Amic.ru обратилась женщина и рассказала шокирующую историю

    15146 118