«У меня гаечки закручены». Глава Сибирского сельсовета рассказал о шведском варианте пандемии, художнике Карлине и оптимизации медицины

Олег Боронин большую часть жизни занимался наукой — писал диссертацию и научные труды. А в 2012-м стал главой сельсовета. Видно, что он с не меньшим, чем в науке, энтузиазмом занимается крышами школ и ремонтом клуба. А недавно замахнулся на солнечную энергетику. И — бинго! — у него получилось. Зачем Сибирскому сельсовету микро-СЭС? Почему глава с теплом вспоминает прежнего губернатора, а в пандемию выбрал шведский вариант реагирования? Он ответил на эти и массу других вопросов.

Олег Боронин.

Facebook Олега Боронина.

«Готов к любому развитию событий»

— Олег Валерьевич, глава сельсовета — это какая-никакая, а власть. У вас как представителя власти нет ощущения бессилия или беспомощности в этой коронавирусной ситуации?

— Не какая-то там власть, а единственная в сельской местности, которую видят люди и на которую, наверное, они надеются и рассчитывают. Ощущение бессилия у меня нет. Если ты бессилен и не можешь чем-то людям помочь по своим возможностям — значит, надо уходить.

— Какое у людей на селе настроение? Кого больше ругают — Путина, Томенко, китайцев? Много ли антимасочников?

— Настроения разные. Особых проявлений антиковидности я не вижу. Паники тоже большой нет. Ругают минздрав, губернатора, федеральные министерства, но в обычных пределах. Есть большой негатив по отношению к районной власти.

Не ощущаю такого негатива по отношению к сельсовету — хотя и не без этого. Что будет завтра-послезавтра, не знаю. Морально я готов к любому развитию событий.

В поселке Сибирский.

Группа «Сибирское земство» в «Одноклассниках».

«Гайки у меня закручены»

— А что вы как глава сельсовета можете в этой ситуации? Врачей не хватает, а это от вас не зависит.

— На моей подведомственной территории пока не возникало таких экстраординарных ситуаций, когда все — уперлись в стену. К сожалению, есть смерти, косвенно связанные с ковидом. Есть, конечно, больные.

Есть тот шлейф проблем, которые связаны с неповоротливостью и неготовностью всей системы. И иногда приходится вмешиваться — на уровне ЦРБ, личных звонков в краевую больницу скорой помощи.

Что касается наших возможностей. 31 марта я подписал постановление, абсолютно независимое от позиции губернатора и президента. Оно было основано на рекомендациях и всемирных, и российских медицинских организаций. Я не допустил на своей территории никаких локдаунов. Но и вспышек пока не произошло.

— А суть его в чем?

— Мы не метались и ничего не закрывали. В каком-то смысле пошли по шведскому варианту. Масочный режим в определенных пределах как существовал, так и существует. Массовые мероприятия не проводятся. Если что-то проводится, то с соблюдением социальной дистанции и пресловутого масочного режима.

И пока у меня не будет собственного понимания снижения угрозы распространения коронавируса, я ничего не буду менять. А все эти изменения губернаторского указа я даже не читаю. Потому что политика на местном уровне должна быть последовательной.

Запрет.

Altapress.ru

— Как вы можете наказать нарушителей? Оштрафовать можете?

— Со мной лучше не ссориться. Могу приехать и проверить — к моему приезду никто не готовится. Могу разозлиться и огорчиться. У меня гаечки закручены.

— Нашлете на нарушителя Роспотребнадзор?

— Рычаги регулирования ситуации у местной власти есть. Я же могу по закону подойти к решению проблем, а могу по-человечески. Земля круглая, встретимся. В условиях сложившейся плохо управляемой системы власти в России ответственный руководитель организации должен исходить именно из таких соображений.

И у меня еще не было прецедентов, чтобы кто-то с марта со мной поссорился по поводу работников 65+, режима санобработки и так далее.

В поселке Сибирский.

Группа «Сибирское земство» в «Одноклассниках».

«Глава не должен протирать штаны»

— Вы как-то говорили, что скучаете по барину — Карлину, предыдущему губернатору. А ведь оптимизацию здравоохранения он начал, по живому же резал. Вы сегодня свое отношение к нему не пересмотрели?

— Я не идеализирую Александра Богдановича, я сам его критиковал. Говорю лишь о том, что все познается в сравнении. Ну элементарные вещи: Карлина боялись, и его команда, на мой взгляд, была посильнее, поопытнее, эффективнее. Она более трепетно относилась к региону и его проблемам (я не говорю сейчас о коррупции).

Но Александр Богданович — он как художник. Если он принимал какое-то решение — то потому, что он так видел. Имел право.

Что касается оптимизации медицинской сферы, то далеко не все зависит от руководителя региона. Есть нормативы, принятые на федеральном уровне: количество коек на душу населения, количество ставок.

— Ну то есть вы объясняете оптимизацию тем, что это было не его инициативой?

— Конечно, это не было его инициативой. Когда начали оптимизацию, эти самые нормативы сильно поменялись. Другое дело, что руководитель любой территории должен на Госсовете и прочих мероприятиях не штаны протирать, а отставать интересы региона. И биться за каждую запятую в том или ином федеральном нормативе.

Специфика Алтайского края с его разбросанным сельским населением, конечно, усугубляет ситуацию.

Госсовет с участием Путина в Белокурихе.

Анна Зайкова, altapress.ru

«В условиях пандемии — кошмар»

— На вашей территории тоже что-то оптимизировали?

— За эти 8 лет, что я работаю главой сельсовета, я не допустил в своих селах оптимизации учреждений здравоохранения. Хотя поползновения были. Лучше со мной не связываться — я громко ругаюсь.

С другой стороны, без кадрового голода и мы не обошлись. Цаплинская амбулатория у нас в Сибирском оголена. В то же время я видел необходимость закрыть ФАП в поселке Костяки, где всего 11 домов.

— Фельдшер-то там был, в этом ФАПе?

— Нет, конечно. В Костяки просто дорога была нужна. Ее, хоть пока грунтовую, сделали, и теперь туда ездит передвижной ФАП. Но на то, чтобы снять с баланса брошенное здание ФАПа, мы потратили два года — столкнулись с бюрократией.

— Людям достаточно передвижного ФАПа?

— Ну, как достаточно? ФАП есть ФАП, его возможности всегда ограничены. В идеале хотелось бы чтобы медик был за ним закреплен — первичное звено позволяет контролировать состояние здоровья постоянно.

Но этого не хватает сейчас везде на сельских территориях. А в условиях пандемии — вообще кошмар. Насколько я знаю, в селах не ведется патронаж новорожденных. Некому ходить, медсестер нет.

Посадка деревьев в поселке Сибирском в 2020 году.

Facebook Олега Боронина.

Посадка деревьев в поселке Сибирском в 2020 году.

Facebook Олега Боронина.

«Был звонок от локтевских ребят»

— Вы много и резко пишете в соцсетях о здравоохранении. В том числе — о том, что надо министра здравоохранения отправить в отставку. Но ведь такие же проблемы везде, кроме богатых регионов. Почему вы думаете, что другой человек лучше справится?

— Ну, зачем нам смотреть на другие регионы? Приведу вам простой пример. Мой водитель, он пенсионер (а у нас зарплаты маленькие, они у нас на МРОТе сидят) — он заболел весной. Попал в терапию Первомайской ЦРБ в понедельник, а в пятницу выписали все отделение.

А через пару дней к нему домой приехали «космонавты» мазки брать. В то чудесное время их еще брали. Санобработку помещений сделали, предписание дали — чтобы сидел на самоизоляции. И все терапевтическое отделение поехало по району.

Но никто о том, что в больницу завезли коронавирус, не говорил. Сокрытие таких угроз от общества, от вышестоящих органов — на мой взгляд, преступление.

— Сдается мне, что при предыдущем губернаторе вообще пикнуть нельзя было бы. Причем у краевой-то власти много инструментов прессовать чересчур разговорчивых глав сельсоветов.

— Вспоминаю всегда на этот счет такой пример. В 2012 году, когда я меня избрали, мы создали коммунальное МУП. А у нас в поселке Рогуличном есть угольная котельная. Мы стали кумекать с качеством угля, чтобы уголь хороший поставлялся.

Мы знали, конечно, про централизованные поставки угля, но сами вышли на кемеровчан и стали с ними работать напрямую. Ну, был мне звонок от «локтевских ребят», из краевой администрации: «А ты чего не участвуешь в централизованных закупках»? Я ответил: «Не хочу. И не буду». Они услышали — и отстали. Мне кажется, все эти разговоры о прессовании — вот из этого разряда.

Олег Боронин с коллегой из Барановка Сергеем Яловцевым.

Facebook Олега Боронина.

«Мы деньги считать умеем»

— Вы, наверное, первый и единственный глава муниципалитета в крае, кто установил солнечные батареи на муниципальных объектах…

— Не могу сказать: первый, просто не знаю. Но точно не единственный. Мой коллега глава Барановского сельсовета Змеиногорского района Сергей Георгиевич Яловцев такими же вопросами занимается.

— Откуда взялась эта — прямо скажем, не стандартная для энергетики края — идея?

— Идея взялась от моего личного знакомства с доцентом кафедры энергетики технического университета Василием Ивановичем Сташко. А пришли мы к ней не от хорошей жизни. Начали ремонтировать клуб в Рогуличном и перенесли библиотеку в другое здание. Хорошее, теплое, но уперлись в проблему подключения электроэнергии.

Посчитали. Что солнечную электростанцию поставить, что две опоры ставить и линию тащить, — цена вопроса та же самая. Мы пришли к выводу, что ничего не теряем. Понесем бюджетные затраты и заодно поэкспериментируем.

— И это работает?

— Работает. И экономия бюджета будет при любом раскладе. Мы деньги считать умеем.

Микро-СЭС — солнечные электростанции — в Сибирском сельсовете.

Facebook Олега Боронина.

«Не скажу, что я крутой»

— Вот вы все критикуете районную администрацию за то, что Первомайский район не привлекательный для инвесторов. А что может глава района? Какой-нибудь солидный инвестор с ним даже на одном гектаре не сядет…

— Ну, неправда. Во-первых, солидный инвестор — понятие растяжимое. Во-вторых, в Первомайском районе многие местные представители бизнеса администрацию района давно не воспринимают как партнера и серьезного контрагента.

— Это от личности главы зависит?

— Конечно. От конкретного руководителя и конкретной команды. От их компетентности, профессионализма, умения принимать тактические и стратегические решения, находить компромиссы, держать слово, помогать.

Площадка «АлтайЭкоСорта» в поселке Сибирский.

Facebook Олега Боронина.

— А вы-то на подведомственную территории привлекли кого-нибудь?

— В 2014 году зашел «АлтайЭкоСорт», молодое предприятие. А к 2020 году мы уже пришли к заключению с ними соглашения о социальном партнерстве. Они будут строить у нас следующей весной стадион европейского стандарта.

Я всегда нашему бизнесу говорю: мечтаю, чтобы у нас появился субъект, который стал бы работать, как Смагин в Целинном районе. Как Киреев в Красногорском.

— Инвесторы вас находят или вы их?

— С определенной периодичностью инвесторы появляются. С 2012 года я их научился различать. Не скажу, что именно я такой крутой, но, наверное, так звезды сложились. Мой заместитель Мария Владимировна Захарьева — она многое может для инвесторов. Она и делает. С межевиками их сводит, программы комплексной застройки готовит. Думаю, даже если меня не будет, эта работа здесь продолжится.

Олег Боронин.

Анна Зайкова

«Боятся сепаратизма и сильных лидеров»

— Один бизнесмен сказал мне как-то: муниципалитеты вообще не заинтересованы в том, чтобы развивать у себя бизнес — потому что налогов в местные бюджеты от них поступает очень мало. Это действительно так?

— Наверное, есть такая песня. Наверное, проще сидеть в сельсовете или администрации района и говорить, что все пропало, в бюджете денег нет, собственных средств не хватает, единый налог на вмененный доход убирают, все это не компенсируется, дайте дотации, трансферты. И, наверное, есть такие люди, которым развитие бизнеса безразлично. А нам нет. Моей команде, моим жителям.

— А если бы больше налогов шло в бюджет сельсовета — вы бы были более заинтересованы?

— У меня есть свои соображения, какой должна быть в стране бюджетная и налоговая система, чтобы на местах развивалась экономика, чтобы были стимулы для развития.

Нужно перевернуть бюджетную пирамиду с головы на ноги и администрирование доходов отдать на самый низ. А мы бы уже отдавали федералам и в регион какую-то часть. Рано или поздно развивающая себя страна придет к этому пониманию. Или погибнет. Останется нефтяная и газовая труба, блохи на трубе и все.

Строительство газопровода «Сила Сибири»

www.gazprom.ru/

— Это нереально, мне кажется. Кто же снизу, получив деньги, отдаст наверх?

— Власти в Москве этого боятся, конечно. Боятся сепаратизма и сильных лидеров на местах на фоне отсутствия авторитета у них. Как минимум, я бы вернул ту систему формирования собственных доходов сельсоветов, которая существовала до 2014 года.

Вместе с теми полномочиями. Чтобы хотя бы не 2, а 10% НДФЛ в наш бюджет поступало, хотя бы половина арендной платы за землю из госфонда перераспределения.

— А сейчас вам сколько от сдачи земли в аренду идет?

— А сейчас нисколько. Но я скажу так. Пока меня ноги носят, пока я здесь, пока не посадили, народ доверяет, мы найдем возможности, как пополнять наш бюджет. Более того, на сегодняшний день Бюджетный кодекс позволяет нам отказаться от краевых и районных дотаций. Я думаю, что при принятии нынешнего бюджета на 2021-й и плановый период 2022—2023 годов я предложу депутатам это сделать.

Олег Боронин.

Анна Зайкова

«Несвобода порождает пассивность»

— Поясните свою позицию: зачем от денег-то отказываться?

— Дотации — это несвобода. Несвобода порождает пассивность и отсутствие стимула. Нам нужна свобода.

— Свобода еще когда будет? А денег уже не будет завтра.

— Мы можем безболезненно отказаться от трансферов, потому что сумели распорядиться с умом нашей сельскохозяйственной землей. Думаю, мы не единственные в крае такие.

— Это не означает, что вы вообще без денег сверху готовы жить?

— Нет, работать в рамках краевых и федеральных программ — строить дороги, водопроводы — без этого нельзя. Это не значит, что мы не будем никогда участвовать в будущем в программе «Городская среда» или «Поддержка местных инициатив». Будем, конечно.

— Дотации — это какая часть от вашего бюджета? От чего готовы отказаться?

— До полумиллиона. Это примерно десятая часть от нашего бюджета.

Глава Сибирского сельсовета Олег Боронин.

Facebook.

«Хожу по улицам — не бьют»

— За время работы главой сельсовета вы дважды голодали, на вас возбуждали уголовное дело, вас подвергали штрафу, приговаривали к обязательным работам. Как на это смотрят ваши жители?

— Это надо спрашивать у жителей. Мне просто неловко. Наверное, по-разному, кто-то плохо, кто-то хорошо. Ну — хожу по улицам, не бьют, здороваются.

— Вы много публикуете постов в соцсетях. Вас за это местные жители не критикуют? Как-то я читала: когда же этот Боронин работает? Все пишет и пишет.

— В свое время (в 2014 году. — Прим. Altapress.ru) родная партия направила меня на губернаторские выборы, меня нужно было раскручивать, в том числе в соцсетях. Умные люди порекомендовали завести станицу в Facebook.

На самом деле проблема времени есть. Но я для себя принял решение, что страница в Facebook будет живая, я там буду говорить. И я это выдерживаю. Иногда через силу.

Как Боронин работает? Ну… Я вот не знаю, где сегодня Томенко, Губин или что там с Поповым. А меня-то люди видят.

Микро-СЭС — солнечные электростанции — в Сибирском сельсовете.

Facebook Олега Боронина.

«Помогает чувствовать территорию»

— Вы используете современные способы общения с жителями сельсовета?

— Для каждого села есть группа в WhatsApp — но кроме поселка Сибирский — он слишком большой. Для столицы есть базовая группа в «Одноклассниках» — «Сибирское земство». Там мы и общаемся. А в других селах в группе в WhatsApp каждый двор кем-то представлен. Это помогает чувствовать территорию.

— Какие, например, последний раз проблемы обсуждали?

— Последняя тема в Рогуличном: кто-то выбросил ветки на контейнерной площадке. Народ стыдит друг друга. Нашли виновных — наругали. Я смотрю со стороны. Иногда люди здесь же обращаются за помощью. Отвечаю прямо там.

Вот еще тема. Посадили дубовую рощицу — чьи-то коровы зашли. Тоже нашли виновных — наказали, поругали — больше не будут. Скоро начнется чистка снега. WhatsApp очень хорошо помогает регулировать трактористов — мне не надо за ним ездить.

— Люди сами скажут, где он недочистил?

— Ну, конечно. Или спрашивают: когда к нам? У нас это не для выставки. Тут никто не закрывает комментарии. Есть, конечно, своя группировка, которая принципиально пишет разные нехорошие вещи. Но пусть пишут.

Активисты в поселке Сибирском на посадке деревьев.

Facebook Олега Боронина.

«На местах виднее»

— Вы изначально скептично отнеслись к мусорной реформе. А что надо было бы сделать? Мусором заваливали окрестности, пойдешь в лес — там все загажено.

— Моя позиция не изменилась. Я считаю, что централизация оборота твердых коммунальных и иных отходов жизнедеятельности и производства — это неэффективный путь. Абсолютно.

Полномочия по обороту отходов должны находиться на уровне местного самоуправления. На местах виднее, как это организовать. А все, что касается сортировки и переработки отходов, требований к полигонам, можно отрегулировать законами.

— Вы заявили, что у вас в районе началась мусорная война. Кто там с кем воюет?

— Регоператор начал вытеснять подрядчика — «Коммунальное хозяйство» Новоалтайска. Не платит ему за сверхнормативно вывезенный мусор — просто счета не принимает. Один контракт по пяти сельсоветам уже разорвал.

Причем если регоператору за его работу положено 6% в тарифе, то на самом деле он получает 36%. За счет этого у «ЭКО-Комплекса» появилась новая техника, она должна где-то работать.

Олег Боронин.

Анна Зайкова

«Война себя еще покажет»

— «ЭКО-Комплекс» большая организация, может, лучше будет вывозить мусор?

— Когда вывозом на части района занялся «ЭКО-Комплекс», я, честно говоря, думал, что месяца два будет порядок, а потом все встанет на круги своя — упрется в нерентабельность. Нет, все сразу началось — вокруг контейнеров зачастую по-прежнему горы мусора.

Парадокс еще в том, что полигон находится в введении «Коммунального хозяйства». И может повториться бийская эпопея. Полигон для «ЭКО-Комплекса» закроют, и ему придется сбрасывать мусор либо в несанкционированные места, либо тянуть в Барнаул через мост, где весовая. Думаю, война себя еще покажет.

— Ясно, что любая война идет за ресурсы. А что у вас стало спусковым крючком?

— Первопричина — заниженный норматив накопления. Есть как бы излишний мусор, но за его вывоз и захоронение никто не платит. Второе — некорректная абонентская база.

— Не всех учли?

— Ну да. И почему-то не хотят эту работу проводить. Люди мусор производят, но не платят за него. И третье — тариф нерентабельный. Денег не хватает. Все это обострилось в условиях пандемического кризиса, когда доходы людей упали и платежи немножко подсвернулись.

Есть еще проблема содержания контейнерных площадок, это тоже стоит денег, и она тоже обострилась. Хотя тут еще многое зависит от экологической культуры населения. У нас в Сибирском сельсовете этого пока нет.

В Сибирском сельсовете системой сбора мусора охватили 100% населения.

Фото с личной странички Олега Боронина в сети Facebook.

«Хороших людей больше»

— Вы рассказывали, что у себя в Сибирском сельсовете провели мусорную реформу еще до начала федеральной, в 2012—2013 годах. Вы сейчас об этом?

— Да. У нас люди знают, что такое крупногабаритный мусор. И если его забирают в последний четверг месяца, то именно к этому времени стараются выносить старые телевизоры.

Знают, что такое строительный мусор и что его нужно вывезти на площадку временного хранения отдельно. Как поступать с биологическими отходами. Бывают отдельные ситуации — мы их корректируем конструктивно.

Мусор в Первомайском районе. Октябрь, 2020.

Facebook Олега Боронина.

— Как вы объяснили им все это? Я в городе живу и не знаю, когда вывозят крупногабаритный мусор и куда девать строительный.

— Мы маленькие, нам проще. У нас вся информация рассылается через WhatsApp или «Одноклассники», если что непонятно, объясняем, люди, если знают правила, стараются их соблюдать. Добропорядочных людей — процентов 95.

— Такие сложные реформы всегда поначалу идут со сбоями. Мусорная реформа в будущем улучшит ситуацию?

— Если не будет адекватной корректировки нормативов, не будет сформирована адекватная абонентская база и не продолжена претензионная работа с неплательщиками, банкротство регоператоров неминуемо.

И надо закрепить за конкретным министерством всю полноту ответственности за прохождением реформы. Сейчас за нее отвечают три ведомства, и крайнего там не найти. И — вы уж извините — на должности министров надо назначать компетентных людей.

Олег Боронин.

Facebook Олега Боронина.

Кто такой Олег Боронин

Родился в 1970 году в поселке Лесная Поляна Первомайского района в семье работников местного зверосовхоза. Прошел обучение в училище речников, проходил практику на судах, ходил в рейсы по Оби и рекам ее бассейна. Отслужил в армии в частях специального назначения в Туркестанском военном округе.

Окончил истфак АлтГУ. Работал в школе, защитил кандидатскую диссертацию. В 2000—2006 годах преподавал в АлтГУ. Автор более 100 научных трудов, в том числе пяти научных монографий. Вступив в «Справедливую Россию», работал журналистом, руководил пресс-службой партии, Центром протестной борьбы.

В 2012 году избран главой Сибирского сельсовета Первомайского района, в 2017 году был переизбран. Женат, воспитал двоих сыновей. Живет в поселке Лесная Поляна.

Что такое Сибирский сельсовет?

Сибирский сельсовет расположен в Первомайском районе. В него входят шесть сел. Численность населения — 3246 человек.

На территории — две школы, детсад, детская школа искусств, библиотека, Дом культуры и три клуба, два почтовых отделения, амбулатория и три ФАП, краевой реабилитационный центр для детей и подростков «Радуга», одна пассажирская железнодорожная станция и два остановочных пункта.

Ключевые предприятия: Западно-Сибирское предприятие магистральных электросетей, грузовая железнодорожная станция «Цаплино», «СибТЭК», «АлтайЭкоСорт», птицефабрика «Сибирская птица», «АгроУспех».

На территории также расположена ГРС «Сибирская».

  • Надежда Скалон
  • Люди
  • Боронин Олег Валерьевич

В следующих новостях расскажем:

  • «Боженька, помоги!»: как самый занесенный район на Алтае вновь готовится к непростой зиме

  • «Живем как зеки». Репортаж из единственного алтайского села, где люди проголосовали против поправок к Конституции

  • Блеск и нищета в период пандемии: репортаж из дома культуры Федора Смолова на Алтае

  • Оппонент недоступен. Конфликт во власти одного из районов края вышел за границы терпения

  • Сюжет: Коронавирус
  • Сюжет: Медицина
  • Сюжет: Местное самоуправление

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей

Подписаться

Я соглашаюсь с пользовательским соглашением

Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.