Тишина и шаурма. Как в Барнауле глухой повар кормит жителей самым известным восточным блюдом

В краевой столице живет необычная семья предпринимателей — неслышащие супруги Однораловы владеют лавкой с шаурмой больше 10 лет. Их сын нарушений слуха не имеет. Для altapress.ru он перевел с жестового языка историю своих родителей, закрученную так же виртуозно, как начинка в лаваш.

В заведении Однораловых.

Анна Зайкова.

Быстрообучаемая кукла

Рядом с Крытым рынком борются за внимание голодных клиентов три фастфуд-заведения. В одном из них значительно тише, чем в других. Но отнюдь не потому, что там нет очереди. Все дело в поваре.

Мастер лаваша и курицы Дмитрий Одноралов потерял слух при рождении из-за врачебной ошибки. Вспоминает, что в раннем детстве его воспитанием занимались в основном бабушка с дедушкой. Им было непросто найти с ребенком общий язык: «Лет до пяти, пока не научился хоть как-то писать и жестикулировать, я был как живая кукла. Просто сидел». Но, несмотря на проблему, родные относились к Дмитрию как и к его старшему слышащему брату.

В шесть лет мальчика отправили в Новоалтайский интернат, где учились дети с нарушением слуха. Поначалу изъясняться приходилось письменно, затем освоил язык жестов. С общеобразовательными предметами сложностей тоже не было. Если вдруг ученик и учитель не могли понять друг друга, на помощь приходил сурдопереводчик. И все же в школьной жизни бывали и мрачные эпизоды.

Дмитрий Одноралов.

Анна Зайкова.

Дмитрий Одноралов,
повар, предприниматель:

Один случай врезался в память на всю жизнь. Однажды меня избили старшеклассники. Просто подошли сзади. В итоге сломали спину. Причем эти ребята были такие же, как я. Я думаю, все случилось из-за того, что некоторые люди с инвалидностью сильно злятся на мир и всех вокруг. Здоровые относились лишь с адекватным любопытством.

В интернате собеседник доучился до 6-го класса. Потом старое здание просто не выдержало груза смышленых голов и развалилось. Дмитрию пришлось на два года вернуться в домой, в деревню недалеко от Барнаула. Тогда он стал больше времени проводить с родителями.

Это были 90-е, когда многим жилось тяжело. Мама Дмитрия закупала продукты и дома готовила пирожки на продажу. Сына привлекла на помощь. Так он стал осваивать кулинарное искусство, изготавливая всем знакомые вкусности. Понимал, что работа посильная и без денег не оставит.

В заведении Однораловых.

Анна Зайкова.

Хотя школу Одноралов и окончил позже сверстников, пробел не помешал ему остаться отличником. Сначала выпускник хотел поступать на механика, так как с детства был страстно увлечен всевозможными моторами.

Дмитрий Одноралов,
повар, предприниматель:

Помню, в 11 лет родители подарили мне мотоцикл «Урал». Копаться в нем приходилось самостоятельно. Изредка мог помочь отец, но они с мамой считали, что с подарком я должен разбираться сам. «Тебе купили, ты и катайся. Ты сломал — ты и чини». Со временем даже серьезную поломку я научился устранять за один день, чтобы вечером снова сесть за руль.

В те годы об инклюзивном образовании не знали, а поверить в то, что человек с инвалидностью может учится наравне с остальными — тем более. Поэтому в учебном заведении Дмитрия одернули словами вроде «Ты глухой и нам не нужен».

Своим импульсивно-юношескиим ответом на резкость мужчина не гордится: «Со злости я стрелял из рогатки по окнам директора. А потом убежал. Так меня и не догнали» (смеется).

Похожая ситуация произошла и в лыжном спорте, которым с детства был увлечен Одноралов.

В заведении Однораловых.

Анна Зайкова.

В 1999 году он успешно показал себя на крупной гонке в Барнауле. И после, рассказывает, был приглашен на соревнования в Италию. На поездку нужно было 200 долларов. Для родителей Дмитрия, которые на тот момент развелись, сумма была неподъемной.

Алтайское спортивное сообщество помочь с деньгами отказалось, объяснив, что победить все равно не удастся. После этого мужчина сломал лыжи и надолго забыл про любимое хобби.

Прощаться с мечтами было обидно. На какое-то время герой даже разочаровался в людях, но позже смог переступить через неудачи. В конце концов решил работать с тем, в чем разбирался не хуже моторов — с едой. И пошел в повара.

В заведении Однораловых.

Анна Зайкова.

В техникуме даже говорили, что он справляется с программой даже лучше, чем его слышащие одногруппники. Как раз в это время кулинар встретил «ту самую».

Модель с секретом

Ирина, будущая супруга Дмитрия, родилась слышащей. Но в детстве тяжело отравилась. Чтобы вылечиться, пришлось принимать сильные лекарства. Препараты были настолько агрессивны, что почти лишили девочку слуха. Однако отец не дал ребенку сдаться и ежедневно заставлял тренировать голос. Этим же занимались в школе-интернате (той же, которую окончил будущий муж).

Ирина Одноралова,
художница, предприниматель:

Помимо жестового языка, был специальный курс для тех, у кого частичная потеря слуха. Нас заново учили говорить. Мы много раз повторяли каждый звук, положив руку на шею или грудь, чтобы почувствовать, как вибрируют голосовые связки.

Например, слово «ложка» Ирина произносила сотни раз, прежде чем получилось его проговорить. Героиня окончила десять классов. Дальше учиться папа не позволил — хотел, чтобы дочь работала. А она мечтала получить образование в сфере искусства и быть художником. Второе у нее получилось годы спустя.

Картина Ирины Однораловой.

Предоставлено altapress.ru.

Выйдя из интерната, пришла в Краевой дом моделей и стала одной из «девушек с обложки». Глядя на фигуру Ирины сейчас, поверить в это несложно. Как делится героиня, говорить ей удавалось настолько четко, что окружающие и не знали о ее проблеме со слухом.

Потом, в 90-е женщина наконец пришла к любимому делу. Стала писать картины на полотнах, расписывать глиняную посуду. Произведения хорошо продавались и приносили доход.

Вместе без слов

Встретились повар Дмитрий и художница Ирина на одном из мероприятий Алтайского отделения Всероссийского общества глухих. Вспоминая об этом, женщина кокетничает: «Я вообще не обращала на него внимание. Это он как безумец за мной бегал». И заразительно смеется.

Дмитрий и Ирина Однораловы.

Анна Зайкова.

Супруг подхватывает: «А что? Увидел красавицу — надо знакомиться». Они понимают друг друга, кажется, по взглядам. А на родном жестовом умудряются друг друга перебивать, то и дело одергивая сына, чтобы перевел, а он им в ответ: «Да подожди ты!».

Дмитрий совсем не говорит, так как никогда не слышал речь. Что касается Ирины, ее голос со временем значительно ослабел. Предполагает, что это из-за того, что в семейной жизни практики стало гораздо меньше. А в аппарате, чтобы слышать хоть чуть-чуть, нужно настроить звук на такую громкость, что поднимается давление и болит голова. К тому же, женщина умеет читать по губам.

Так что надобности в «искусственном слухе» никто из этой пары не имеет. Артему, младшему из семейства Одноваловых 17 лет. Мама гордится: «Уже в три года знал жестовый язык». Пока был маленьким, родители всегда держали его на виду, чтобы понимать потребности. Родственники тоже помогали. Конечно, бывали и проблемы. Но не из-за слуха, а из-за финансов.

Семья Однораловых.

Анна Зайкова.

Чтоб ни от кого не зависеть

После учебы Дмитрий работал в ресторане недалеко от легендарного магазина «Красный». Готовил в основном мясные блюда и очень нравился хозяину. Но в какой-то момент заведение стало нерентабельным и закрылось. Тогда мужчина перешел в известную сеть фастфуда. Там и стал крутить шаурму. Сначала все было хорошо, а потом зарплату стали урезать. Терпеть кормилец не стал.

В 2011 году Одноваловы взяли кредит на киоск и открыли свою шаурмичную. В то время конкурентов (особенно по соседству) еще не было, а прохожие воспринимали блюдо как новинку, которую обязательно надо попробовать. За годы шаурма здесь, по мнению предпринимателей, осталась каноничной, если не считать соуса. До того, как в Барнауле расплодились фасфуд-островки, лавке Однораловых удавалось осчастливить до 150 ртов в день.

Сейчас, говорят бизнесмены, 70 — уже хорошо. Из выручки примерно в 150 тыс. рублей в месяц, на «себя» остается около 20 тыс. рублей. Остальное уходит на аренду, оплату кредитов на оборудование, коммунальные услуги, а также на закупку продуктов.

В заведении Однораловых.

Анна Зайкова.

Ее приходится делать почти каждый день в одном из оптовых магазинов краевой столицы. Обходится каждый поход за провиантом в 5 тыс. рублей. На выбор в шаурмичной предлагается 9 видов блюда. Стоимость варьируется от 90 до 210 рублей в зависимости от размера и начинки.

Состав каждого варианта, вес и цена расписаны по столбцам на досках, похожих на школьные. Они висят на стене в киоске и напоминают о том, что мужу-повару помогает жена-художник. Цвета для записей разные, чтобы все было понятно, но в то же время гармонируют друг с другом, создавая единый стиль.

Ирина помогает Дмитрию в заведении, а сама пишет и продает картины и преподает детям с нарушением слуха ИЗО в спецшколе. Еще в свободное время монтирует семейную хронику, но это просто хобби для души. А сын подрабатывает в родительском бизнесе летом.

Картина Ирины Однораловой

Предоставлено altapress.ru.

Шаурма в деле

Пока мы общались, в шаурмичную зашел клиент, судя по всему, постоянный. С улыбкой подошел к раздаче, пожал руку повару и беззвучно указал на нужный вид блюда в меню. Оно выглядит как буклет, который Дмитрий подал пришедшему и попросил показать пальцем на желаемое. Через считанные минуты голодный посетитель получил в руки живительный лавашный сверток. Но, к сожалению, не все клиенты такие понимающие.

Артем Одноралов,
сын предпринимателей:

Однажды пришла женщина, которой не понравилось, что повар ее не слушает. Начала кричать, возмущаться. Я объяснил: «У него нет слуха». Она почему-то не поверила: «Как такое может быть?!». В конце концов, я просто попросил ее уйти.

Бывали и более опасные ситуации.

Артем Одноралов,
сын предпринимателей:

Как-то раз зашел дедушка, купил чай. Вдруг папа увидел, как возле киоска у этого дедули какой-то мужик пытается отобрать деньги. В общем, отец вышел и набил хулигану физиономию. Потом приехало несколько машин от того самого «отбиральщика». Стали выяснять, что и как произошло. В итоге эти ребята с миром уехали.

Дмитрий Одноралов.

Анна Зайкова.

А иногда попадаются такие сложные гости, от обслуживания которых и вовсе лучше отказаться — ради собственных нервов.

Артем Одноралов,
сын предпринимателей:

Есть люди, которых мы запомнили навсегда и ни при каких обстоятельствах их не принимаем. Как-то пришли трое мужчин (двое из них были пьяны), сделали заказ. И вот один из них (нетрезвый) ест шаурму, ему попадается шкурка от курицы, на что он говорит: «Это опарыш».

Я говорю: «Извините, но это куриная кожа». Он в ответ опять: «Нет, это опарыш». В итоге, чтобы разрешить конфликт, я вернул ему деньги и попросил отдать напитки (он их еще не открыл). В ответ на это он схватил напитки и убежал.

В заведении Однораловых.

Анна Зайкова.

Меня на прощание накормили. Правда, я в фастуде не разбираюсь, поэтому попросила повара самостоятельно выбрать вид лакомства. Было вкусно, но сравнить не с чем, так как подобное я не ем. Но охотно верю отзывам, в которых Дмитрия называют барнаульским Бетховеном в мире шаурмы.

  • Анна Кабанова
  • Места
  • Барнаул

В следующих новостях расскажем:

  • Пашут и не ноют. Сколько получают инвалиды в Барнауле, куда устраиваются и как на них смотрит работодатель

  • Папа Карло на колесах. Как барнаульский мастер из бесполезного полена делает полезное

  • Чем на ощупь отличаются Якубович и Гальцев: история удивительного слепого массажиста из Барнаула

  • Ча-ча-ча на коляске: как барнаулец учит инвалидов танцевать

  • Причинить добро. Министр социальной защиты Алтайского края рассказала, как государство заботится о стариках и детях

  • Сюжет: Предпринимательство

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей

Подписаться

Я соглашаюсь с пользовательским соглашением

Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.