Сотрудник НКВД описал методы применяемых в 1930-х годах пыток в Томске

Однажды нужных показаний добились, посадив голого подозреваемого на раскаленный котел кочегарки

В этом здании с 1923 по 1944 годы находился Томский горотдел НКВД / Фото: tv2.today

Томское агентство новостей ТВ2 опубликовало интервью 1989 года с бывшим следователем городского отдела НКВД Антоном Карташовым. Само интервью было записано тридцать лет назад сотрудником томского отделения «Мемориал» Сергеем Девяниным

  • «Шубу из собаки сшила?» Как жительницу Барнаула с пристрастием допрашивали в ОВД
    В редакцию Amic.ru обратилась женщина и рассказала шокирующую историю

    13472 118

Карташова назвали «важнейшим узловым звеном всей схемы массовых убийств 1937-1938 годов в Томске». В беседе с сотрудником музея он рассказал о своем продвижении по службе и методах пыток времен «большого террора».

Карташов учился на рабфаке Томского государственного университета в 1932 году, когда его пригласили на работу в НКВД.

«Тогда продвижение по службе шло очень быстро, кадры менялись: кого переводили в другое место, кого на повышение за усердие в работе, а кого и в яму. Отказаться от службы в органах было исключено», – рассказал Карташов.

Он остался на службе, избежал репрессий и начал расследовать дела уголовников и контрреволюционеров.

Методы пыток, применяемые во время допросов к «ничего не знающим», были изощренными. Однажды, по воспоминаниям Карташова, капитан госбезопасности Иван Овчинников добился нужных показаний, посадив голого подозреваемого на раскаленный котел кочегарки.

Некоторых, когда пол над котельной сделали из листового металла, в эту подсобку запирали. Так пол от котла раскалится, а они там в голом виде пляшут. Когда паленым мясом запахнет, да еще и своим, люди рассказывали все, что знали, и то, чего не знали.

  • Женщине, которой сломали лицо в отделении полиции, присудили 5 тысяч компенсации
    Как пояснил начальник ОМВД, женщина оказала неповиновение представителям власти

    3525 31

Карташов про Овчинникова рассказывал следующее: «Вот это был рвач. Веселый всегда, наглый. Служака без принципов. Бабу мимо себя не пропустит. С нас три шкуры драл, разносы устраивал, только держись. «Количество увеличить, сроки сократить!». В день в 1937 году через руки одного следователя проходило по 20-25 дел, а он орал: все мало. «Увеличить!». Я его не уважал, но побаивался, да и все побаивались. Помню, всегда начищен, наглажен, «Шипром» за версту несло от него. Арестантов, наиболее запирающихся, или от кого надо было получить наиболее важные показания, доставляли к нему в кабинет. Там они у Овчинникова язык-то быстро развязывали. На следственные выдумки был неистощим, и нас тому же учил».

Также Карташов подробно описал комнату отдыха расстрельной команды. Там всегда пахло человеческими испражнениями и алкогольным перегаром – в усиленный паек палачей входило спиртное.

Заключенные в городской тюрьме НКВД Томска содержались в 10-местных камерах по 140 человек.

Применение пыток к арестованным было официально разрешено в СССР в 1937 году.

Материалы по теме

  • МВД проверит полицейских Бурятии на пытки и убийства людей
    Уже несколько семей пытаются добиться расследования обстоятельств гибели своих близких от рук полицейских

    3344 8