Шойгу готовится ко второму «Афгану» в Таджикистане

Шойгу готовится ко второму «Афгану» в Таджикистане

Возможное вторжение боевиков ИГИЛ в Таджикистан — вполне реальная военная угроза и для России

 

Россия срочно усиливает военную помощь Таджикистану, перед которым замаячила вполне реальная угроза широкомасштабного военного вторжения бандформирований ИГИЛ с территории Афганистана. Если этому не помешать — затем террористы через другие центральноазиатские республики могут хлынуть и в Россию.

Допустим, под видом гастарбайтеров примутся готовить теракты и у нас в стране.

На перевооружение выделили 8 миллиардов

Министр обороны России Сергей Шойгу 28 мая посетил с официальным визитом Душанбе, встретившись с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном.

Переговоры прошли за закрытыми дверями во Дворце наций.

По их итогам Рахмон заявил журналистом, что обсуждали «стратегическое партнерство» и назвал развитие российско-таджикского военного сотрудничества «приоритетом внешней политики Таджикистана».

Также Шойгу встретился в Душанбе с таджикским министром обороны Шерали Мирзо. Обсуждали, как рассказала пресс-секретарь Минобороны РФ Россияна Марковская, модернизацию Вооруженных сил Таджикистана, а также состояние дел на 201-й российской военной базе (она дислоцируется в трех таджикских городах — Душанбе, Кулябе и Бохтаре).

Напомним, что договор аренды базы Москва и Душанбе подписали в октябре 2012 года: он рассчитан на 30 лет.

Подробности переговоров двух военных министров также не разглашаются. Но о масштабах предстоящей модернизации с помощью России армии и погранвойск Таджикистана можно судить по таким цифрам: только за пять лет, с 2014 года, Россия поставила Душанбе оружие и военную технику на $ 122 млн (порядка 8 миллиардов рублей).

Такое заявление сделал во время заседания форума ОБСЕ в Вене, посвященного военной безопасности и контролю над вооружениями, глава российской делегации Андрей Воробьев.

По словам Воробьева, предыдущая пятилетка включала в себя первый этап программы модернизации Вооруженных сил Таджикистана. А именно — закупки широкого спектра различного типа вертолетов, бронетехники, артиллерии, стрелкового оружия и боеприпасов.

Кроме того, таджикские офицеры и солдаты проходят непрерывную подготовку в военно-учебных заведениях Министерства обороны РФ (сейчас там обучается 586 военнослужащих из дружественной РФ страны).

Помимо этого, с 2014 года на территории 201-й российской военной базы ежегодно проходят профессиональную подготовку еще до тысячи солдат срочной службы Таджикистана.

На переговорах с Мирзо Шойгу заявил, что таджикские военнослужащие в этом году примут участие в военных маневрах «Центр» на территории России и в военных учениях Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) на территории Таджикистана.

Ранее, напомним, и.о. генерального секретаря ОДКБ Валерий Семериков на заседании Парламентской ассамблеи этой организации в Бишкеке заявил, что до конца года страны, входящие в ОДКБ, проведут шесть совместных военных учений.

Трое совместных военных маневров запланированы в России, двое — в Таджикистане и одни — в Киргизии.

У человека непосвященного сразу же вероятно рождается вопрос: зачем России столь масштабно наращивать военное сотрудничество с далеким от нас Таджикистаном?

Ответ стоит искать в заявлении, которое сделал посетивший в марте Душанбе директор ФСБ Александр Бортников: по его словам, у российских спецслужб имеется неопровержимая информация, что на севере Афганистана, близ границ с Таджикистаном, наблюдается массовое сосредоточение бандформирований «Исламского государства».

Если не принимать решительных мер, террористы могут проникать на территорию Таджикистана, а оттуда (под видом мигрантов) — в Россию. Собственно, похоже, это уже происходит.

Так, недавно в Кольчугино (Владимирская область), как подробно рассказывала «Свободная пресса», была ликвидирована террористическая ячейка «Исламского государства». Боевики были выходцами из Таджикистана и готовили в России серию терактов.

Других граждан Таджикистана, которые прибыли в РФ как трудовые мигранты, однако на самом деле оказались подготовленными террористами, ФСБ в последние годы задерживала в Самарской и Мурманской областях, в Якутии, Москве, Дагестане, Санкт-Петербурге…

В самом Таджикистане террористическая угроза стала настолько большой, что еще два года назад власти страны приняли решение закрыть 700 мечетей, где экстремисты могли вести вербовку новых сторонников.

А недавно власти республики пошли на беспрецедентный шаг: по всей стране отменили пятничный намаз. По официальной версии — чтобы отыскать уклонистов от службы в армии.

На самом деле, конечно, — для противодействия радикальной пропаганде.

По оценкам американской компании Soufan Group, в рядах «Исламского государства» на Ближнем Востоке воевало не менее пяти тысяч молодых жителей стран Центральной Азии. Больше всего — из Узбекистана (1800 наемников) и Таджикистана (1500).

Не менее трехсот боевиков вернулись обратно в Таджикистан, в которой принята программа социальной адаптации бывших боевиков. Через нее уже прошли три сотни вчерашних бандитов.

Правда, бывшие террористы «Исламского государства» за последние полгода уже дважды устраивали кровопролитные бунты в таджикских тюрьмах.

В ноябре в результате мятежа погибли 27 человек. А в середине мая — уже 32.

— Таджикистан важен для России.

Это и наш стратегический союзник в регионе, и трудовые ресурсы. У Таджикистана протяженная граница с Афганистаном (1,3 тысячи километров), с территории которого сейчас и исходит угроза. Как же в такой ситуации бросить союзника?! — комментирует визит Шойгу старший научный сотрудник Института востоковедений РАН профессор Михаил Рощин.

— Я думаю, что визит министра связан именно с проблемами в Афганистане: потенциальная угроза Таджикистану исходит от разных сил. В том числе — от «Исламского государства» и талибов **. И, я думаю, мы из двух этих зол предпочитаем талибов.

При этом «Исламское государство» в Афганистане серьезной силой пока не является. А вот талибы сейчас — фактор, с которым приходится считаться. И сегодня все — и мы, и американцы — поняли, что с ними придется договариваться. Причем — желательно мирно (с «Исламским государством» мирно не получится). Другого выхода нет!

* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года №АКПИ14−1424С признано террористической организацией, ее деятельности на территории России запрещена.

** Движение «Талибан» Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Владимир Гавриков