Школа должна быть безопасной: министр образования Алтайского края

Ребенок с буллингом сам справиться не сможет, уверен министр образования

«Мы понимаем одно: школа должна быть безопасной. Администрация и педагогический коллектив должны создать все условия для безопасности жизни и здоровья ребенка», — сказал министр образования и науки Алтайского края Максим Костенко, комментируя ИА «Амител» ситуацию с буллингом в лицее № 101 г. Барнаула.

«В настоящее время мы создали все условия, чтобы внимательно разобраться в этой ситуации. А ситуация сложная, требует внимательного анализа и с точки зрения школы, и с точки зрения ее учредителя — комитета по образованию г. Барнаула», — сообщил Костенко. Он также напомнил, что уже создана межведомственная группа, которая расследует ситуацию. В составе этой группы и представители министерства.

По словам Максима Костенко, комиссия намерена проверить сразу несколько аспектов деятельности лицея.

Во-первых: насколько налажено взаимодействие администрации школы и родителей учеников: «Родители школьников являются такими же субъектами правоотношений в контексте деятельности образовательной организации, как и педагоги и обучающиеся. Поэтому важно отразить в результатах проверки, насколько квалифицированно, грамотно, правильно и корректно строятся взаимодействия с родителями в школе и, в частности, в этой ситуации».

Второе: насколько системно выстроена работа в данной школе по предотвращению буллинга. Кстати, в последующем планируется проверить работу в этом отношении во всех муниципальных образовательных организациях края.

  • Расследование ЧП в барнаульском лицее будет объективным: Ольга Казанцева
    Уполномоченный по правам ребенка в Алтайском крае пообещала, что мама с ребенком в этой ситуации «одна не останется»

    5208 25

«Сегодня у нас в крае разработана нормативная база для организаций, реализуются специальные проекты и есть даже курсы повышения квалификации для учителей. То есть в данном случае есть и источник информации, и технологии по предотвращению этого. Почему школа не воспользовалась этим, а если воспользовалась, то почему не в том контексте», — пояснил Костенко.

Министр подчеркнул, что «никто не собирается на тормозах спускать процесс анализа ситуации… Помощь пострадавшей семье будет оказана максимальная».

Кроме того, на протяжении всего года в 101-м лицее будут работать эксперты Центра психолого-педагогического сопровождения, чтобы предотвращать буллинговые проявления. А весь педагогический состав и школьная команда управленцев должны будут пройти курсы повышения квалификации.

Что касается каких-то административных дисциплинарных мер, то они будут сформулированы по итогам проверки, если таковая покажет их необходимость, сказал министр.

«Но одно мы уже сейчас знаем точно: система обратной связи в данном случае эффективно не сработала, раз это вылилось все в такие неприглядные последствия для здоровья ребенка», — подчеркнул Костенко.

Корр.: Максим Александрович, очень часто взрослые видят детский конфликт и думают, что он сам собою разрешится. С высоты вашего опыта скажите, на каком этапе нужно вмешиваться в этот конфликт взрослому?

М.К.: На самом начальном, если речь идет о буллинге. Как только родитель видит, даже если только подозревает, что у ребенка есть проблемы со сверстниками, нужно сразу же обращаться к педагогам. В том числе, чтобы еще и сразу увидеть реакцию педагога на данную ситуацию. И дать возможность педагогу отрегулировать эти процессы, более внимательно понаблюдать.

  • Скандал в барнаульском лицее: подростки каждый день избивали сверстника
    Ребенка после школы караулила толпа подростков. Администрация учреждения была в курсе, но не препятствовала, утверждает мама

    7024 79

Кроме того, следует дать ребенку такой ресурс помощи, как детский телефон доверия, который действует у нас в крае. Там специально обученные консультанты подскажут ребенку, как вести себя именно в его индивидуальном случае. Они смогут замотивировать его получить помощь у родителей. Вот, как видим, в том случае, который мы обсуждаем, молодой человек решил сам справиться с этой проблемой. А это неправильная позиция. Это юношеский максимализм: «Я сам все решу, мама, не лезь». Нужно разъяснить детям, эту ситуацию решить одному нельзя. Что нужна помощь, независимо от того — старше тебя эти ребята или младше. Сильнее или слабее.

У буллинга свои законы развития. Это социально-экономический феномен, который мы видим на протяжении развития истории всего человечества, во всех странах, культурах и ментальностях. И везде законы развития буллинга одни и те же.

Соответственно, и меры воздействия одни и те же. И одна из главных — ранее выявление. Как только увидели — сразу в школу. Школа не помогает — к учредителю организации образования, к уполномоченному по правам ребенка. Очень сожалею, что до нашего министерства информация об этом случае дошла поздно, мы бы моментально приняли меры, и ребенок не пострадал.

И еще раз скажу: не забывайте такой простой инструмент, как детский телефон доверия. Сюда могут обратиться и родители — не знаете, как поступить, когда обижают ребенка, вы подозреваете, а ребенок скрывает — там профессионалы, которые подскажут как действовать. И их рекомендации будут эффективными.

Корр: Есть ведь и другая сторона конфликта: те, кто травил ребенка. Обидчики, но все-таки тоже дети. Как быть с ними?

М.К.: Конечно, если результаты проверки покажут необходимость этого, то будут предприняты меры административного воздействия. Но тем не менее, детям, которые являлись активными участниками травли, тоже нужна серьезная психолого-педагогическая помощь. И на это мы тоже обратили внимание нашего Центра психолого-педагогического сопровождения. С этими детьми тоже будет работать психолог, потому что сейчас очень важно, чтобы такая форма насильственного поведения не закрепилась у них как форма поведения в социуме.

Наша задача, кроме проверки и кроме административных мер, — создать ситуацию сопровождения и пострадавшей семье, и пострадавшему ребенку, и тем ребятам, которые были обидчиками, и тем, которые были свидетелями. Мы же понимаем, что в этой истории были и третьи лица, которые знали, что травят их товарища, но не вмешивались — может быть, боялись, что их тоже начнут травить, или просто не считали это важным.

Всем трем сторонам этого конфликта необходима помощь. Как с точки зрения разъяснения ценностных ориентиров в этой ситуации: что травля это плохо, о травле нужно сообщать, нужно помогать тому, кто страдает. Так и с точки зрения психологической поддержки. И эту работу мы организуем.

Напомним, жительница Барнаула в соцсетях сообщила, что ее сына-восьмиклассника травмировали подростки, которые травили его с начала года. Об этом, по словам мамы, знали и другие школьники, и учителя лицея, однако никаких мер не предпринималось. Уполномоченный по правам ребенка в Алтайском крае Ольга Казанцева сегодня, 16 ноября, встречается с пострадавшим школьником и намерена сделать все, чтобы исключить возможные случаи необъективного рассмотрения инцидента.

Буллинг — травля, агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны другого члена коллектива.