Первое исследование психики атеистов представили ученые в Ватикане

Люди с аналитическим складом ума меньше склонны верить в сверхъестественные силы и явления

Религия могла возникнуть среди наших предков по простым эволюционным причинам / Фото: youtube.com

Ведущие религоведы, социологи и психологи мира впервые детально изучили психику атеистов и других неверующих людей и развеяли некоторые стереотипы о «безбожниках», сообщает РИА «Новости» со ссылкой на полный отчет с заседания Папского совета по культуре в Ватикане, опубликованный на сайте университета Кента.

  • В РПЦ ответили Познеру: атеизм «не оскорбляет ничьих чувств»
    Отрицать существование Бога, унижая достоинство верящих в него людей, недопустимо

    2456 4

Наши наблюдения напрямую противоречат общепринятым штампам. К примеру, люди считают, что у атеистов нет объективной морали и цели в жизни, но при этом они очень заносчивы и имеют совсем другой набор ценностей по сравнению с верующими. Все эти стереотипы оказались ложными», — рассказывает Джонатан Ланмэн из университета Квинс в Белфасте (Великобритания).

Антропологи, социологи и психологи уже долгое время изучают различные факторы, которые влияют на склонность человека верить в сверхъестественные силы и существа. Так, в апреле 2012 года ученые показали, что люди с аналитическим складом ума меньше склонны верить в сверхъестественные силы и явления по сравнению с теми, кто полагается на интуицию при решении задач.

Сегодня многие исследователи соглашаются в том, что религия могла возникнуть и закрепиться в группах наших предков по простым эволюционным причинам — вера в богов и то, что они могут наказывать провинившихся, помогали поддерживать порядок в группах и укрепляли связи между членами их групп. Это помогало подобным верующим группам выживать и продолжать свой род.

По этой же самой причине в этих группах могло выработаться инстинктивное недоверие к неверующим людям, так как отсутствие страха перед лицом бога или богов позволяло таким индивидам поступать аморально и наживаться за счет верующих членов племени или семьи. Аналогичным образом сегодня мыслят и многие западные критики атеизма, говорящие о том, что отсутствие веры подрывает моральные устои общества и ведет к его распаду.

Ланмэн и его коллеги проверили все эти стереотипы в рамках проекта Understanding Unbelief, запущенного несколько лет назад несколькими ведущими британскими вузами и американским фондом Джона Темплтона, традиционно поддерживающим противоречивые исследования на грани науки и религии.

В его рамках ведущие социологи, религиоведы, психологи и антропологи мира пытались понять, что объединяет и разделяет различные группы неверующих людей и как они отличаются от представителей разных конфессий. Вдобавок, ученых интересовало то, как атеисты, агностики и прочие «безбожники», а также верующие люди относятся к астрологии, лженауке, жизни после смерти и прочим метафизическим феноменам.

Эти наблюдения ученые вели не только в Британии, но и в других странах, где исторически широко распространены или подчеркнуто традиционные христианские религиозные взгляды, к примеру, в США и Бразилии, так и различные языческие, агностические и атеистические ученые, в том числе в Японии, Китае и Дании.

  • Песков отказался отвечать на вопрос Познера об ответственности за атеизм
    Песков пояснил, что данный вопрос касается нашей судебной системы

    1695 0

Как показали эти опросы, общепринятые представления о поведении и психике «безбожников» имели мало чего общего с реальными носителями подобных убеждений. К примеру, большинство неверующих людей во всех шести странах не называли себя атеистами или агностиками и просто говорили, что в их жизни нет религии.

Что интересно, многие из них при этом считали себя христианами, мусульманами, иудеями или буддистами, ассоциируя себя с нормами и традициями тех религиозных общин, к которым они раньше принадлежали или где они выросли. Вдобавок, отсутствие религии в их жизни не мешало многим атеистам и агностикам верить в инопланетян, загробную жизнь, астрологию, снежного человека и прочие сверхъестественные феномены.

При этом, многие неверующие люди оказались менее уверенными в своих представлениях об отсутствии единого бога или множества божеств, чем представители доминирующей конфессии в их стране или все верующие в целом.

Как отмечает Ланмэн, эта характеристика зависела не от отсутствия или наличия веры у респондентов, а от их национальной принадлежности. К примеру, американские атеисты и верующие были одинаково сильно убеждены в своей правоте и активнее отстаивали свои убеждения, чем жители Японии или Дании.

Аналогичным образом, доля атеистов, уверенных в том, что в существовании Вселенной и в их собственной жизни нет смысла, была достаточно низкой и не сильно отличалась от общей распространенности подобных представлений среди всех жителей их страны.

Более того, типичный набор высших персональных и социальных ценностей оказался примерно одинаковым и для верующих, и неверующих людей. На первом месте у всех них стояла «семья» или «свобода», а затем следовали такие концепции, как дружба, природа, сочувствие, позитивное мышление или равноправие.

«Мы живем в особую историческую эпоху, когда все политические и социальные мнения начинают стремительно поляризоваться. Поэтому для нас было крайне интересно и радостно узнать, что одна из самых больших психологических пропастей в жизни человека оказалась на самом деле не такой широкой, как мы считали раньше», — заключает Ланмэн.