«О, Жуковский — это дорого»: директор барнаульской видеостудии — о вдохновляющем креативе, ценах и однотипных моделях

Барнаульская продакшн-студия Vision-media, в которое есть направление SportVision, в ближайшее время планирует завершить документальный проект о любительском спорте в Алтайском крае. Проект уже вышел за пределы региона: ожидается, что в нем примет участие Елена Вяльбе, известная в прошлом спортсменка, а ныне президент Федерации лыжных гонок России, а также другие спортивные «селебрити». По словам руководителя студии Андрея Жуковского, спорт — это как раз то направление, которое видеопродакшн вообще почти не затронул, а напрасно. Об этом и не только он рассказал altapress.ru.

Андрей Жуковский, директор видеостудии Vision-media.

Дмитрий Лямзин

«Местных коммерческих заказов у нас 2−3%»

— Ноябрь-декабрь -период корпоративов, золотое время для сферы эвента. Есть ли в вашем бизнесе подобная сезонность?

— Видеопродакш, как бизнес можно разделить на свадебный, семейный и коммерческий. В коммерческом секторе сезонность минимальная. Исключение составляют только съемки для аграрной сферы с ее определенной спецификой.

Свадебный продакш — это стопроцентная сезонность: ребята заряжаются на летние и осенние месяцы работы и «косят» до последнего клиента.

— Сейчас ваша студия с каким клиентом работает? И какую долю занимают частные заказы, а какую — коммерческие?

— Со своими клиентами мы связаны плотно как в частном порядке, так и в коммерческом. Ко многим коммерческим съемкам мы пришли именно через семейное видео. Как правило, это закрытые мероприятия, которые нигде не афишируются, не выкладываются в соцсетях.

Все эти аспекты четко прописаны в договорах. Таких конфиденциальных заказов, съемку которых я не имею право где-то выставлять, у нас около 80%. Поэтому меня иногда спрашивают: «А вы вообще работаете?».

— На ваш взгляд, услуги видеопродакшна алтайским бизнесом востребованы?

— Востребованы, но пока мало. Местных коммерческих заказов у нас 2−3%, не более. В основном это — энергетики, аграрии, промышленники, крупный торговый бизнес. Работаем с московскими заказчиками, с крупными федеральными компаниями.

— А что они ищут в регионах? Низкую цену?

— Помните детскую загадку: «Зимой и летом одним цветом». Так же я говорю про наши цены. Подобную стратегию для себя я определил еще в бытность своей работы в свадебном бизнесе, когда клиенты звонили и говорили: «Сейчас же зима, вы должны дешевле снимать».

А я что, буду хуже работать, чем летом? Наоборот, зимой издержки выше, условия сложнее.

С тех пор я понял, что у меня нет разбега цен. Мы в этом плане хорошо конкурируем с видеостудиями из центральной части России: мы не дешевле, но и не дороже. Все зависит от запроса конкретного клиента.

Например, у меня в команде работает специалист, который живет в США. Он создавал графику для таких кинофильмов как «Люди в черном». Его услуги по определению не могут стоить дешево.

Я с полной уверенностью могу сказать, что в Барнауле ни один клиент даже с хорошим бюджетом не закажет этого специалиста.

Андрей Жуковский, директор видеостудии Vision-media.

Дмитрий Лямзин

— Денег не хватит?

— Не только в этом дело. Заказчик из Барнаула и Москвы с одинаковым бюджетом — это две большие разницы. У них разные требования, запросы и потребности. Возможно, я говорю утрированно, но барнаульский клиент со 100 тысячами в кармане с тебя три шкуры сдерет.

О творческой свободе в данном случае вообще не говорю.

«Оператор ведь ничего не делает: кнопку нажал, и все»

— На ваш взгляд, алтайский бизнес оценил эффект, который дает видеопродакш?

— Нет, на 100 процентов. Видеопродакш, как в сфере инвестиций, недооцененная акция. У нас, к большому сожалению, у заказчика сложилось такое впечатление, что продакнш — это что-то дешевое и проходящее. Оператор ведь ничего не делает: кнопку нажал, и все.

Я считаю, что в таком отношении виноваты не клиенты, а видеостудии, которые сами обесценили свой труд. Пять лет назад мы проводили встречи видеографов, делились опытом, обсуждали экономические вопросы. Некоторые коллеги говорили: «Я сегодня снял для клиента бесплатно, а завтра за другой заказ он мне заплатит». Ничего подобного: этот клиент пойдет дальше искать такого же альтруиста, как ты.

Сейчас рынок видеопродакшн в Алтайском крае на очень низком уровне не в плане контента, а отношениях между заказчиком и подрядчиком. Между этими сторонами — бездна.

— Какое направление, с вашей точки зрения, мало охвачено?

— Мы сейчас активно работаем со спортсменами, лыжниками и триатлетами. Начиналось все просто — сидели с ребятами, обсуждали идеи, и кто-то предложил: «Давайте документальный фильм о людях в спорте снимем».

Я поехал в Москву на пробежку с Владимиром Волошиным, партнером проектов Newman Sport, IRONSTAR и ROSA RUN, он поделился контактами.

В Алтайском крае меня поддержал Иван Крюков, создатель лыжно-беговой школы Yolochka, Борис Глумов, владелец магазина «Чемпион», Ольга Сементина, руководитель краевой федерации лыжных гонок. Сейчас ждем отмашки, чтобы поехать на интервью с Еленой Вяльбе.

У нас уже есть удивительные истории спортсменов-любителей — это же такой потрясающий опыт! Я сегодня утром бегал кросс по лесу, спугнул закладчиков. Вот так и получается: кому-то — спорт, кому-то — закладки. Мы хотим своим фильмом показать, что жизнь-то может быть совершенно другой.

Андрей Жуковский, директор видеостудии Vision-media.

Дмитрий Лямзин

«По девушкам одна проблема — они все однотипные»

— Что сейчас наиболее актуально с точки зрения контента?

— Клиенты всегда хотят интересной свежей и запоминающейся концепции. В каком-то смысле она должна быть даже вирусной. С одним из своих заказчиков — сетью клиник Best Тherapy — мы сделали хороший проект.

И дело не только в красивых локациях съемки. Важно, что нам дали возможность творить. Сценарий и смета, конечно, были согласованы, все остальное — чисто наше видение. Такие заказы получаются кайфовыми.

Иногда работаем с аграрной сферой. Казалось бы, что можно снять в колхозе? Отвечу: многое. Такие заказчики хотят лайфстайла, живого и динамичного. Они не хотят просто показать комбайн, им надо, чтобы он был максимально красивый и технологичный.

Андрей Жуковский, директор видеостудии Vision-media.

из личного архива Андрея Жуковского

И чтобы человек, который на нем работает, получился в кадре довольным и счастливым. Могу честно сказать: так оно и есть.

— Заказчики хотят креативности?

— У нас клиент достаточно сдержанный и четкий. Безграничную креативность можно увидеть в проектах, которые видеографы реализуют сами. Так сказать, для портфолио.

У нас в свое время сложились классные взаимоотношения с одной сетевой компанией. Мне нравился их подход к мотивации. Именно на эту тему мы и снимали для них ролик. Это было не просто отчетное видео, а некая красивая история успеха. Баночка крема с названием этой компании мелькнула в кадре всего один раз, и этого было достаточно.

Видео получило хороший отклик. После него у нас появилось много клиентов из центральной части России.

— Фотографы жалуются, что в Барнауле дефицит профессиональных моделей. Это так?

— Модельной культуры в Барнауле вообще нет. Если мы беремся за федеральный проект, моделей в нашем городе я по умолчанию не ищу.

Перед началось съемок для Best Тherapy я пересмотрел порядка 100 моделей из Москвы, Сочи и Санкт-Петербурга. По девушкам одна проблема — внешне они все однотипные. У мужчин был другой конфуз — они, как бы это странно ни звучало, какие-то нежные.

А нам нужен был брутал, причем даже не внешне, а внутренне сильный. Я сразу предложил заказчику кандидатуру Александра Зайцева. Он — не профессиональная модель, а барнаульский предприниматель и спортсмен. В итоге его утвердили.

Продюсеры этого проекта, которые видели процесс съемки, мне потом сказали, что модельные агентства нас бы засудили. То, что делал Александр в кадре, дорогого стоит: ныряя в ледяное озеро, он сильно подвернул ногу, но на следующий день продолжил работу.

«Наши услуги никогда не были дешевыми»

— Сколько стоит создание видеоролика и из чего складывается цена?

— Я уже говорил про специалистов по 3D-моделированию и графике. В нашей студии есть фрилансеры, которые работают в Барнауле, Москве и даже Голливуде. Возможности и ценники у них разные. Если заказчик желает все максимально качественное, это стоит больших денег.

— Можете назвать какой-то минимум?

— У нас это порядка 80 тыс. рублей — это стандартный проект, не требующий сценарных планов, графики. Цена зависит от количества съемочных дней, количества камер, самого задействованного оборудования.

Андрей Жуковский, директор видеостудии Vision-media.

из личного архива Андрея Жуковского

Можем колористику видеоматериала сделать в Москве, можем — в Барнауле. Та же история по озвучанию. Ценник не глобально, но варьируется.

— Есть мнение, что цена креатива зависит от уровня наглости его создателя. Принцип «проси больше — живи лучше» работает?

— Я иногда спрашиваю у видеографов, почему одна и та же услуга сегодня стоит 20 тыс. рублей, а через неделю — 15 тыс. И получаю примерно такой ответ: «У меня просрочка по кредиту, деньги нужны срочно». Как с такой логикой можно сформировать внятную ценовую политику на услуги?!

Увы, так мыслит большинство. Я такого подхода не понимаю. Спроси любого заказчика и назови мою фамилию, скажут: «О, Жуковский — это дорого!». Наши услуги, действительно, никогда не были дешевыми, потому что я ценю свой труд, мою команду и то, что мы вместе делаем.

— Каков самый серьезный бюджет, с которым приходилось работать?

— 2,8 млн рублей. Это был очередной закрытый проект российского масштаба.

«В нашем бизнесе важен фактор команды»

— Если в целом оценивать ваш рынок, кто сейчас в нем работает?

— Сложно сказать, но то, что видеографов стало меньше, это однозначно. Кто-то уехал, кто-то решил работать по специальности, кто-то продолжает работать на своем нишевом уровне. В нашем бизнесе важен фактор команды, но его почему-то недооценивают. Видимо, поэтому в Барнауле так много видеографов-одиночек.

— Доля частников-нелегалов велика?

— В свадебной видеосъемке, когда я ей занимался, это было повсеместно: даже в качестве индивидуальных предпринимателей редко кто регистрировался. На своих встречах видеографов вопрос легализации поднимался.

В конце концов, если мы считаем себя ремесленниками видоконтента, надо им заниматься официально. Кто сейчас как работает, я не возьмусь говорить: свечку не держу, за всеми не смотрю.

Видеокамера.

CC0

Как начать бизнес

Я решила заняться вашим бизнесом. Что надо на старте?

Большое желание развиваться и учиться, ресурсов для этого сейчас достаточно. Понятно, что на начальном этапе вы не будете снимать огромные заводы-пароходы — серьезная техника вам не нужна. Хватит на первое время и нормального телефона. Важна даже не техника, а твои руки, глаза и реакция. Настоящим взглядом видеографа обладают далеко не каждый.

Кто требуется в команду?

— У меня есть люди, с которыми я по 10 лет работаю. Есть на постоянной основе операторы, монтажеры, звукорежиссеры. Всего в команде у нас пять человек. Фрилансеров, с которыми мы сотрудничаем, может быть безграничное количество. Но в любом случае должны быть люди, которые с тобой на одной волне здесь и сейчас, а не Вася Пупкин где-то там. Фрилансеры — ребята своеобразные: творческая звезда запала, они работать не могут. А я человек системный — 11 лет на заводе отработал — меня такой подход не устраивает.

Каковы инвестиции в оборудование?

— Минимальные, если вы не безумный фанат технического прогресса. Его темп настолько галопирующий, что никаких инвестиций не хватит, чтобы за ним угнаться. Мне, например, легче взять в аренду камеру за 3 млн рублей под конкретный заказ, чем самому ее покупать.

Насколько это быстро окупаемый бизнес?

— Все зависит от того, есть ли у тебя наработанная клиентская база, что ты создаешь, где и с кем работаешь. Так что, все индивидуально.

Специальный вопрос

— Органы государственной власти — это особый клиент?

— У меня к чиновникам особое отношение. К сожалению, большинство из них занимается перекладыванием бумажек. Они редко готовы брать на себя ответственность, не проявляют инициативы, ни к чему не стремятся. Да, есть люди, которые хотят сделать что-то хорошее для Барнаула и Алтайского края, но их мало и главное, у них нет для этого ресурсов. Есть еще один аспект: все государственные органы работают с подрядчиками через тендеры. В итоге требования у них большие, конечные цены после аукциона им совсем не соответствуют. Качество продукта получается низкое.

Андрей Жуковский, директор видеостудии Vision-media.

Дмитрий Лямзин

О чем еще рассказал собеседник

Что бесит создателя видеоконтента?

Меня точно не бесят мои заказчики, они абсолютно разные. Конечно, есть особые люди — благодарные, которые и спасибо скажут и буквально тебя зацелуют. Есть сухие и сдержанные: ты для него старался, все классно получилось, а благодарности нет. Это не претензия — просто такие люди, я все понимаю. Что меня действительно бесит? Нога болит, а мне Ironman бежать надо.

Что сложнее всего снимать?

Мне тяжело даются постановочные кадры. Они требуют колоссального времени на подготовку и должны быть «вылизаны» до идеала. У меня всегда возникают сомнения: а действительно ли по композиции, по цвету он идеален? Не то, что я в себя не верю, просто по жизни вечный перфекционист.

С какими компаниями мечтаете поработать?

Мне нравятся прогрессивно мыслящие компании, например, Nike или Hoka (популярный бренд беговых кроссовок. — Прим. ред). Они вообще двигаются от обратного. В России, если рекламируют кроссовки, то обязательно будет красивая девушка с подтянутой попой. В Hoka идут в разрез этому стереотипу, у них бежит полная женщина, но она в кроссовках Hoka One One.

Досье

Андрей Валерьевич Жуковский родился 31 марта 1980 года в Норильске. В возрасте семи лет вместе с родителями переехал в Санкт-Петербург, где пошел в школу. Параллельно с учебой занимался водным поло, был капитаном местной команды. В 1994 году, когда произошел крах МММ, родители Андрея потеряли все накопления и через некоторое время решили возвратиться в Норильск. На Севере семьи из четырех человек жила в малюсенькой «гостинке» площадью 12 кв. метров.

Андрей начал рано работать, сначала помогал отцу, потом пошел учиться на токаря и устроился на «Норильский никель». Затем была служба в армии, которая и занесла его в Барнаул. Еще полгода он прослужил по контракту в Чечне.

Андрей Жуковский, директор видеостудии Vision-media.

Дмитрий Лямзин

Уволившись из вооруженных сил, Андрей Жуковский вернулся на родину и снова начал работать на комбинате. Был даже лучшим молодым сотрудником «Норильского Никеля».

Когда задумался о переезде, вспомнил про Алтай. В Барнауле непродолжительное время проработал на производстве и в торговле, но хотелось чего-то своего. В 2008 году начал заниматься видеосъемкой. «Дома было 36 тыс. рублей, я за 34 тыс. купил первую в своей жизни камеру. Так все и началось», — рассказывает Андрей.

Сейчас он является создателем и директором видеостудии Vision-media, в структуре которой есть отдельное направление SportVision. Андрей сам увлекается спортом: бегом, плаванием, триатлоном, лыжами. Воспитывает двух дочек.

  • Анна Недобиткова
  • Места
  • Барнаул

В следующих новостях расскажем:

  • «Снимите красиво»: фотограф алтайских заводов и политиков рассказал о секретах своего мастерства

  • Инстаграм-звезды: что за люди ведут 10 самых популярных аккаунтов в соцсети

  • Барнаульские бизнесмены сняли пронзительное видео о вакцинации и локдауне

  • Сюжет: Алтайский бизнес
  • Сюжет: Предпринимательство

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

 Подписка
 Подписка