О развилках финансовой политики России

О развилках финансовой политики России


Во время прямой линии с Путиным опять возникла тема «распечатывания нефтяной кубышки». Вообще-то термин не совсем верный, но ладно. В общем, тема предложений Глазьева по «количественному смягчению».

И сегодня меня сразу несколько человек попросили прокомментировать как слова Владимира Владимировича, так и свежее интервью Сергея Юрьевича для «Forbes».

Предложения Глазьева можно разделить на две части – это
а) отказ от доллара;
б) печатание денег под проекты.

По первой части у меня однозначно нет возражений. США ведут откровенно враждебную политику по отношении к Российской Федерации, уже есть примеры того, как под надуманными поводами они арестовывают счета других стран (той же Венесуэлы, или Ливии до того). Более того, объёмы внешней торговли РФ собственно с США достаточно ничтожны, чуть более 6 миллиардов долларов, поэтому необходимости в больших запасах долларовой массы нет.

Собственно, я просмотрел все возражения против отказа от доллара, которые есть в прессе.
Так, например, профессор РАНХиГС Константин Корищенко пишет «В резервах мы количество доллара снизили и заменили суррогатами. А как мы откажемся от него в расчетах?».
Странно, профессор, а про кросс-валютные свопы не слышал. Равно как и о том, что несколько дней назад было объявлено о том, что Россия и ЕС создают рабочую группу по переходу на национальные валюты в расчетах (то есть как раз отрабатывают механизм отказа от доллара).

А вот фразы того же профессора типа «Отказ от доллара в пользу юаня станет проблемой для России, а отказ от доллара в пользу евро может обернуться даже большей проблемой – рублю это не поможет, зато станет поддержкой для Китая или Европы» – это уже откровенная нелепица.
С какой стати «отказ в пользу юаня станет проблемой»?

Особенно, если учесть, что наша торговля с Китаем развивается бурными темпами. По сути пан Корищенко не экономист, а пропагандист американского доминирования.

И я уверен, что свои слова он не сможет подтвердить никакими выкладками.

Да, с Ираном и Венесуэлой мы уже частично торгуем за рубли. С ЕС можно торговать за евро, с Китаем – за юани. Это не так уж и сложно реализовать. И в структуре ЗВР нам нужны именно эти валюты – потому что золотовалютные резервы во многом и существуют для обеспечения бесперебойного функционирования внешней торговли. А с США мы почти не торгуем, и доллары нам не нужны.

Пробные транзакции по продаже нефти и газа за рубли на Московской бирже уже были, все остались довольны результатами. И такая практика не ослабляет, а наоборот, повышает статус рубля в качестве международной расчётной единицы.

Вот со второй частью, касающейся «напечатать денег», сложнее.
С моей точки зрения, «количественное смягчение», подобное американскому, нам проводить однозначно нельзя. Американская практика показывает, что эти деньги уходят на фондовые биржи, надувая там спекулятивные пузыри, и пользы экономике не приносят (наоборот, вытягивают финансы из реального сектора экономики в биржевые спекуляции).

А вот целевая эмиссия, под проекты, вполне возможна.
При этом, если в результате реализации этих проектов будут создаваться какие-то активы – средства производства, товары или другая продукция, то инфляции не будет, потому что эмиссия денег будет примерно равна «эмиссии» вновь произведённых активов. То есть соотношение денежной и товарной массы особо не изменится (количество и того, и другого пропорционально вырастет).

Проблема в том, чтобы не допустить утекания этих денег на сторону (не шли в спекуляции и не выводились за границу) – чтобы они тратились исключительно на целевые нужды. А это, с моей точки зрения, возможно только в том случае, когда деньги будут эмитироваться под госпроекты.

То есть их будут выдавать не коммерческим банкам, как в США, а непосредственно напрямую госкорпорациям. И соответствующие чиновники будут регулярно отчитываться о целевом использовании этих средств. В таком (и только в таком) случае – да, можно осуществлять целевую эмиссию.

Что же касается «открыть нефтяную кубышку», то тут политика российских финансовых властей мне сегодня не понятна.

Свежий пример: В четверг, 20 июня, иностранные инвесторы выкупили весь выпуск еврооблигаций, который разместил Минфин. Министерство финансов разместило выпуск еврооблигаций в долларах на $1,5 млрд с погашением в 2029 году, а также выпуск евробондов на $1 млрд с погашением в 2035 году.
Что характерно, по итогам размещения бумаг с погашением в 2029 году 55% удовлетворенных заявок пришлось на инвесторов из Великобритании, 24% – приобрели инвесторы из США, инвесторы из континентальной Европы – 17% выпуска, а 4% – инвесторы из Азии. Большая часть (64%) удовлетворенного спроса по выпуску с погашением в 2035 году также пришлась на инвесторов из Великобритании, 29% приобрели инвесторы из США, и только 7% – инвесторы из континентальной Европы и Азии. Еврооблигации с погашением в 2029 году были проданы c доходность 3,95%, а с погашением в 2035 году — по доходности 4,3%.
Отмечается, что объем заявок инвесторов на приобретение 10-летних долларовых инструментов превысил объем размещения более чем в два раза, составив около $3,7 млрд.

Это что получается? Американский и английский бизнес не верит собственным правительствам, которые говорят, что «экономика России порвана в клочья», и выкупают облигации сроком на 20 лет, причём желающих в разы больше, чем предложения? А как же Степан Демура и Владислав Жуковский с их традиционным «экономике России осталось две недели»?
Впрочем, я не об ущербных.

Меня другое интересует. У ЦБ в ЗВР больше 500 миллиардов в долларовом эквиваленте. Денег хоть залейся. И в это же время Минфин берёт 2,5 миллиарда в долг у иностранных заёмщиков под проценты. Всего один вопрос: ЗАЧЕМ?!

Ладно, я понимаю, для чего в иностранных ценных бумагах стерилизуют избытки валюты – чтобы избежать голландской болезни. Это понятно. Но когда при этом одновременно берут валюту в долг – это уже маразм!

Этим конкретным действием Минфин разрушает всю аргументацию против, как они говорят, «распечатывания кубышки». Потому что если берут в долг, значит (я логично предполагаю) есть потребность в деньгах. Но рядом есть деньги, которые лежат в резервах (и резервы стабильно растут) – и их не используют. Вместо этого на бюджет теперь ляжет необходимость платить проценты по взятому в долг.

Где здесь логика? Тут, перефразируя известную поговорку про крестик и трусы, или кредитов не берите, или не рассказывайте, что экономике не нужны деньги. Не одновременно!

У государства деньги есть, они не должны лежать мёртвым грузом, они должны работать, поэтому государство вполне может выступать одним из главных стратегических инвесторов в российскую экономику. Кредиты – зло, и мы можем без них.

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-…

Александр Роджерс