«Нога — дело десятое»: алтайские врачи объяснили, почему спасли не все конечности попавшему в ДТП подростку

История несовершеннолетнего жителя Барнаула, который после аварии попал в больницу, где ему ампутировали ногу, привлекла внимание широкой общественности. Суд выяснил, что конечность можно было спасти, и присудил мальчику компенсацию в 100 тысяч рублей. Рассказ семьи Щербаковых, где произошел этот случай, приводится в сюжете ГТРК «Алтай».

3 ноября 2015 года муж и сын Галины Щербаковой возвращались на машине в родной Заринск из Новосибирска. В районе поворота на село Новокопылово в них на скорости врезалась иномарка. Виновник аварии почти не пострадал. Глава семьи Олег Щербаков получил травмы. Его сына, 12-летнего Алексея, буквально вырезали из покореженной машины. Приехавшая «скорая» повезла парня в Заринскую больницу. «Заринские говорили, что мы парня можем потерять, у него начали отказывать почки. Барнаул говорил: если мы его заберем, по дороге потеряем. Решение встало за нами, отец подписал, чтобы в любом случае его везли в Барнаул», — рассказала г-жа Щербакова.

Но в Барнаул ребенка не повезли, так как он был не транспортабелен. Как позже прозвучало в суде, ЦГБ Заринска относится к травмоцентрам второй категории, куда и должны госпитализировать пострадавших при ДТП. Сочетанная травма, оскольчатые переломы, разрыв печени – заринские медики буквально боролись за жизнь мальчика. «Принимали его хирурги, реаниматологи, травматологи. Оперировали его здесь, у нас. И на животе, и на конечностях. Очень тяжелый шок, большая кровопотеря. И в первые, и во вторые сутки врачи боролись за спасение жизни, все остальные вопросы были второстепенные», — рассказал главный врач Центральной городской больницы Заринска Алексей Бракоренко.

На следующий день после операции медики начали решать вопрос с транспортировкой Алексея Щербакова в Барнаул. Все это время шли консультации со специалистами краевого центра медицины катастроф. У мальчика оказался нарушен кровоток конечности. Однако на запрос санитарной авиации был получен отказ. Как значится в решении суда, в зимнее время заявку на вызов санавиации, согласно регламенту, принимают с 8:30 до 11:00. Если с заявкой не успели в это окно, приходится ждать следующих суток. В случае с Алексеем Щербаковым заявка поступила позже регламентированного часа. То есть доставка пациента воздушным транспортом была невозможна по техническим причинам.

К вечеру 4 ноября Алексея Щербакова на реанимобиле доставили в краевую больницу «скорой помощи». На принятие решения ушло семь часов. Но спасти ногу ребенка барнаульские хирурги уже не могли. «Мы просили, чтобы скорее везли в Барнаул. Просили. Но они тянули время», — сокрушается Галина Щербакова. «На 10:00 4 ноября риска потери конечности у Алексея не было. Да, нога со сложной сочетанной травмой, но еще можно ее лечить. Когда в 17:00 начали транспортировку и уже к ночи доставили Алексея в Барнаул, в 23:00 ампутация ноги была проведена по абсолютным медицинским показаниям», — пояснила представитель семьи Щербаковых в суде Ольга Писанова.

С трудом получив через суд выплату от страховой компании после ДТП (нужны были деньги на инвалидную коляску), отец мальчика решил привлечь медиков к ответственности. Прокуратура семью поддержала. Но заслушивать решение суда Галине Щербаковой пришлось в одиночку. Год назад ее супруг попал в ту же Заринскую больницу – с сахарным диабетом. К мужу упорно не пускали – не положено, но супруги все время были на связи. «Можно прийти? Нет. Ладно, думаю, мало ли там, праздник. Прихожу. «А он умер». Как умер?! Я же вчера вечером звонила, он живой был. А вы позвонили – он умер. После этого», — поделилась еще одним горем г-жа Щербакова.

Коллегия краевого суда, с учетом заключений экспертизы пришла к выводу, что помощь, оказанная сотрудниками краевого центра медицины катастроф, не отвечает требованиям о качестве, поскольку решение о транспортировке ребенка было запоздалым. Центр медицины катастроф обязан выплатить Щербаковым 100 тысяч рублей. Они уже перечислены. Обжаловать решение медики не будут. Но и виноватыми себя не считают. «Во-первых, мы видим результат: ребенок жив после тяжелейшей травмы. Нога – это дело десятое. Существуют законы в хирургии: сначала спасаем жизнь. Если спасли жизнь, спасаем органы. Если спасли органы – пытаемся спасти функцию этого органа», — объяснил позицию врачей заведующий краевым центром медицины катастроф, заслуженный врач РФ Александр Кунгуров.

Извинений от алтайского здравоохранения Щербаковы не дождались. В прошлом году они получили направление на реабилитацию в Яровое. За два дня до выезда пришлось отказаться – сопровождать колясочника должен мужчина. Галина много работает – ей нужно прокормить детей и выплатить ипотеку, иначе дом заберут. Старшего сына, несмотря на уговоры матери, в декабре забрали в армию. Младший – в детском саду. Алексею поставили модульный протез. Пока парень растет – объяснили в барнаульском протезном предприятии – подойдет и такой. Галина Щербакова узнавала: в будущем нужен «умный», бионический протез. Но он стоит от 2 млн рублей, и в основном установкой занимаются в Германии. Сейчас открыт сбор для оказания семье матпомощи.

Видео: ГТРК «Алтай»