Не выносите мозг хирургу. Алтайский онколог о лечении «помирательных» болезней

Григорий Гликенфрейд о «помирательности», бумажной работе врача и «зажравшихся тунеядцах»

Третья суббота сентября – особый праздник в медицинской сфере – Международный день хирурга. На Алтае очень много высокопрофессиональных врачей этого профиля. Один из них всю жизнь работает в сфере онкологии – Григорий Гликенфрейд, заведующий отделением опухолей головы и шеи Алтайского краевого онкологического диспансера. Накануне праздника он рассказал в эфире радио «Эхо Москвы в Барнауле» (69,11 УКВ) с какими симптомами нужно идти в больницу, почему нельзя «выносить мозг» врачам, как медики переживают профессиональные неудачи и много другого. Вы можете послушать запись всего эфира, самые интересные моменты мы включили в текстовую версию.

Плохие симптомы

01:05 В отделении опухолей головы и шеи, где он работает уже 22 года, лечатся люди с новообразованиями в полости рта, лор-органов (нос, глотка, гортань), слюнных желез, щитовидной железы, а также всего остального, что кроме мозга есть в области головы и шеи. Головным и спинным мозгом занимаются врачи другого профиля – нейрохирурги.

Каждый год (в 2019 году это было 16-20 сентября) в поликлинике онкологического диспансера принимают всех желающих с болями, новообразованиями или язвами в полости рта и глотки, охриплостью голоса, шишками на шее, которые не проходят более двух-трех недель.

Григорий Гликенфрейд напомнил, что с головной болью, особенно если это главный или единственный симптом, обращаться не к онкологам, а неврологам.

Не терроризируйте хирургов

04:27 Хирурги – суеверный народ, сказал собеседник.

«Наш главный врач Юрий Вихлянов, классный хирург, всегда перед операцией надевает перчатки только с левой руки. Но главная примета – нельзя входить в операционную в плохом настроении, а еще хуже – в подавленном. У меня просьба к пациентам, а особенно к их родственникам: не терроризируйте хирурга, не выносите ему мозг ни до, ни после операции», – сказал он.

И напомнил, что сегодня над врачом достаточно контролирующих органов. Если уж хочется «поучаствовать в стимуляции», то делайте это позитивно, добрым словом.

07:03 «Многие ищут адреналин в прыжках с парашютом, в горных лыжах, в гонках. Хирурги в этом плане самые счастливые люди. Благодаря работе они каждый день просто купаются в адреналине», – добавил он.

Хирурги – люди с железной психикой, которые тренируются годами. Не важно, большая операция или маленькая, в хирургии мелочей не бывает.

09:48 «Операция хоть плановая, хоть экстренная – это не пожар в курятнике, а планомерная, спокойная, с крайне немногочисленными эпизодами ускорения работа. Мы на вопрос пациентов о времени операции любим отвечать: а вам быстро или хорошо?» – добавил Григорий Гликенфрейд.

Он напомнил, что кроме хирурга в процессе участвует много других специалистов, без которых операция не состоялась бы: гистологи, цитологи, клинические лаборанты, функциональные диагносты, эндоскописты, узисты, рентгенологи, медсестры, анестезиологи.

Медицинская документация

  • Ежегодно в Алтайском крае выявляют около 11 тысяч случаев рака
    Врачи рассказали, в каких органах чаще всего появляется злокачественная опухоль

11:15 Работа хирурга не ограничивается операционной.

«Гораздо менее овеянный ореолом аспект – написание медицинской документации. Это занимает две трети, а то и три четверти рабочего времени. Мы пишем и печатаем, печатаем и пишем. Потом вырезаем и вклеиваем, и так одно и тоже во много разных мест. Данный труд высокоинтеллектуальным не назовешь, но хирург хотя бы может уйти в операционную. А вот терапевт этой возможности напрочь лишен, он пишет целый день, делая только короткие перерывы на послушать больного. Каждый, наверное, держал в руках многостраничную выписку из стационара. Она не сама по себе выползла из принтера. Каждую от первой до последней буквы написал врач. А еще в 10 раз больше он написал в истории болезни, которая уйдет в страховую. Цените труд врача и не обижайтесь, что он уделяет вам мало времени. У него этого времени просто нет», – сказал собеседник.

Лечим одну болячку, создаем другую

13.22 Григорий Гликенфрейд признал, что борясь с одной болезнью, пациенту могут создают другую.

«Здесь ключевое слово «жить». Все проблемы со здоровьем делятся на две группы: «помирательные» и «не помирательные». Если решить «помирательную» проблему и человек будет жить, то потом постепенно можно решать и «не помирательные», в том числе с помощью реконструктивной пластической хирургии. А если не решить основную проблему, то второстепенных больше не будет», – пояснил он.

Правда ли, что после операции рак может еще больше разрастись?

14:58 Бывают такие ситуации, когда опухоль действительно лучше не трогать. Он рассказал, что есть три типа операций: диагностическая – позволяет определить форму опухоли и назначить терапию, радикальная – убрать рак с хорошими шансами и не получить рецидив, паллиативная – когда опухоль уже не удалить, но можно облегчить страдания пациента и продлить ему жизнь. И каждый тип операции требуется в определенных условиях.

«Да, восстановление после многих операции сложное и не всегда возможно. Но если человек хочет жить, если его поддерживают близкие, то ничего невозможного нет», – сказал гость.

Рак молодеет?

16:30 Нет, не особенно молодеет. Средний возраст впервые выявленных онкологических больных в 2018 году составлял 63 года.

Вера в Бога и в то, что «все болезни из головы»

17:30 Ведущий спрашивает гостя, верующий ли он человек. И почему болеют маленькие дети, если Бог существует.

Григорий Гликенфрейд ответил так:

«Да, я верующий человек, крестился уже в сознательном возрасте. Я считаю, что фраза «меньше помпы – больше сути» подходит не только для работы, но и для веры. Почему болеют дети? Пути Господни неисповедимы. Нам не дано его судить. Господь всемогущ. Наша задача каждому на своем месте помогать Господу хорошо делать свои дела. Наука и религия давно пережили уже фразу конфронтации и спокойно существуют вместе. На онкологию смотреть с божественных позиций не надо. Существуют физические, химические, биологические факторы, вызывающие онкологические заболевания».

18:55 Есть еще одна «вера» – в то, что все болезни идут из головы, говорит Григорий Гликенфрейд. Врачи только симптомы снимают, а избавиться от болезней ты можешь сам, если настроишь себя на психологическое равновесие.

«Конечно, разумное в этом есть. Еще учителя наших учителей говорили, что все болезни от нервов, только сифилис от любви. Конечно, если человек живет в гармонии с собой и окружающими, не имеет вредных привычек, занимается физической культурой, то и факторов для развития болезни у него минимальное количество», – добавил собеседник.

Смерть пациента

20:25 

«У каждого врача свое кладбище. Случается, что умирают и на хирургическом столе. Я уже говорил, что мы народ суеверный, хотя в большинстве – верующий», – сказал Гликенфрейд.

Врачи тоже очень сильно переживают такие ситуации, и дистанцироваться от них невозможно. Все пропускают через себя, потому хирурги долго и не живут.

Самолечение

24:18 Врач подчеркивает, что универсальных советов лечения в интернете вы никогда не найдете.

«Не надо самостоятельно ставить себе диагноз. Раз в год посещайте смотровой кабинет, где проведут осмотр кожи и видимых слизистых. Раз в год обзорная рентгенография органов грудной клетки. Раз в год осмотр у гинеколога», – сказал Гликенфрейд.

Он еще раз призвал доверять врачам, уважать их и перестать формировать их образ как «зажравшихся непрофессионалов-тунеядцев».

Материалы по теме

  • Стараюсь быть эгоисткой. Пациентка с лимфомой рассказала о своей борьбе с онкологией
    38-летняя жительница Алтайского края Анастасия Бухтоярова о болезни, которая изменила ее жизнь