«Настоящий мастер пропускает работу через себя»: как устроена профессия татуировщика в Барнауле

Татуировки больше не ассоциируются с субкультурами и давно стали отдельным видом искусства. Чтобы узнать, как устроена эта сфера, корреспондент altapress.ru встретился с Александром Рожновым, одним из основателей студии Pixel Tattoo Club.

Александр Рожнов, татуировщик и основатель тату-студии Pixel Tattoo Club

Личный архив Александра Рожнова

О себе

— Как давно занимаетесь татуировкой?

— Около 6−6,5 лет. Все время я работаю в студии, никто из старших друзей или товарищей меня не учил, все сразу происходило под надзором мастеров и наставников.

— Что подвигло на это?

— Мне не хотелось работать на обычной работе, хотелось рисовать. В один момент я увидел, что моя знакомая занимается татуировками. Я спросил у нее: «Ты еще и деньги этим зарабатываешь?». Она ответила, что это приносит какие-то копеечки. Я пошел в эту сферу даже не из-за денег, мне было интересно порисовать, попробовать, так и остался надолго.

— Кому ты сделал свою первую татуировку, и что она собой представляла?

— Первую татуировку я сделал своему лучшему другу. Это человек, на котором я тренируюсь до сих пор и все время что-то на нем фантазируем, придумываем. Тогда мы решили ему наколоть ниже пупка надпись, долго решали, какую именно. Пришел другой друг, и мы придумали «freedom». Но ее уже перекрыли, и я бы, если честно, еще раз это все перекрыл.

— Какова цена сеанса?

— Это очень сильно индивидуально. Все зависит от проекта, от времени, от самого человека, от того, что он хочет. Также это зависит от города, где я нахожусь. Цену лучше узнавать лично.

О студии

— Что заставило открыть собственную студию?

— Настало время, когда у нас с супругой уже и клиентов было достаточно, и хотелось большего, сделать какой-то новый шаг. Мы выросли. В той студии, где я начинал, все было очень хорошо, но хотелось попробовать создать все самому. Было волнительно, но этот шаг был нужен.

Все происходило естественно и гармонично, как будто, так и должно быть. Не могу сказать, что все было идеально гладко, но каких-то супертрудностей мы не испытывали. Да и какие могут быть трудности? В магазин самому ходить, а не отправлять администратора? Были небольшие моменты, но в целом все прошло нормально. Когда приняли решение открывать студию, деньги особо и не считали. Постепенно покупали краски, оборудование, иголки, мебель, все расходники. Сначала мы вообще кололи дома. Сколько это может стоит? Квартиру снять — 10 тысяч. А все остальное у нас уже было.

— Как родилось название студии?

— От моего прозвища. Когда я только начинал делать татуировки, у меня было немного клиентов, и иногда я рисовал в студии просто так. Просто сидел и рисовал что-то точечками. Этот стиль пуантилизм называется. Как-то раз иду с перерыва, а мой наставник Михаил Тау, видя, что я все время что-то делаю, спросил про творческий псевдоним. Я назвал свой псевдоним на тот момент, он показался ему непотребным. Он говорит: «Ну, ты точками рисуешь. Как это называется? Пуантилизм, дотворк. Но что-то все не то. Вот на мониторе разрешение, там пиксели. Будешь Саня Пиксель!». По началу мне дико не нравилось, но прилипло само собой. Теперь так.

— Сколько мастеров работает в студии, и в каких стилях?

— У меня есть команда, и на данный момент в ней трудится человек 7. Некоторые ребята работают на постоянной основе, они реально хотят заниматься творчеством. Некоторые — начинающие, совмещают с другой работой или учебой. Кто-то стремится к реализму, кто-то к графике, а кто-то просто преследует коммерческие цели, хочет заработать.

О предпочтениях

— Какой стиль предпочитаете?

— Мы с супругой нацелены на работу с фотографией, к приближению к таким эффектам, которые будто нарисованы на компьютере. Работаю в Photoshop, часто рисую на iPad. Стиль приближен к реализму, но я бы не сказал, что это стандартный реализм. Мы всегда фантазируем, находимся в поиске чего-то нового. К другим стилям отношусь положительно, всегда можно попробовать смешать их с моей основной деятельностью, если клиент позволит, и у него будут хорошие идеи. Если работа в совсем несвойственном мне стиле, я возьмусь, если меня заинтересует проект, идея, вписанность в тело или что-то еще. Мы побеседуем с клиентом, я скажу ему, что для меня это что-то новое, и, может быть, сеансов будет чуть больше, но ценник будет чуть меньше.

— Где берете эскизы для своих татуировок?

— Идея приходит от клиента. Эскизы мы составляет сами, иногда клиент принимает участие. Все зависит от идеи. Татуировка — это продукт сотрудничества клиента и татуировщика. Мы, как и при любой другой работе, приходим к какому-то общему варианту и, если он всех устраивает, то приступаем к исполнению. В основном наибольший вклад в создание татуировки вносит клиент. В первую очередь идея исходит от него, а исполнение, композиция и прочее — от меня. Иногда мы на равных, но очень редко. Если клиент позволяет делать все что угодно, если я не ограничен, если я могу задействовать большую часть тела, выйти на лицо, что бывает очень редко — это служит вдохновением. Но в таких случаях помимо вдохновения еще возникает и сложность — что делать, куда, как.

— Были случаи, когда вы отказывались делать татуировку?

— Частенько бывает. Отказываюсь делать что-то маленькое — иероглиф, дату какую-нибудь. Я бы, конечно, мог это сделать, мне не жалко, но на данном этапе я не хочу тратить время на таких ребят. Мне жалко их деньги. В итоге они все равно будут это перекрывать или сводить лазером. Если человек хочет наколоть символ из интернета как у какой-нибудь звезды, как у Клуни, например, или Эминема, то я просто отправляю его к татуировщику, который это прекрасно сделает без каких-либо проблем. Почему бы и не помочь своему коллеге?

— Как вы относитесь к тому, что значение в татуировке уходит в прошлое?

— Какое-то общепринятое значение уходит, но сохраняется личное. Часто делают татуировки с портретом ребенка — смысл очевиден. Или боец какой-нибудь делает себе обезьяну. Значение же остается в том, что ты чувствуешь себя именно так. На вопрос «что значит твоя татуировка?» можно отвечать «не ваше дело».

О профессии

— Что для вас является наивысшим профессионализмом в работе татуировщика?

— Наивысший профессионализм — вещь недостижимая. Всегда есть к чему стремиться и куда развиваться. Всегда хочется делать лучший продукт, но всегда есть кто-то, кто делает это еще лучше.

— Что самое сложное в ремесле татуировщика?

— Наверное, работа с клиентами. Работа с людьми, я бы даже так сказал, ведь не все из них становятся клиентами. Это отнимает очень много времени и нервов, поэтому хорошо, когда этим занимает администратор или менеджер. Когда ты татуировщик и пропускаешь это все через себя, то с этим большие проблемы. Очень тяжело.

— Татуировка — это профессия или образ жизни?

— Это ни в коем случае не профессия. От увлечения и хобби это переходит во что-то серьезное, становится жизнью, и ты больше ничем не занимаешься, кроме татуировок.

— Сколько на сегодняшний день может зарабатывать татуировщик?

— Очень много. С помощью денег можно делать очень красивые вещи. Насколько у тебя хватит терпения, умения, желания развиваться, настолько много ты и будешь зарабатывать. В принципе можно получать 30−40 тысяч рублей в день, можно и 100 тысяч, но не в Барнауле. Многое зависит от уровня мастера и места, где он работает, — столица ли это или какой-нибудь пригород. Также зависит от студии — коммерческая это организация, сеть или он сидит в своей собственной каморке.

— Насколько тяжело на сегодняшний день трудоустроиться в профессии?

— Если ты ленивый и просто хочешь денег, то тяжело. Если работоспособный и творческий человек, то все будет легко. Просто приходишь, устраиваешься, живешь этим, понимаешь, твое это или нет. Почти все татуировщики открыты и с удовольствием принимают новые кадры. Но многие потом сами уходят в никуда, те люди, что остаются — большая редкость, если говорить про молодых начинающих татуировщиков.

— В последние несколько лет многие барнаульские татуировщики меняли студии. Что может служить причиной постоянного перехода от одной студии в другую?

— Татуировщики переходят в другие студии, потому что они, как правило, творческие люди. А у творческих людей тяжелые отношения друг с другом. Кто-то ругает, кто-то, наоборот, начинает дружить с другими студиями. Вот и получается, что все перебегают с места на место. Но, возможно, кого-то и не устраивают студийные условия или начальство. У всех свои свои причины. Когда татуировщик находит для себя лучший вариант, он остается там работать, при этом не обязательно ограничиваться только Барнаулом.

Об обучении и новичках

— Какое время занимает процесс обучения татуировке?

— В среднем, если интенсивно заниматься, месяца через 2−3 будет результат. Через полгода уже можно иметь доход, будучи татуировщиком. Но есть такой фактор, что нужно уметь рисовать, хотя бы на начальном уровне. Все остальное расскажут, покажут и всему научат. Хотя бывали случаи, что приходили ребята, которые и рисовать-то не умели, но в итоге у них все получалось нормально. Я много наблюдаю за юными специалистами, и некоторые делают что попало, а некоторые действительно стараются.

— Сколько денег необходимо для того, чтобы стать татуировщиком? Что входит в стартовый набор расходных материалов?

—При большом желании и правильном выборе студии и татуировщика, можно сделать это практически бесплатно. Если ты заинтересовал мастера своим портфолио, то иголки и краски могут предоставить, просто взяв символическую сумму, но лучше сразу купить все свое. Еще неплохо было бы приобрести хорошую машинку, для новичка будет достаточно варианта за 10−15 тысяч. К выбору надо подойти так, чтобы купить не китайский хлам, а ту вещь, в которой ты был бы уверен. Для этого как раз-таки и нужен опытный взгляд наставника. А вообще можно пойти в школу татуировщиков, там над тобой будут стопроцентно трудиться. Обучение, думаю, стоит 20−30 тысяч рублей.

— Как часто обращаются с просьбой принять на обучение?

— Весьма часто. Одно время я брал всех подряд, думал, что люди будут желать творчества, татуировок. А оказалось, что молодые ребята просто где-то увидели, что татуировщики собирают много лайков, получают много денег, находятся в тусовке. А работать кто будет? Сейчас мне нужно, чтобы у потенциального татуировщика было портфолио из хороших рисунков, чтобы было видно, что он занимается этим уже несколько лет. Важно, чтобы он понимал, что нужно каждый день нужно очень много работать, что это очень тяжело, особенно, в начале. У меня обучение происходит за расходные материалы. Ребята платят только за оборудование, которое, грубо говоря, они берут в аренду.

О работе за границей

— Сейчас вы часто работаете в Польше. Как туда попали?

— В большей степени туда пригласили даже не меня, а мою супругу. Увидели в интернете наши работы и позвали к себе. Мы долго думали, ехать или нет, но в итоге согласились.

— Много ли там на данный момент русских татуировщиков?

— Не сказал бы, что сильно много. Я был только в Польше и Германии, и когда выходил на мероприятия, то всегда встречал минимум одного русского, иногда бывало и двух-трех. А вообще можно всем туда приехать, и работа еще останется. Хотелось бы, чтобы как можно больше русских там побывало. Это очень интересный и своеобразный опыт.

— Есть ли отличия между клиентами и спецификой работы в России и Польше?

— Да. Там поток клиентов, которым занимается администратор. Постоянно гигантская очередь из разных татуировок. Поляки не думают о рисунке годами, как правило, они хотят сделать небольшую памятную татуировку и уйти. Есть разграничение по мастерам: надписи — к одному, тигры — к другому, рукава — к третьему. Работы хватает всем.

Также поляки очень открыты к совместному с мастером фантазированию. Это особенно чувствовалось в тех моментах, когда предлагаешь клиенту какой-то интересный в первую очередь для себя проект, а он говорит, что все нравится, делаем. В России, по-моему, к татуировке подходят с внутренними рассуждениями о символизме. Думают о месте, о том, сделать ли ее до пальцев или только на плече. Один мой клиент 4 года думал, какой рукав сделать, потому что не знал, чего именно хочет. Если в Польше, можно сказать, людям все равно, что колоть, лишь бы было, то здесь к этому подходят осмысленно и осознанно.

— Где работать комфортнее?

— Морально лучше всего работать дома, однозначно и стопроцентно, по деньгам тоже получается неплохо. Но если хочется серьезных денег, если готов работать практически круглосуточно, то, пожалуйста, заграницу. Там это любят, точно так, как мы любим, чтобы нам во всем доме поклеили обои за одну ночь.

Финальный совет

— Состоявшимся мастерам передаю привет. Начинающим желаю терпения и трудоспособности. Больше чувствуйте себя и не видитесь на провокации. А клиентам — денег. Работайте, будьте состоятельными людьми и приходите бить татуировки.

Артем Гусельников

  • Места
  • Барнаул