«Мы на грани». Врач о том, почему без вакцинации на Алтае будут умирать не только от ковида

Чем больше больных коронавирусом, тем меньше врачей для лечения рака и других заболеваний

Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

Алтайский край находится на грани закрытия плановой медпомощи. Об этом amic.ru рассказал доктор медицинских наук и профессор АГМУ, заслуженный врач РФ Александр Неймарк, который уже больше 50 лет работает хирургом-урологом. По его словам, на плановых пациентов скоро просто не хватит рук: узкие специалисты вынужденно уходят в ковидные госпитали, чтобы помочь справиться с огромным потоком заболевших. Специалист уверен, что вернуть алтайскую медицину к привычной жизни может вакцинация. И первый шаг уже сделан: медики, большинство из которых привились, в этом году заражаются намного реже, чем в прошлом. Остался второй шаг: привить тех, кого приходится лечить. Но жители края на вакцинацию идут не очень охотно.

Доктор Неймарк рассказал, как пандемия изменила жизнь каждого врача, почему спасение нужно искать только в вакцинации и почему QR-коды – это не сегрегация, а единственный способ сдержать заболеваемость.

О пандемии, которая перевернула жизнь врачей

– Конечно, к пандемии и общество, и медики оказались не готовы. Настолько масштабного явления подобного рода я не припомню за свои 50 с лишним лет в медицине. Жизнь каждого врача резко и кардинально поменялась. Соответственно, и жизнь пациентов тоже.

В прошлом году закрыли ряд важных для региона больниц. Перепрофилировали эти учреждения под ковид. Взять, к примеру, РТП – мощная больница, которая целиком работает с коронавирусом. То же самое и в Стройгазе (горбольница № 4), где раньше оказывали самые разные виды медпомощи. Или, например, Краевой госпиталь для ветеранов войн. Там традиционно существовало очень сильное урологическое отделение. Но больницу сделали ковидным госпиталем и все урологи перешли туда. И так – во всех медучреждениях. Узкие специалисты начинают работать как врачи с больными коронавирусом. Оказывать помощь по своему профилю у них теперь возможности нет. Но больные-то никуда не исчезают: они остаются без должного наблюдения.

Об ограничении плановой медпомощи

– Плановую медпомощь закрывать нельзя. Мы сразу получим увеличение количества тяжёлых больных, которое уже наблюдали в 2020 году. Ярчайший пример – наш Федеральный центр травматологии. Там оперируют пациентов не только из Алтайского края, но и со всей Сибири. Когда в прошлом году медучреждение закрыли из-за ковида, сразу «подскочило» количество пациентов, которые нуждаются в помощи. Когда они вновь открылись, врачи были вынуждены больше 20 операций в день проводить, чтобы наверстать упущенное и вернуться в прежний режим работы.

  • Печать Антихриста. Почему барнаульцы видят в QR-кодах вселенское зло и с чего они это взяли
    Антипрививочно настроенные горожане уверены: нам раздают «метки дьявола»

Вот что такое ограничение плановой медпомощи. Изменяется путь, которым больные попадают в больницу. Плановую помощь оказывать нельзя – только экстренную. А у нас очень много пациентов, которые наблюдаются годами. Например, с мочекаменной болезнью. И если у больного человека состояние не острое, помочь ему, как это было до ковида, мы уже не могли. В результате возникают различные осложнения. Человек всё равно попадает к нам, но уже в экстренном порядке.

Ещё тяжелее с онкозаболеваниями. Раньше регулярно проводили осмотры: патологии своевременно выявлялись и оперировались. А после ограничения плановой помощи мы по краевой больнице заметили, что выросло количество запущенных пациентов.

Всё это, естественно, сказывается и на смертности. За ковидом стоит множество не менее опасных болезней. И забывать о них нельзя. Но и врачей на Алтае – не бесконечное количество. Если ковидных пациентов будет всё больше, на другие заболевания у здравоохранения будет всё меньше ресурсов.

О необходимости вакцинации

– Сегодня прививка – самый реальный и доступный способ помочь себе и врачам. Плюс тот эпидрежим, который нам советуют специалисты, но мало кто соблюдает: дистанция и маски. Смотришь в автобус – половина, а то и больше, сидят без масок. Я не понимаю, в чём сложность её надеть. «Я задыхаюсь», – жалуются. Да глупости всё это. Мы, хирурги, по четыре часа в более плотных масках проводим и работаем. Никто пока не задохнулся и не умер. А вот от ковида ещё как задыхаются и умирают.

  • Рак, бесплодие и чипы. Мифы о вакцине от ковида, из-за которых люди боятся прививаться
    Разбираемся, откуда пошли «страшилки» про препарат, способный остановить пандемию

То же самое и с вакцинацией. Препараты бесплатны и доступны – пожалуйста. Я сам перенёс уже и вакцинацию, и ревакцинацию. Продолжаю нормально работать и активно во всём участвовать. Так зачем же другим себя ограничивать?

У непривитого в сотни раз выше риск заболеть тяжело, чем у вакцинированного. Это статистика, которая легко подтверждается и на практике. Вот взять нашу 11-ю горбольницу. Наш главный врач Андрей Коломиец проводит очень правильную политику и призывает прививаться. Уже больше 80% врачей, медсестёр и санитарок поставили прививку. И если в прошлом году персонал постоянно болел и выпадал из рабочего процесса, то в этом году такое случается редко. Можно говорить о групповом иммунитете внутри коллектива. Многие в строю и такого кризиса кадров нет. Это же важный показатель, что прививка работает.

Я вспоминаю прошлый век, когда случилась эпидемия полиомиелита. Ведь никто никого не спрашивал тогда: начали молча всех подряд прививать. Я сам попал, будучи ребёнком, под эту прививочную кампанию. И справились, побороли эпидемию. Вирус никуда не пополз дальше. А он ведь приводил к полной инвалидности детишек: нервная система погибала от этого вируса.

Как люди сегодня погибают от ковида, мы тоже видим. Не только в виде статистики, но и в жизни: многие потеряли родственников и близких. А вакцина-то уже есть, и не одна. Защитить себя от риска смерти очень просто: создать иммунитет себе и своим близким – и всё это постепенно закончится.

О том, что страшнее, – вакцина или COVID-19

– О том, к каким страшным последствиям ковид может привести, наверное, знает уже каждый. По своему профилю могу добавить, что на мужском здоровье перенесённый коронавирус серьёзно сказывается. В Барнауле есть Академия мужского здоровья на базе краевой больницы, куда уже обращаются молодые мужчины. Они переболели ковидом и у них снизилась потенция. И это мы ещё не знаем, как вирус влияет на детородную функцию. Но предпосылки негативных последствий уже есть. А это ведь очень важная составляющая жизни – возможность продолжить род.

Лаборатории российского масштаба, у которых больше данных, уже заявляют чётко: функция сперматозоидов после коронавируса начинает страдать. Пока непонятно, временно это или навсегда. И мы ещё не знаем, сможем ли как-то с этим справиться. Пациенты только начинают обращаться. Медики отсматривают возможную связь ковида и бесплодия.

А вот вакцина от коронавируса, вопреки всяким слухам, никак не отражается на половой активности. Никаких подтверждений нет. И вообще в истории таких фактов нет, чтобы вакцины как-то влияли на потенцию и возможность иметь детей. Вакцина от гриппа, пневмококковой пневмонии, энцефалита и других болезней: ничего не оказывает влияния на потенцию и сперматогенез. Те, кто верит во вред прививок, лучше бы думали бы о влиянии ковида на здоровье. Потому что горький опыт уже есть.

И фактов каких-то других серьёзных осложнений или, не дай Бог, смерти после вакцинации тоже нет. Реакция на прививку у всех разная – зависит от уровня активности иммунитета. Но все побочные эффекты длятся лишь пару дней. Серьёзнее этого – ничего.

О тех, кто протестует против прививок и QR-кодов

– Почему сейчас люди сопротивляются, я не пойму. Возможно, интернет виноват и постоянные вбросы дезинформации. Иногда читаешь глупости, которые там о вакцинах пишут, и волосы на голове шевелятся. Про недостаточную изученность препаратов люди могли говорить, например, в 2020 году. Но с начала вакцинации прошло уже больше года. И теперь уже есть статистика: непривитые болеют гораздо тяжелее.

  • Мировая эпидемическая война. Врач Коломиец о вакцинации, естественном отборе и COVID-19
    Главный врач барнаульской городской больницы развеял мифы о вакцине и рассказал, когда мы победим коронавирус

Но люди продолжают упорствовать. И потом занимают места в стационарах. А у врачей ведь тоже не бесконечный предел прочности. У многих началось эмоциональное выгорание. Ведь перспектив пока никаких нет: количество больных всё время растёт. Работать в таких условиях очень тяжело. Если раньше болели только старики, то сейчас это молодые мужчины и женщины, а также дети.

Сейчас многие протестуют против QR-кодов. Их понять можно. Но мера, на мой взгляд, в данный момент очень нужна. Как непривитый человек пойдёт в громадный магазин? Как защититься от него остальным, которые привились и создали себе иммунитет? Нет других вариантов, кроме этой временной меры.

И это не сегрегация никакая. Людей просто необходимо сейчас дифференцировать на привитых и непривитых. Мы ведь живём в условиях серьёзной эпидемии, в которой гибнут люди. Надо это уже всем признать и принять как есть. Ситуация требует ограничений. Подчёркиваю – временных. Но если мы всем миром сейчас не объединим усилия, ограничения, болезнь и смерти будут тянуться годами.

Материалы по теме

  • Пять этажей тишины. Репортаж из красной зоны, где больше года борются с ковидом и смертью
    «Мы мечтали вернуться к нормальной жизни, но эта жизнь поставила нас на место»

 

Читайте также в сюжете: Пандемия коронавируса