Мама обгоревшего мальчика из Алейска рассказала о его состоянии

Страшная трагедия случилась в начале июня. Семья гостила у бабушки в селе Боровское. Когда мама Зоя Аржанова засобиралась домой, Антон (11-летний старший сын) с сестрой упросили родителей оставить их еще ненадолго погостить. Женщина согласилась и уехала с остальными тремя малышами. На 8 июня в школе Боровского была назначена встреча выпускников. Брат женщины Юра, перед тем как отправиться туда, успел покатать племянников на скутере.

Все последующее взрослые не могут воспроизвести в деталях. Ясно только, что мальчик пытался повторить трюк, как факир. Где ребенок взял бензин для фокуса, не ясно. Вероятно, он остался в скутере, на котором до этого катал детей дядя. В шестом часу 8 июня те, кто шел на встречу выпускников, увидели, как полыхает ребенок.

Обгоревшего мальчика повезли навстречу «скорой». По дороге старались держать его в сознании. Мальчик логично отвечал на все вопросы и почему-то сказал, что это ангел (ранее сообщалось привидение) поджег его свечкой…

Четыре дня врачи ребенка выводили из шока в реанимации Алейской ЦРБ. Как только состояние ребенка, у которого было поражено 80% тела, немного улучшилось, перевезли в реанимобиле в Краевой центр термических поражений. С 12 июня подросток находится там.

По словам матери в беседе с «», доктора постоянно консультируются с лучшими специалистами России и делают, похоже, невозможное. Однако воздерживаются пока от каких-либо прогнозов. Сейчас мама ребенка перебралась в Барнаул, часто посещать мальчика в больнице нельзя из-за крайне тяжелого состояния подростка. Глава семьи Алексей сейчас живет на разрыв между Алейском и краевой столицей. Все, что остается женщине — молиться за здоровье сына. В Барнауле не осталось храма, в котором женщина не поставила бы свечи за исцеление. Молится за Антона вся родня на Алтае, в Казахстане и Германии.

«Единственное, о чем бы я попросила людей, не знающих нашей ситуации – не комментировать ее в Сети. Ведь пишут, что я детей била и меня даже полиция привлекала по этому поводу. Никогда такого не было. Пожалуйста, не делайте мне еще больнее. Лучше помогите молитвой и надеждой. Ничего другого не остается. Мне было бы проще оставаться в палате сына, рядом с ним. Я бы держала его голосом, руками, глазами. Он ведь спортсмен и борец у меня… Но врачи говорят – нельзя. Что тут поделаешь…»