Эксперт прогнозирует рост цен на дизтопливо и бензин в апреле

Юрий Матвейко рассказал, сколько стоит дизтопливо и бензин и что изменится после снятия табу на рост цен

Фото: inkazan.ru

Цены на дизельное топливо и бензин заморожены до 31 марта, уже в апреле стоит ждать нового роста. Однако в целом по году ожидается рост в пределах инфляции. Такой прогноз дал вице-президент Российского топливного союза, глава алтайского топливного союза, депутат краевого парламента Юрий Матвейко в эфире радио «Эхо Москвы в Барнауле».

«Сейчас летнее дизельное топливо в Алтайском крае стоит 51 тысячу рублей за тонну, 43-44 рубля за литр. Такая цена установлена и заморожена до 31 марта 2019 года. Это высокая цена, еще три-четыре года назад она была на 10 рублей ниже. Однако на биржевых торгах тонна дизтоплива стоит уже 53 тысячи рублей. Что будет дальше, можно только предполагать. Думаю, что в апреле произойдет очередное повышение, но в целом рассчитываем, что рост за год будет в пределах инфляции», – прокомментировал Матвейко.

Напомним, решение о заморозке цен до 31 марта было принято правительством после прошлогодней лихорадки на рынке нефтепродуктов, когда за месяц цена за тонну топлива вырастала на 7-8 тысяч рублей.

Справка:
По данным Алтайкрайстата на 18 февраля 2019 года в регионе средняя цена на дизельное топливо составила 47,25 руб. за литр. Бензин АИ-92 – 40,86, АИ-95 – 42,69, АИ-97 – 48,41 руб. за литр.

  • Валерий Гачман: «Урожай в России меньше, а цены на пшеницу выше в два раза»
    Президент Союза зернопереработчиков Алтайского края о Зерновой конференции в Белокурихе и ситуации на рынке

    2388 7

Вопрос с топливом в Алтайском крае особенно актуален весной, когда аграрии начинают активно готовиться к новой посевной и уборочной кампании. Но закупить нужное количество заранее не получается по нескольким причинам.

Во-первых, далеко не всегда есть «лишние» деньги. Во-вторых, свободно покупать просто негде.

«10 лет назад в регионе было около 20 баз нефтяных компаний. И крестьяне свободно приезжали и покупали топливо в нужном объеме. Сегодня осталось только шесть. Скорее всего, в ближайшие годы еще две-три закроются. Кроме того, пока ни одна нефтебаза не продает летнее топливо, а только межсезонное, которое для летних работ не очень подходит», – добавил эксперт.

Летнее топливо начнет поступать на базы в конце февраля – начале марта.

Региону на посевную требуется 300-350 тысяч тонн нефтепродуктов. Проблем с объемом быть не должно, уверен Юрий Матвейко.

Зато остается проблема суррогатного топлива, топливных заменителей: печное или судовое. Оно не соответствует стандартам 5 класса и может негативно сказаться на работе техники. Зато стоит дешевле, а потому спрос на него есть. Такого топлива в регионе продается около 100 тысяч тонн в год.

Что же касается возможного снижения цены и на дизтопливо, и на бензин для рядовых потребителей, то тут Юрий Матвейко радужных прогнозов не дает.

«В теории снижение цен возможно. Но надо понимать, что цена нефти в бензине не более 9%. Львиная же доля, около 70%, – это налоги и акцизы. То, что поступает в бюджет страны. Снизить стоимость горючего можно, но только снизив эту составляющую. Предпосылок к этому пока нет, более того, в 20-21 годах ожидается увеличение налоговой нагрузки. Продолжают расти энерго- и ж/д тарифы, это тоже сказывается на цене», – пояснил эксперт.

  • Рост цен на бензин: как долго и на сколько подорожает топливо в Алтайском крае
    Сейчас цены на бензин на барнаульских заправках подросли на 1,7%

    2938 9

Еще одна причина роста цен – нехватка нефтепродуктов для внутреннего рынка. Сейчас в стране добывается 110 млн тонн в год: 35 млн тонн бензин– и 73 млн тонн дизтоплива (данные за 2018 год). Работает 32 крупных нефтеперерабатывающих завода, производящих топливо пятого класса.

На экспорт уходит около 17 млн тонн. И когда цены на мировом рынке растут, нефтяникам выгоднее продавать за рубеж больше топлива, оголяя местный рынок. Меньше объема – выше цена для российского потребителя.

«В планах правительства ввести так называемую демпферную систему, когда из фонда национального благосостояния нефтяным компаниям будет компенсироваться упущенная выгода за отказ от расширения эксперта. Пока ждем», – подытожил Юрий Матвейко.