Эхо Гражданской войны и упадок после развала СССР: XX век Бор-Форпоста

Заключительная часть путевых заметок из села в Волчихинском районе с 362-летней историей

Фото: Артем Кузнецов

….Вернемся в Бор-Форпост. Не менее, чем трехэтажная СОШ, впечатляет здание ДК — особенно для села, чье население не составляет и 1000 жителей. Другой вопрос, что когда Дом культуры строился, Бор-Форпост переживал свой расцвет — здесь тогда были два крупных совхоза, а проживало более 7 тысяч человек. Последние годы ситуация с численностью более-менее стабильная. Такого массового оттока, как был раньше, нет. Люди в возрасте отмечают, что и рады были бы уехать, бросив все имущество, да некуда.

  • Без преступности, без работы, без будущего: алтайский Форпост наших дней
    Первая часть путевых заметок из села в Волчихинском районе с 362-летней историей

    3403 6

Главная проблема в Бор-Форпосте — безработица. Об этом местные жители, конечно, не кричали и напрямую не жаловались, но вещь настолько очевидная, что в дополнительных пояснениях не нуждается. Так, по словам продавщицы одного из продуктовых магазинов, реальное количество рабочих мест в поселке, если брать в расчет тех, кто занят в качестве подсобных рабочих в КФХ, едва ли дотянет до 100 человек.

У продавцов вообще несладкая жизнь — никакого фиксированного оклада, только процент с продаж. И если летом это хоть как-то позволяет свести концы с концами, то зимой приходится совсем туго.

…Часть домов в Бор-Форпосте заброшены. Другие безуспешно пытаются продать. Цена стандартная — маткапитал, вот только особо желающих переезжать сюда незаметно. Кстати, показательный момент. В нулевые годы из села ушло отделение Сбербанка — ближайший банкомат, если понадобится снять деньги, есть только в Волчихе (а это 50 км пути, если считать туда и обратно). «Почта России» пока уцелела, но вынуждена ютиться в небольшой комнатушке в здании ДК. Рядом с последним располагаются два мемориала, способные подчас рассказать об этом населенном пункте больше, чем любая книга. Вообще артефактов, которые бы напоминали в селе о его древней истории, похоже, почти не осталось. По крайней мере, самое старое здание из уцелевших  — сруб крестьянской избы – относится к 19 веку. Между тем в окрестностях Бор-Форпоста частенько гуляют кладоискатели, поисками занимаются и местные жители — драгоценные монеты разных эпох здесь не считаются чем-то из ряда вон выходящим.

По слухам, рядом с сосновым бором не так давно были найдены захоронения куда более древней эпохи — несколько погребальных курганов. Впрочем, точное местоположение держится в тайне — во избежание мародерства.

  • Древнее Бийска: как выглядит и чем живет самое старое село на Алтае
    360-летие с момента основания населенного пункта жители Бор-Форпоста отметили в 2016 году

    4984 2

… Два памятника — один монумент, посвященный победе в Великой Отечественной войне, с фамилиями бойцов Красной Армии, родившихся в Бор-Форпосте. Всего отсюда на фронт ушло 300 красноармейцев, вернулось назад менее половины. С другой стороны дороги находится памятник павшим за власть Советов. С этим монументом связана трагическая история Гражданской войны на Алтае. В 1920 году в регионе массово вспыхивали мятежи крестьян, недовольных продразверсткой. Возникали вооруженные отряды. Один из таких отрядов, прозванный «чёрной бандой», во главе с эсером Плотниковым под лозунгом «За Советы без большевиков» летом 1920 года совершал свой поход вдоль Касмалинского бора. В селе Бор-Форпост они захватили проводившую партийное собрание только что возникшую ячейку коммунистов. Несколько человек отправили в Михайловское и там учинили над ними расправу. А остальных восемнадцать привезли на подводах в Волчиху и казнили в Гришином борке. Причем использовались не ружья и даже не сабли, а ножи — коммунистам из Бор-Форпоста попросту отрезали головы. Вскоре «черная банда» была разбита, казненные же были похоронены в братской могиле в Гришином борке. В память об этих событиях и установлен мемориал в родном селе погибших.

Несколько слов заслуживает и ФАП в Бор-Форпосте. В приятном смысле слова удивили размеры помещения. Глава сельсовета признался, что ранее ФАП занимал около 30% от нынешней площади, но благодаря вхождению в краевую программу его удалось обновить и расширить. Первое, что бросается в глаза при входе в помещение, — плакат с Александром Карлиным и Александром Лазаревым, оставшийся здесь совсем из другой эпохи. Кажется, он тут провисит еще не один год. По словам местного фельдшера, самые частые жалобы, с которыми обращаются жители, — это повышенное давление. В основном речь идет, конечно, о пенсионерах.

Здесь же в селе есть и своя пожарная часть. Приходится местным огнеборцам выезжать и на вызовы из соседней Усть-Волчихи. По-настоящему что-то серьезное случается редко, в основном у селян горят надворные постройки.

Особняком стоит отделение Степно-Михайловского лесхоза. Его главная задача — охрана леса от пожаров, а также заготовка древесины. В распоряжении лесхоза есть несколько КамАЗов с прицепами, которые периодически снуют по селу, пожарный автомобиль и трактор. Представители лесхоза честно говорят, что случаи кражи леса периодически у них на участке происходят, этим грешат местные жители. Но их также можно понять — ни денег, ни работы, да и берут они совсем немного, доверительно рассказали собеседники. Кстати, в этом году усилиями лесхоза был заменен мост на местной речушке. Старый представлял опасность, а кроме лесхоза в бесперебойном сообщении между частями села никто так не был заинтересован.

Кстати, в самом бору и по берегам озера местами довольно грязно. При этом грибы встречаются фактически на каждом шагу. Даже особо не зная мест, ведро-другое можно спокойно набрать за пару часов. Летом здесь любят останавливаться туристы. Причем приезжают не только из Волчихинского района. Правда, есть одна черта, которая роднит всех горе-путешественников: патологическое нежелание убирать за собой. Но если одни сорят без изыска, просто сваливая в груду мусор и отходы, то другие оставляют мешки, которые со временем в буквальном смысле потрошат птицы. Особенно гротескно на этом фоне выглядят таблички с просьбой беречь природу и не сорить. Предупреждающие аншлаги уже наполовину сгнили от времени…

Последней точкой нашего маршрута стали несколько крестьянско-фермерских хозяйств. Всего на территории сельсовета работают около 10 КФХ, специализирующихся на растениеводстве и животноводстве. Однако из-за дефицита времени побывать удалось только в трех из них. Правда, ни один из фермеров общаться на диктофон так и не согласился, отделавшись общими фразами, что они люди простые, хвастать урожаем особо не приходится: «Выживаем, как можем». После чего благополучно переадресовывали к своим коллегам. Каждый раз эта история повторялась, словно под копирку. А вот простые рабочие, напротив, охотно балагурили, правда, сколько-нибудь ценными сведениями поделиться не могли.

Отдуваться за тех, кому публичная слава оказалась не нужна, приходилось главе сельсовета, который только пожимал плечами, реагируя на «бойкот» СМИ. Кстати, Андрею Махрину хотелось бы выразить отдельную благодарность за то, что не стал ссылаться на занятость, согласившись быть проводником за эти без малого полдня. Причем не навязывал маршрут и не запрещал людям говорить то, что они думают на самом деле. А возмущений хватало. Федеральному правительству, равно как и краевым властям, досталось по первое число. Первым — за пенсионную реформу («Посмотрите на годы жизни людей, лежащих на кладбище», — говорили мне селяне) и отсутствие внимания к российской деревне, вторым — за слабую поддержку фермерства и равнодушие к чаяниям простого народа.

Между тем местные жители действительно являются патриотами своей малой Родины. Многие здесь родились и здесь же умрут. Но старожилы, кто застал советскую эпоху не понаслышке, конечно, много и с горечью рассуждают о том, как изменились в худшую сторону времена и как некогда сильное село вынуждено в буквальном смысле доживать свой век. Если все так и останется, как есть, еще через 30-40 лет Бор-Форпост, видимо, пополнит карту заброшенных алтайских деревень. Очень многое, если не все, здесь держится только на энтузиазме и трудолюбии людей.

Впрочем, шанс у Бор-Форпоста не сгинуть окончательно все-таки есть. Пока жива такая замечательная школа — и село будет жить.