Долгова, «Добрый доктор» и боксер Старцев: руководитель алтайского следкома рассказал о расследовании резонансных дел

Руководитель СУ СКР по Алтайскому краю Андрей Хвостов в интервью «Толку» подвел итоги работы своего ведомства за 2020 год. В целом он не высказал каких-либо нареканий к работе подчиненных. Кроме того, Хвостов рассказал о преступных тенденциях в регионе. По его словам, в крае стало больше преступлений в отношении детей. Что до коррупционных преступлений, то их, несмотря на обилие особо резонансных случаев, по мнению спикера, не стало существенно больше, чем ранее. Главный следователь края отметил, что такие дела вызывают у него особый интерес, и он берет их на личный контроль, чтобы докопаться до истины. Возможно, с этим и связан резонанс.

По словам Хвостова, динамика преступности в крае меняется от года к году вместе с изменениями в обществе: сокращается число убийств, растет число интернет-преступлений, особенно мошенничеств. По итогам 2020 года в регионе, как и в стране в целом, выросло число преступлений в отношении детей. В 2020 году от действий близких родственников пострадали 64 подростка – это 20 % от общего числа потерпевших несовершеннолетних. В 2019 году таких детей было всего 14. Хвостов предположил, что эти преступления стали лучше выявлять. «В семье за закрытыми дверями легче совершить насилие над ребенком, чем в любом другом месте. Возможно, стали лучше выявлять такие преступления. Все началось с приемных семей – у нас в крае было несколько таких громких дел. В рамках каждой подобной ситуации мы рассматриваем действия органов опеки и попечительства на предмет халатности. Нередко находим нарушения: где-то не проверяли семью в сроки, где-то отметили, что проверили, а на деле даже в дом не зашли», — прокомментировал главный следователь края.

За 2020 год следкому также удалось раскрыть десятки старых дел – так называемых «висяков». Среди них 12 убийств, семь преступлений по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), 13 изнасилований и насильственных действий сексуального характера, три из которых – серийные. В некоторых случаях речь идет о преступлениях, совершенных почти 30 лет назад.

Что касается преступлений коррупционной направленности, которые в прошлом году вызывали огромный общественный резонанс, то, по мнению Хвостова, на самом деле в 2020 году их не стало существенно больше. «Думаю, просто личности обвиняемых слишком заметные. Я бы не сказал, что по линии нашего ведомства число коррупционных преступлений значительно выросло. В прошлом году мы направили в суд 116 уголовных дел в отношении 118 лиц по фактам коррупции. В 2019 году в суд ушло 140 уголовных дел в отношении 141 лица. Но соглашусь, что в 2020-м среди обвиняемых оказалось много известных в крае людей», — рассказал он.

Руководитель регионального СУ СКР кратко рассказал о состоянии наиболее громких дел на данный момент. По делу бывшего зампреда правительства Алтайского края Ирины Долговой, которая обвиняется в превышении должностных полномочий, до сих пор идет предварительное следствие. Экс-чиновница признала свою вину и пошла на досудебное соглашение, что в перспективе может гарантировать ей наказание, не превышающее двух третей от максимального срока. О том, что в деле могут появиться новые эпизоды, Хвостов посчитал говорить преждевременным.

В разговоре о другом громком уголовном деле о мошенничестве, возбужденном в отношении руководителей клиники «Добрый доктор», начальник краевого СУ СКР оценил слова бизнес-омбудсмена Алтайского края Андрея Осипова о том, что фигурантов следовало бы отпустить из СИЗО под домашний арест. Андрей Хвостов заявил, что квалификация следователей, которые занимаются этим делом, не вызывает у него сомнений, и что действующая мера пресечения была избрана потому, что есть доказательства попыток обвиняемых оказать противодействие следствию, скрыть и уничтожить доказательства по делу. Отметим, что Осипов долгое время до перехода на пост бизнес-омбудсмена был депутатом Алтайского Заксобрания, состоял во фракции «Единой России», которой руководил отец одного из фигурантов Борис Трофимов.

Андрей Хвостов также рассказал, что расследование уголовного дела бывшего замминистра регионального Минстроя ЖКХ Андрея Голубцова, обвиняемого во взяточничестве, вышло на завершающую стадию. Сейчас экс-чиновник, помещенный под домашний арест, знакомится с материалами дела. По мнению Хвостова, это не должно занять много времени.

Что касается другого громкого уголовного дела в отношении бывшего боксера Михаила Старцева, удар которого в драке на Старом базаре мог стать причиной смерти барнаульца Павла Рохлова, то Хвостов полагает, что речь идет о рядовом случае, а весь общественный резонанс был обусловлен только тем, что «все решили, что там якобы замешаны профессиональные спортсмены». Следователь акцентировал внимание на том, что Старцев уже около 20 лет не занимался спортом профессионально. Впрочем, о том, занимался ли он на любительском уровне, не сказано. При этом вину экс-боксера следователи считают подкрепленной вескими доказательствами, хоть суд еще и не вынес свой вердикт.   

Возвращаясь к теме коррупции, Андрей Хвостов отметил, что за все время его работы в Алтайском крае не было возбуждено ни одного уголовного дела в отношении следователей СКР. При том, что в отношении сотрудников полиции громкие дела периодически возбуждаются. «На мой взгляд, у следователей меньше возможностей для совершения коррупционного преступления, чем у оперативных сотрудников», — предположил следователь. О том, почему сотрудники правоохранительных органов все же берут взятки, Хвостов не смог сказать точно, только отметив, что соблазн для силовиков, видимо, все же очень велик.

В целом Хвостов положительно оценил работу своего ведомства в ушедшем году. За этот период суды вынесли только семь оправдательных приговоров по расследованным делам, из которых лишь три устояли в апелляции. «В 2018-2019 годах число оправдательных приговоров было больше. На мой взгляд, это связано с введением суда присяжных в районах и формированием новой правоприменительной практики. Сейчас ситуация выровнялась», — добавил Андрей Хвостов. Он также отметил, что следователям бывает обидно, когда суд выносит чрезмерно мягкий приговор преступнику, часто ограничиваясь условными сроками. Но, по его словам, ущерб государству обычно удается возместить в полном размере даже в таких случаях за счет арестованного имущества.