Барнаульский инвалид рассказал, как жить если вовремя не «выбить» лекарства

По данным краевой медико-социальной экспертизы на 2017 год, в крае 43 тысячи инвалидов. 53-летний барнаулец Игорь Алешин — один их них. У него инвалидность I группы и труднопроизносимый диагноз — гломерулонефрит. Лечить эту болезнь в мире не умеют. Игорь Михайлович рассказал altapress.ru, через что приходится пройти льготнику, если «планируешь еще пожить».

Лекарства.

СС0

Деньги и кровь

Почки Игоря Алешина совершенно не работают, и кровь можно очистить только искусственно. Мужчина ездит на процедуру диализа три раза в неделю и лежит подключенным к аппарату по 4 часа за сеанс. Если пропустить хотя бы три-четыре такие процедуры, ему грозит заражение крови и неминуемая смерть.

Болезнь коварна тем, что человек не испытывает боли в почках, и поэтому даже не знает, что организм не в порядке. В 2010 году у Алешина была ангина, которая дала осложнение. Но обнаружили это только в 2012-ом, когда он попал в больницу в предынфарктном состоянии. Ему собрались было делать шунтирование, но анализы показали катастрофическую почечную недостаточность.

Исследование анализов.

komcity.ru

Искусственная почка, к которой регулярно подключают Игоря Михайловича, чистит кровь не только от «вредностей», но и напрочь вымывает все «полезности». Для восстановления и поддержания сил Алешину постоянно нужны дорогие лекарства. Только один препарат обходится в 20 тыс. рублей в месяц. Помимо него, требуются еще пять наименований.

Попасть в список

В 2016 году Игорю Алешину дали первую группу инвалидности вместо второй, которая у него была до этого. Правда, удостоверение выписали всего на два года. Игорь Михайлович получил пенсию по инвалидности и возможность каждый месяц брать льготные лекарства.

В этом году, 6 ноября, медико-социальная экспертиза (МСЭ) подтвердила первую группу — теперь она у Алешина пожизненно. Из МСЭ на следующий день все данные передали в Пенсионный фонд, чтобы имя мужчины внесли в базы данных — самого фонда (для получения пенсии), поликлиник и аптек, где он будет получать лекарства. Здесь все и застопорилось.

Клавиатура компьютера.

CC0

Обычно пенсию выплачивали до 8-го числа каждого месяца. Не получив перевода на карту, 9 ноября Алешин пошел в Пенсионный фонд Октябрьского района. «Начальник отдела по работе с клиентами сказала: „Ну что вы хотите, ведь прошло всего три дня“ — и заверила, что все будет сделано в 10-дневный срок», — вспоминает Алешин.

Хождения и жалобы

Сроки вышли. Супруги Ирина и Игорь Алешины нашли денег, чтобы заплатить за квартиру, но ждать лекарств, которые инвалиду нужны каждый день, было невыносимо. 20 ноября они снова навестили Октябрьский пенсионный фонд.

Игорь Алешин,
барнаулец:

Надо отдать должное руководителю клиентской службы. Она звонков пять или шесть сделала, чтобы выяснить, что 23 ноября мне должны перечислить пенсию по инвалидности. Но мне-то важнее были лекарства. Она сказала взять у диспетчера на входе справку, что я инвалид — тогда мне дадут лекарства. Я еще тогда подумал: как такое может быть, ведь их можно получить, только если мое имя будет в базе. Ну, ей виднее.

Естественно, когда Ирина Алешина пошла в аптеку, данных мужа в списках не оказалось и лекарств ей не дали. 22 ноября, на следующий день после очередного диализа, Игорь Михайлович взял камеру и отправился в Октябрьское отделение ПФР снова.

Он хорошо подготовился: накануне распечатал все документы о том, кто, где и как имеет право вести съемку. Разговаривать руководитель клиентской службы ПФР отказалась и со словами «я не давала разрешения на съемку» вышла из кабинета. Потом, по словам Игоря Алешина, дело дошло и до вмешательства охраны.

Игорь Алешин,
барнаулец:

Понимаете, если бы мне сразу объяснили ситуацию, что, мол, долго будет идти эта процедура занесения моих данных в базу, что нужно подождать, я бы понял — в России же живем. Но зачем было нас гонять с этой справкой? Зачем обманывать?

Раздосадованные окончательно, Алешины отправились в краевое отделение ПФР и написали жалобу. «Нас прекрасно приняли, — говорит Игорь Михайлович. — Я даже благодарность написал этому сотруднику. Она с нами больше получаса сидела. Звонила везде, объясняла. Сказала, что на следующей неделе все данные уже будут внесены.

Как получают льготные лекарства

Чтобы получить лекарства, Игорю Алешину и без визитов в ПФР приходится потрудиться. Его жизнь подчинена строгому алгоритму.

Сначала ему нужно сдать кровь и получить выписку в центре гемодиализа, в которой указаны результаты анализа, рекомендации и требуемые лекарства.

Как минимум за неделю надо записаться к терапевту по месту жительства, потому что «на завтра» или «на послезавтра», чтобы ни случилось, к врачу попасть невозможно.

Лекарства в бутылочках.

СС0

На основании выписки из диализного центра врач проверяет изменения в назначениях с предыдущего месяца и делает записи в медкарте. С ней Алешин идет к медсестре, которая все сверяет и распечатывает рецепты на лекарства.

С этой пачкой бумаги инвалиду нужно еще раз попасть на прием к терапевту и заверить все выписки несколькими печатями.

Потом нужно сходить в две аптеки в разных частях города. Если препаратов в аптеках нет, то приходится ждать. Алешин не помнит ни одного случая, когда лекарства удалось получить сразу.

Все это повторяется каждый месяц.

«Вы ведь живы»

Время работает не в пользу инвалидов. Пока не кончится ноябрь, Алешин еще имеет шанс получить лекарства. С 1 декабря ему могут выдать лекарства только за декабрь, а что будет с ноябрьской «порцией» неизвестно. Если по каким-то причинам инвалиду не удается получить лекарства в конкретный месяц, то оно «сгорает».

«Это очень странно. Ведь могли бы выдавать недополученное. И на случай вот таких перебоев, мы, инвалиды, не оставались бы без лекарств. Или могли бы делиться с другими такими же инвалидами, если они не смогли достать», — рассуждает Игорь Михайлович.

Льготник вспоминает февраль-март 2018 года, когда в крае были перебои с лекарствами. Алешины ходили в краевой Минздрав едва ли не каждый день.

Игорь Алешин,
барнаулец:

Я тогда даже искал препараты на сайтах. Но разве их купишь по такой цене. На то они и льготные, что их невозможно приобрести самостоятельно. Когда я пришел в апреле в Минздрав и спросил, могу ли получить лекарства за март, мне сказали «ну вы же живы, зачем вам за март».

Чтобы не повторилось

Вопрос с лекарствами для Игоря Алешина в конце концов решился, правда, не совсем: пенсию перечислили, в базу данных его имя внесли, но вот самого дорогого и нужного лекарства в аптеке не оказалось, а месяц заканчивается.

У Алешина остались вопросы, он повторяет их снова и снова. Как получилось, что с 7 по 23 ноября люди, от которых зависит его жизнь, ничего не сделали? Почему когда система уже запущена и должна работать независимо от льготника, ему самому все равно приходится ходить и «пошевеливать» ее?

«Я хочу, чтобы эта ситуация ни с кем больше не повторилась. Это хорошо еще, что я могу ходить и чего-то добиваться. Но ведь есть люди, которые не могут! — говорит он. — Может показаться, что я жажду чьей-то крови, что кого-то нужно наказать, но это не так. Я просто хочу, чтобы передо мной хотя бы извинились».