Аромат-талисман: барнаульский парфюмер о том, как найти себя

Парфюмер Галина Ангелюк уверена, что правильно подобранные духи могут стать оберегом и способны изменить жизнь своего носителя

«Кто владеет запахом, владеет сердцами людей», — писал Патрик Зюскинд в своем знаменитом романе «Парфюмер».

В России после революции и, пожалуй, до последнего времени о профессии парфюмера вспоминали мало. Сегодня же интерес к созданию ароматов растет.

Многие слышали о нишевом парфюме и даже пробовали — очень эксклюзивные, редкие ароматы. Это, скорее, даже искусство создания букета, религия парфюмерных нот и философия раскрытия парфюма на коже человека.  Еще более высокий уровень — индивидуальные духи, созданные специально для одного человека.

Уже этой зимой публике будет представлен первый аромат собственного бренда барнаульского парфюмера Галины Ангелюк.

Галина уверена, что духи могут стать талисманом, оберегая от невзгод, и способны кардинально изменить жизнь.

Среди ее учителей — Анна Агурина — основательница лаборатории Perfume Project, и легенда — Макс Гаварри – потомственный французский парфюмер, прославившийся благодаря созданным им великолепным композициям, таким как «Prada», «Dior Eau de Dior Coloressence Energizing», «Tentations», «Halloween», «Suggestion Eau d`Argent».

Путь, по которому Галина шла к делу своей мечты, был весьма непростым и подчас тернистым. Получив образование по специальностям, никоим образом не связанным с миром парфюма, пережив личный крах и держа втайне от всех близких обучение секретам парфюмерии, Галина достигла желаемого и теперь творит поистине чарующие шедевры.

Своей историей барнаульский парфюмер поделилась с читателями Amic.ru в рубрике «Завтрак со стартапом».

Корр.: Галина, изначально Вы получили образование по направлениям совершенно не «парфюмерным» — «автомобильное хозяйство» и «бухгалтерия». Как получилось, что человек с такими «земными» специальностями в багаже погрузился в сферу воздушную и невесомую?

— Сначала мы идем той дорогой, которую для нас выбрали родители: получи высшее образование, а потом делай что хочешь. Мы жили в Туве в городе Кызыл, и я поступила в институт на специальность «стандартизация и сертификация». У нас был экспериментальный курс, нужно было два года проучиться в одном городе, а на три года отправляться в Красноярск. Но туда брали только отличников. У меня же оказалась тройка по сопромату, и в Красноярск меня не взяли, а автоматически перевели на «автомобильное хозяйство». Делать было нечего, пришлось заканчивать. Получив диплом, устроилась в банк, и пришлось получать второе высшее образование, соответствующее моей работе. Через пять лет я ушла в декрет, а когда пришло время выходить, поняла, что не хочу возвращаться на прежнее место работы, что это не мое. Я предложила мужу открыть отдел по торговле парфюмерией. Сначала начала продавать обычные духи — масс-маркет, люксовые. Параллельно мы открыли салон красоты. И вот тут-то случилось мое знакомство со сложными селективными ароматами — у меня появились поставщики, которые продавали такие духи. Их называют нишевыми. Шипровые, кожаные, дымные… Согласитесь, одни только эпитеты завораживают? Вдыхаешь их — они одни, наносишь их на кожу — и аромат раскрывает свои грани, получается совсем другим. Меня это очень заинтересовало, и я начала погружаться в мир селективной парфюмерии. Но однажды все рухнуло, и жизнь повернулась на 360 градусов.

— Что произошло?

— За одну неделю по разным объективным причинам от меня ушли продавцы, визажист, парикмахеры и мастер маникюра. Коллектив распался, работать в салоне оказалось некому. Я на тот момент ждала второго ребенка. И вдобавок муж сообщил, что мы в скором времени уезжаем из этого города, потому что он выходит на пенсию по выслуге лет — он у меня военнослужащий. Пришлось все распродать и уехать. Мы планировали заехать в Барнаул к родственникам мужа на время — максимум год, чтобы ребятишки немного подросли — а потом рвануть в Москву. Но сложилось так, что мы в Барнауле остались.

— Как Вы решили стать профессиональным парфюмером?

— Начала искать работу. Ходила в известные в нашем городе сетевые магазины парфюмерии и косметики, но меня не брали. Я очень нервничала, не понимала, в чем причина. Ведь на собеседованиях выдавала полный расклад своих навыков и опыта. И один раз на очередной встрече с работодателем задала вопрос «в лоб», на что получила неожиданный для себя ответ: «Ваше эго и Ваши амбиции не позволят работать простым продавцом-консультантом». Затем однажды один человек попросил совета по развитию бизнеса. И я начала рассказывать о том, что в Италии проводят выставки парфюмерии. Что нужно провести ребрендинг и вообще выучить кого-нибудь на парфюмера. И вот в этот момент меня словно током ударило. Я поняла, что сказала это не ему, а в первую очередь самой себе. То есть обстоятельства в моей жизни складывались таким образом, чтобы я наконец-то услышала саму себя и поняла, чем на самом деле мне надо заниматься.

И вот тут начался поиск мест, где бы я могла получить достойное образование парфюмера. Сначала в моей жизни была школа Санкт-Петербурга. Она основана на музее Элины Арсеньевой — очень известного парфюмера-коллекционера. У нее огромнейшая коллекция ароматов, очень редких и дорогих. На базе ее музея, на парфюмах из ее коллекции началось мое первое обучение. Мы слушали старинные ароматы и учились их описывать. С 10 утра до 18 вечера. Переслушали около 500 ароматов. Было изучение и технической части — нужно было составить формулу аромата на основании тех ингредиентов, которые нам давали. Было очень тяжело, но невероятно интересно.

 — Ваша семья отнеслась к идее выучиться на парфюмера положительно?

— Об этом никто не знал. Это все было в большой тайне. Почему-то я чувствовала, что меня не поймут и не поддержат, и моей мечте придется умереть. Поэтому я даже мужу ничего не говорила. Просто в один прекрасный момент сказала: завтра я улетаю в Питер учиться на парфюмера, у меня куплены билеты, и возврату они не подлежат.

— А дальше всем пришлось смириться?

— Нет, тайна сохранялась. Просто ставила перед фактом, что уезжаю завтра. Потому что все думали, что это мой каприз, что я вскоре наиграюсь и пойду работать бухгалтером. В тот момент в меня никто не верил. Но я четко понимала — вся моя жизнь складывалась так, чтобы я стала парфюмером. После обучения в Питере я подала заявку к Анне Агуриной — основателю компании «Проект Парфюмер», с 2015 года преподающей в Грасском институте парфюмерии во Франции. Здесь я получила колоссальный опыт именно технической стороны создания парфюмерии — как создать аромат для крема, для мыла, геля для душа; и творческой — уметь составлять ароматы на основании различных ассоциаций.

— Это как?

— Уже на первом модуле перед студентами ставят задачу составить эксклюзивный аромат по определенной тематике. Помню, мне досталась «Джазовая композиция». И это был мой первый аромат для женщин «Музыка дождя». Вот сейчас я Вам даю этот парфюм, а сама буду рассказывать, что пыталась передать. Улица Лондона. 20-е годы прошлого века. Моросит очень мелкий серый дождь, туман обволакивает пространство вокруг. К залитому белым светом ресторану съезжается весь бомонд туманного Альбиона. Красивые женщины, сверкающие россыпью бриллиантом, и статные мужчины в темных фраках мерно заходят внутрь, рассаживаются за столики. Гул ресторана стихает, и со сцены разливается джаз в исполнении шикарной певицы… Слушая эту композицию, Анна Агурина отметила ее уникальность, назвав аромат винтажным — «выдержанным», передающим дух своей эпохи и не потерявшим актуальности. Для меня это была высшая оценка моей работы.

— Я действительно словно ощущаю этот туман, и дождь, а потом будто разливается теплый свет. И это через аромат! Потрясающе!

— Без ложной скромности скажу, что «Музыка дождя» мне самой очень нравится…

Следующим моим заданием на ассоциацию был отрывок из фильма. Эта картина подействовала на меня магически, прямо-таки до слез. Бескрайнее небо, море. На берегу за фортепиано сидит женщина и играет потрясающую мелодию. Рядом танцует ее дочь-балерина. Но главное, что эта музыка не столько звучала от порхания пальцев по клавишам, сколько жила в глазах пианистки… Девочка растет, и вот мама с дочкой разбивают эту партию на четыре руки. Итогом моей ассоциации с этой картиной стал шипр — очень сложный аромат, собравший обилие розы, которая уходит в глубину. И эту глубину нужно постичь и понять. Это прародитель одного из моих парфюмов, которые я представлю барнаульцам этой зимой.

Что я хотела передать? Я увидела в этом фильме безусловную любовь ко всему миру — к искусству, к своему ребенку, любовь женщины и мужчины. И своим ароматом хотела показать, что именно с этой безусловной любовью создано абсолютно все на земле. Но знаете, что самое интересное? После работы над этим парфюмом у меня в принципе изменилось восприятие музыки. Оно перестало быть поверхностным — мелодию я теперь слушаю всем телом, каждой клеточкой, улавливая малейшие музыкальные колебания.

— Теперь понятно, почему парфюмеры говорят «слышать аромат»…

— Да. С запахом у нас в жизни связано очень много. Ароматы способны возвращать в события, которые произошли много лет назад, и будить прежние, давно, казалось бы, забытые чувства. Я как-то раз, слушая один из ингредиентов — смесь запахов свежевыкрашенного пола и имбирных пряников — словно очутилась в деревенском доме у бабушки с недавно покрашенными в коричневый цвет полами и деревянной кухонькой, где бабуля печет хлеб и пряники.

Моей настольной книгой является произведение французского парфюмера Жан Клод Эллена. Так вот там он писал, что создает ароматы для того, чтобы люди находили в этой жизни самих себя.

— Красиво сказано.

— Жан Клод Эллен пишет, что ароматы можно использовать как талисманы. Если, к примеру, девушке не хватает уверенности в себе, а ей предстоит выступление перед широкой публикой, стоит использовать дымные кожаные духи. Они будто укрывают человека, и окружающие неосознанно будут относиться к нему с осторожностью, глубоким вниманием и чуткостью, как к равному себе.

— То есть фраза «с помощью запаха можно управлять миром» верна?

— Да. Или если в женщине много мужских нот: она стремительна, резка, самодостаточна, уверена в себе, но одинока, потому что мужчины побаиваются ее силы и видят в ней конкурента, а не женщину, для обретения личного счастья стоит пользоваться парфюмом с молочными нотами. Нежные, сладкие духи будто смягчат свою носительницу, привлекут к ней сильного мужчину, которому захочется оберегать ее.

— Сколько удивительного связано с ароматом! Чтобы стать парфюмером, нужно иметь какое-то особое обоняние?

— Во Франции есть такие парфюмерные дома, где профессия передается из поколения в поколение. Вот у них уже на генетическом уровне заложена способность в мгновение различать около 500 ингредиентов.

Но я думаю, что эту способность при большом желании можно развить каждому. И здесь потребуются упорство и труд. Бывает, что в стотысячный раз вместо ежевики получается малина. Уже и руки готовы опуститься. Но вспоминаешь знаменитую фразу Эллена «Творчество — это вера в себя», сосредотачиваешься, пробуешь снова — и вот она, ежевика.

— А разве нет специальных формул: смешайте в определенной пропорции вещества и получите нужный аромат?

— Нет, таких универсальных формул нет. Мы знаем, какие составляющие нужно смешать. Но в какой пропорции и как они будут работать — это очень тонкое творчество и профессионализм парфюмера. Ингредиентов в мире очень много. Вот, например, если разложить запах розы. Он состоит из более чем 200 ингредиентов. И от того, по какой формуле их соединить, зависит, какая получится роза: нежная и мягкая, дерзкая и манящая; какой эффект она возымеет на своего носителя и на людей, которые окажутся поблизости. Стоять на месте в деле парфюмерии не получится. Это бесконечное движение вперед.

— И вот сейчас вы уже приблизились к Вашей мечте, у Вас собственная мастерская, где создаете духи.

— Когда я училась в Москве, муж понял, что намерения у меня серьезные, и сделал мне подарок — эту мастерскую. Зная, насколько сильно я люблю Францию, он оформил мой шоу-рум в стиле прованс. И теперь мы с клиентами сидим за этим столиком, пьем чай, знакомимся. Я узнаю, какой аромат мой гость хочет носить на себе и для чего он ему.

— А как выбрать правильные для себя духи? Ведь мало кто из людей так тонко понимает мир ароматов.

— Еще до того, как я начала заниматься духами, приходя в магазин, я не знала, какой хочу купить аромат. Продавец спрашивал: «Вы любите цитрусовые? — Да. — А цветочные? — Да. — А нравятся свежие? — Да. — Так вам какой показать в итоге? — Не знаю». Я сама не осознавала, что хочу и как понять, что мне необходимо. Уже пришло понимание, что люблю сложные ароматы, и шипры стали моими любимыми. Так вот духи — это всегда история. Когда клиенты приходят ко мне за индивидуальным ароматом,  мы должны сначала понять, какую историю хочет рассказать человек. Создание аромата — это идея и воображение, воплощающиеся в картину. У меня однажды была клиентка, которая не могла описать аромат словами. И я спросила: «А как вы его видите?». Она отвечает: «Ну, наверное, как ласточки весной». Этой ассоциации оказалось достаточно для эксклюзивного аромата, в котором было много воздуха, свежести, шелеста зеленой листвы.

Еще один ассоциативный аромат я создала накануне Нового года для мужчины. Его молодая жена дала нам ассоциацию — норвежские рыбаки, которые вышли в море в ноябре. Так родился колючий аромат: холодный верх и теплая база, чтобы передавалось ощущение промозглого ветра, брызг ледяной морской воды, мужественности, силы.

— Галина, один и тот же аромат на разных людях раскрываются по-разному. Почему это происходит?

— Потому что мы все разные. У нас у каждого свой запах, у нас даже температура тела разная. На одном мастер-классе мы с девушкой тестировали созданный ею аромат. На ней он раскрывался безумно долго — оказалось, что у нее холодная кожа. Он сначала выдал одну ноту, потом вторую, и это было очень медленно, тягуче. А на моей коже не было слышно верхних нот вообще, были сразу слышны сердце и база.

— Сегодня профессия парфюмера возрождается. Почему? Изменилось восприятие людей? Они хотят большей индивидуальности?

— Знаете, парфюмерия была очень сильно развита в России до революции. Выходцы из Франции приезжали в Россию, строили здесь стекольные заводы и фабрики. После революции заводы были национализированы, на них стали выпускать мыло. И парфюмерия, по сути, исчезла. А сегодня очень многие интересуются этим по-настоящему. И уже видно, что начинается сдвиг в России, рождаются новые личности, молодые мастера.

— Кто чаще всего приходит к Вам за духами?

— В первую очередь, это люди зрелые, состоявшиеся, с сильным стержнем внутри, притягивающей глубиной. Таким людям и ароматы нужны соответствующие — сложные.

— Вы также проводите мастер-классы по созданию духов.

— Да, мы создаем дневные духи. Они более доступны в плане стоимости. Их запах держится на коже порядка двух часов. Записаться на мастер-класс можно в Инстаграм. Мы используем готовые моноароматы, дегустируем. И воплощаем любые идеи. Например, кто-то говорит, что хочет очень женственные духи, ласковые, теплые. А кому-то хочется яркий, динамичный, свежий аромат… Мастер-класс дает возможность ощутить себя творцом мира парфюмерии и, кроме этого, найти для себя свой личный аромат, который, возможно, кардинально изменит судьбу.

P.S. Пока данный материал готовился к выходу в жизни Галины произошло много интересного:

В октябре она посетила курс Парфюмерного клуба VAST Advanced Perfumer в Париже. Данный курс был специально разработан известными парфюмерами: Писсарой Умавиджани — талантливым парфюмером, основательницей французского парфюмерного бренда Parfums Dusita и Натали Фейстхауэр — главным парфюмером немецкой компании Symrise.

Галина посетила уроки Писсары Умавиджани в мастерской Parfums Dusita Atalier для практикующих парфюмеров. А от Натали Фейстхауэр она получила яркий заряд на дальнейшую работу и знания о последних тенденциях в мире парфюмерии.

Сейчас Галина уже вернулась и готова воплощать в жизнь самые новые и актуальные веяния парфюмерной моды.