Алтай оценили, как место для отчаяния

Алтай оценили, как место для отчаяния

Консультант по стратегическому развитию, бывший руководитель проектного направления фонда «Центр стратегических разработок» Наталия Андреева проанализировала данные Росстата по числу самоубийств, количеству случаев гибели от алкоголя или наркотиков в российских регионах и составила «рейтинг отчаяния». По его результатам Республика Алтай вошла в ТОП-10 худших субъектов РФ, недалеко от соседей ушел и Алтайский край.

Как пишет Наталия Андреева на своей странице в Facebook, само понятие «смертность от отчаяния» ввели экономисты Ангус Дитон и Энн Кейс. Этот показатель составляется на основе данных о количестве смертей от передозировки наркотиками, отравления алкоголем и самоубийствах. Эти факторы, по мнению специалистов, могут свидетельствовать о социальном и экономическом благополучии людей в границах той или иной территории. Андреева составила такой рейтинг субъектов РФ (кроме ряда северокавказских регионов), опираясь на данные Росстата.

По результатам исследования наибольшее число «смертей от отчаяния» фиксируется в Чукотском и Ненецком АО, Еврейской автономной области, республиках Алтай и Бурятии, в Амурской области, Забайкальском крае, Курганской области, Якутии и Удмуртии. Эти наиболее неблагополучные регионы были помещены в конец списка. Республика Алтай заняла в нем 76 строчку из 79. Алтайский край близок к десятке антилидеров – он занял 67 позицию в списке. Меньше всего «от отчаяния» гибнут в Астраханской области, Москве, Ростовской и Самарской областях, Санкт-Петербурге и Севастополе, Ставропольском крае, Рязанской и Мурманской областях, а также в Чувашии.

Наталия Андреева попыталась узнать, с чем могут быть связаны такие показатели. По результатам изысканий она выяснила, что наиболее явно прослеживается связь между уровнем «отчаяния» и темпами роста региональной экономики. При этом темпы роста заработных плат и реальных доходов населения практически никак не коррелируют с результатами рейтинга. Второй показатель, серьезно влияющий на уровень отчаяния, – это уровень безработицы и общее состояние рынка труда. «Понятно, что к официальной статистике по безработице есть масса вопросов: и про «серый» и «черный» сектора занятости, особенно в разных потребительских услугах — от такси до маникюра, и про эффективность региональных систем учета. Но тут же как: все-таки в какой-то мере официально фиксируемая в регионе безработица отражает реальные проблемы в этой сфере», — добавила консультант. Третий фактор, связанный с уровнем «отчаяния» — это жилищные условия, а также динамика их улучшения.

Как пишет автор исследования, для себя она сделала вывод, что «отчаяние» и «счастье» со статистической точки зрения лежат в абсолютно разных плоскостях и могут прекрасно сосуществовать в рамках одной и той же территории. «Мне кажется, что городская среда и прочие приятные вещи — как раз про «счастье» и связаны с качеством жизни. А вот экономическое развитие — стабильность, уверенность в будущем для себя и своих детей, заметное увеличение личных возможностей с течением времени и прочее — определяет в первую очередь степень «отчаяния», поскольку в той или иной форме работает с будущим, с ожиданиями человеческими», — добавила эксперт. Из этого она делает вывод, что регионам с высоким уровнем «отчаяния» следовало бы, в первую очередь, сконцентрироваться на экономических проблемах, чтобы исправить ситуацию, а развитие городской среды, креативной индустрии, образования отодвинуть на второй план.